Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

«Облачное детство»

Алексей Каспржак и Александр Асмолов: что происходит с детской психологией сегодня?

1 64

Мало кто из взрослых прошел бы тест на распознавание слона в удаве. Но есть такие, кто пытаются увидеть неочевидное, помнить, что сами были детьми, смотреть не глазами, а сердцем. Они по-другому живут и по-другому воспитывают своих детей, общаются с ними. Но и у них постоянно возникают сомнения в правильности их педагогической системы. А как бы хотелось достать из рукава или найти в телефоне шпаргалку, которая подскажет, как вести себя и куда вести ребенка.

Попытка увидеть слона в удаве

«Облачное детство»

Таких людей, которые заинтересованы не в том, чтобы эго свое потешить, являя миру плод воспитательных экспериментов, а в том, чтобы найти гармонию в отношениях с детьми, решил собрать на одной площадке Алексей Каспржак. В Тверской области его помнят как одного из самых ярких заместителей губернатора Зеленина.

Родом из педагогической семьи (отец Анатолий Георгиевич Каспржак – заслуженный учитель РФ, один из создателей программы современного гимназического образования в России, профессор Высшей школы экономики, мать Надежда Юрьевна более 30 лет занимается научной и преподавательской работой в МГУ имени М.В. Ломоносова), Алексей и сам накопил большой опыт в этой сфере. Работал преподавателем, был руководителем департамента образования Тверской области, пять лет возглавлял детский лагерь «Артек», где создал уникальную мотивирующую образовательную среду, которая кардинально меняла и раскрывала таланты педагогов и детей. Плюс он сам отец семерых детей.

Алексей Каспржак открыл Telegram-канал «Слон в удаве». Как он сам определил, это канал о несовершенстве родительства и о том, как с ним бороться. О сомнениях пап и реже мам в том, что мы идеальны и знаем, как и что надо нашим детям. О попытке увидеть слона в удаве, то есть о способах понимания наших детей и самосовершенствовании в роли родителей.

А чтобы канал был максимально полезным для его подписчиков, было предложено задать вопросы и поднять наиболее актуальные темы для обсуждения. Причем к разговору приглашаются эксперты.

Одна из горячих сегодняшних тем – дети и гаджеты. Как относиться к погруженности детей в виртуальную реальность? Что выбрать – жесткие запреты, управление процессом или пустить на самотек?

Алексей Каспржак пригласил прокомментировать тему самого тонкого «понимателя» детской психологии Александра Асмолова. Перечислить все звания и посты Александра Григорьевича затруднительно. Вот некоторые: доктор психологических наук, академик РАО, заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова, профессор-исследователь НИУ ВШЭ, директор Школы антропологии будущего Института общественных наук РАНХиГС…

Аудиоверсия интервью размещена на канале «Слон в удаве», там же и презентация Асмолова «Дети в облачном детстве». Предлагаем читателям «Каравана» печатную версию беседы.

Отчего умерли динозавры?

Каспржак: Александр Григорьевич, на нашем Telegram-канале мы стараемся понять детей, увидеть слона в удаве. Сегодня ребенок находится в другом мире, нежели основное количество взрослых. Традиционное решение взрослых – отрицать этот цифровой мир. Скажите, как относиться к его существованию, как реагировать?

Асмолов: В последние годы для меня самая притягательная и вместе с тем экзистенциальная проблема – понимание между поколениями. Говоря о подростках в своих выступлениях, я тоже обращаюсь к образу удава, проглотившего слона. И главный вопрос: до чего же взрослые не понимают очевидного? почему они называют увиденный силуэт шляпой? Я хочу подчеркнуть, что проблемы понимания между поколениями и барьеры на этом пути – ключевые проблемы и всей нашей жизни, и конкретно образования. Как сделать так, чтоб не распалась связь времен? Не споря с вами, когда говорите, что взрослые не понимают и не видят удава, я рискну сказать: смотря какие взрослые. Экзюпери видел, да и мы с вами и, например, мой недавний собеседник клоун Слава Полунин видим странные, невероятные вещи и даже готовы понять невозможное.

Тема отношения к изменившейся реальности сверхважна. Отчего умерли динозавры? У них не было чувствительности к изменениям, к иному. Поэтому, когда обсуждаются межпоколенческие коммуникации, цифровизация, первый вопрос, который нужно рассматривать: как трансформировались миры наших детей? Для профессионалов уже очевидно: мы живем в мире цифровой социализации, которая все более замещает другие формы социализации, приобщения к культурному опыту человечества. В упор не видеть и быть луддитами цифровой социализации – значит выкинуть себя из времени и остаться далеко в архаике. Если это кого-то греет и радует, желаю успеха. Но в результате он окажется человеком, который не только не понимает происходящих событий, но человеком, которого перестанут воспринимать новые поколения, его собственные дети.

Второй момент – мы часто желали детям, чтобы они жили в безоблачном детстве. Но наши дети живут в облачном детстве – в облаках, в сетях. В этом смысле мы можем оказаться по отношению к ним цифровыми мигрантами в мире цифровых аборигенов. Для них этот мир – это их расширенная личность, как говорил профессор Фройденберг, дорощенная личность. И если у ребенка нет гаджета, он испытывает фантомные боли. Это продолжение его тела, его руки. В этом смысле он обладает digital mind – цифровым сознанием, хотя к нему, конечно, миры полифонического сознания не сводятся.
В этом цифровом мире дети стали полизадачными, они обладают эффектом Юлия Цезаря, который решал множество задач одновременно. Я сделал презентацию «Дети в облачном детстве». В ней – как меняется ситуация коммуникации между поколениями в контексте цифрового разрыва.

Каспржак: Но, когда сталкиваешься в жизни с желанием детей общаться со сверстниками практически постоянно онлайн, это тяжело воспринимать. Как в это встроиться, быть современным?

Асмолов: Чтоб быть современным, надо учиться у наших бабушек и дедушек, которые, чтобы общаться с внуками, осваивают интернет, чатятся через соцсети. И у них получается. Или смотреть, как делают блестящие учителя, использующие новые коды коммуникаций, чтобы найти общий язык с аудиторией. Они придумывают такое, что дети не могут оторваться.

Код непредсказуемости

Каспржак: И все-таки это отдельные примеры. А в целом, даже с учетом пандемии, когда дистанционное обучение стало использоваться активнее, образовательная система воспроизводит предыдущую технологию, не рождается система, органичная новому?

Асмолов: Вы сами говорили, чтобы найти мир будущей школы, не надо искать его под фонарем. Нужно преодолевать эффект колеи. Этим вы сами ответили. Только не следует уподобляться, например, индустрии школьных учебников – зачастую там идут по пути банальной оцифровки. Это мне напоминает, как когда-то впервые покупали видеокамеру и, включая ее, говорили: встаньте, пожалуйста, снимаю.

Есть большое количество новых решений. Они в определенном круговороте между наукой и искусством.

Мы на грани эволюционного поворота, когда рождаются совершенно другие коды общения. Например, через пластику, через мистерию танца, работу мимов нам открывают иные смыслы и помогают погрузиться в другие реальности. Тот же Слава Полунин – великий мим, праздничный клоун. На его «Снежном шоу», которое по праву называют «нежным», вы увидите, как возрастает потенциал чувствительности к изменениям и у детей, и у взрослых. Будто закрытые шоры падают с глаз, и мы видим другие возможности и реальности.

В свое время пришли те, кто готовил нас к новому, – футуристы, абстракционисты, Сальвадор Дали… Они открывали расширенные возможности сознания, доказывали, что именно разные возможности искусства, к которым разум относился свысока, дают открытие иных путей в этом мире. В гениальной книге «Похвала глупости» Эразм Роттердамский говорит: перестаньте быть только рационалами.
Ключевые принципы развития человека передаются для меня понятием homo complexus – сложный человек. Ключевой код человека – код непредсказуемости. Мы всегда, как Пушкин, можем воскликнуть о каждом из нас: «Ай да Пушкин, ай да сукин сын!»

Чем нагрузите поезд

Каспржак: А как противостоять компьютерным играм, соцсетям? И надо ли это делать?

Асмолов: Когда-то говорили: все зло от книг, взять бы книги все и сжечь. Сегодня говорят, что все зло от блогеров, от игр. Вместо того чтобы бороться, не лучше ли взять на вооружение? Сейчас появляется киберспорт, открыли новые резервуары возможностей для коммуникации с нашими детьми. Один и тот же поезд может пойти нагруженный великолепными книгами и прекрасными продуктами, а может наркотиками. Дело не в поезде, а какой контент вы грузите.

Каспржак: Мне кажется, мы находимся в том времени, когда привычные дидактические посылы не выдерживают настоящего. Есть тенденции к возврату в прошлое. Школа – инструмент договора поколений. Хватит ли сил для того, чтобы реализовать поколенческую коммуникацию через школу, чтобы это было в радость и приносило пользу?

Асмолов: Школа – институт социализации. Место, где встречаются, как говорит Анатолий Каспржак, где ищут понимания между собой разные поколения. Мы должны понять: обучение, которое строится на минном поле вербализма, так или иначе, станет лишь одним из вариантов развития. Классно-урочная система лишь один из видов трансляции знаний.

Мастера образования уже сейчас творят миры, скупо называемые термином «инновационное образование». И только видя в детях личность, только на позициях персонализации находим иную дидактику, не репродуктивную, а прогнозирующую, помогающую и взрослому, и ребенку быть не в оппозиции, а в пространстве содействия, где оба являются радостными субъектами коммуникации и понимания друг друга.

Записала Татьяна Иванченко

 

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

1 Комментарий
  1. Лучший выбор говорит

    Если противостоять детским компьютерным играм не получается, можно научиться использовать гаджеты для обучения детей. Важно использовать плюсы современных реалий и найти возможность обучать детей через цифровые ресурсы. И давать детям не только приятный, но и полезный игровой контент.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


яндекс.ћетрика