За время эпидемии в России исчезло полторы Твери

Но население этого не заметило

230

За время эпидемии в России исчезло полторы Твери

По данным фонда «Петербургская политика», в Тверской области в январе – июне 2021 года смертность составила 123,1% по сравнению с таким же периодом 2019 года. Что это значит?

Такое впечатление, что сейчас идет какая-то предварительная евангельская жатва. Люди вокруг срезаются то ли как колосья, достигшие своего срока, то ли как плевелы. По уровню избыточной смертности, то есть смертности, превышающей среднегодовые статистические показатели, Россия вышла на первое место в мире.

На прошлой неделе в СМИ были опубликованы данные, что во время эпидемии эта избыточная смертность в стране составила 630 тысяч человек. Для тех, у кого плохо с абстрактным мышлением и эмпатией: это примерно полторы Твери исчезло. Повторяю, смертность избыточная плюсуется к обычной, которая в России и так высока. То есть рядовые смерти от старости, сердечно-сосудистых заболеваний, онкологии, ДТП и т.д. И еще вот это.

Говорила на днях с врачом, работающим с самого начала пандемии в одном из инфекционных госпиталей Твери. Он признался, что тоже чувствует мистику происходящего. Умирают люди, которым вся стать бы выздороветь. Выздоравливают кажущиеся безнадежными. У него есть ощущение какой-то Божественной селекции. Кстати, он сказал, что за все время к нему поступило лишь 11 человек с прививкой и они болели очень легко, практически один день. А все остальное время госпитализации маялись от безделья и жары.

«Зачем же их в больницу клали?» – спросила я.

«Перестраховывались».

То есть какой-то тест на рациональное мышление тоже делается на уровне, назовем это, по Вернадскому, ноосферы.

Чем это грозит регионам исконной Центральной России, и без того вымирающим, страшно представить. Огромная безлюдная Тверская область, на территории которой могли бы разместиться (но почему-то не хотят) 2,7 Бельгии, двадцать лет последовательно избавлялась от социальной инфраструктуры – медицины, школ, местного самоуправления. Врачи уезжали в Москву, благо она недалеко и становится все ближе благодаря скоростному сообщению.

Грянула эпидемия, и люди в районах оказались с ней один на один, как в Средние века. И отнеслись к этому со средневековым фатализмом: мы люди маленькие, помрем так помрем, выздоровеем – так сразу и забудем, что болели, главное, от прививки антихристовой отбиться, а то еще чип поставят, следить за моей никому не нужной (даже мне самому) жизнью станут.

Все это происходит на фоне и так прогнозируемого человеческого оскудения. Очередная демографическая яма связана с эхом Второй мировой войны. Когда я езжу по нашей российской глубинке (а недавно по Польше с такими же мыслями ездила), я все время думаю, каким бы чудесным был мир, если бы погибшее на войне первое образованное и здоровое поколение двадцатого века осталось бы живо. Но его кинули в топку истории, причем в наших краях – особенно не жалея, думая, что бабы новых нарожают.

Бабы, пока были в фертильной поре, кстати, нарожали. Послевоенное поколение «бэби-бума» было особенно обильно во всех странах. Но потом изобрели контрацептивы, и бабы задумались, стоит ли рожать в этом страшном мире.

В общем, «бумеры» стремительно уходят, мы, поколение их детей, так называемое поколение Х, тоже предпенсионеры. А молодежи просто мало. И взяться ей неоткуда.

И тут, конечно, анекдотом, показывающим, насколько высшая власть не понимает современных реалий, прозвучало предложение Сергея Шойгу построить в Сибири пять новых городов. Там-то вообще можно несколько дней ехать на поезде и огонька в окошке не увидеть (если нет лесных пожаров).

Осваивать Сибирь пытались в начале ХХ века, когда в России население росло как на дрожжах, было аграрным и неприхотливым, но люди не хотели ехать даже за бесплатной землей. Осваивать Сибирь пытались при Сталине, ссылая туда самых трудолюбивых крестьян при коллективизации. Но первые поселенцы вымерли, а их дети уехали сразу, как представилась возможность. Осваивать Сибирь пытались, привлекая советских людей длинным рублем, северными льготами, привязывая распределением после вузов. Ничего не помогало.

Кстати, на китайцев надежда плохая. Китайцы нынче тоже пошли привередливые, их уровень благосостояния превышает российский, и в Сибирь они жить не поедут. Китайцы предпочитают жить в своих больших городах.

Не Сибирь сейчас надо заселять. А коренное русское пространство между Москвой и Санкт-Петербургом.

В общем, ситуация тупиковая. А тут еще эта избыточная смертность.

В порядке фантастической антиутопии: Тверской области можно помочь, переселив в нее несколько округов Москвы вместе со школами, больницами, вузами. Просто отсечь все, что с нашей северо-западной стороны дальше Садового кольца, народ переселить, а оставшиеся дома взорвать ввиду малой архитектурной ценности и посадить на их месте леса. Для экологии это будет полезно. Да и для людей в итоге. Все равно там население в основном после войны и в последние годы из Тверской области понаехавшее.

Но конечно, в реальности не поможет ничего. Возможно, так и будет выглядеть апокалипсис.

Мария Орлова

2
1

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика