Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Станислав Петрушенко: не мешать, а создавать условия

Сегодня гость нашей рубрики «Разговор с главным редактором» Станислав Петрушенко, председатель комитета по транспорту и жилищно-коммунальному хозяйству Законодательного собрания Тверской области.

4
Станислав Петрушенко: не мешать, а создавать условия
Станислав Петрушенко и Мария Орлова

Сегодня гость нашей рубрики «Разговор с главным редактором» Станислав Петрушенко, председатель комитета по транспорту и жилищно-коммунальному хозяйству Законодательного собрания Тверской области. Именно в вопросах, которые курирует Петрушенко как депутат, чаще всего возникают горячие точки. То новая скоростная трасса грозит подойти к домам граждан, то мусорный полигон. Что делать, чтобы действительно решать важные для области вопросы, как организовать диалог власти и общества? Об этом – наша сегодняшняя беседа.

– Проблема во взаимоотношениях власти и общества заключается в том, что общество не может предъявить власти свои требования, сформулировать их. Для этого и существуют парламенты всех уровней для модерации этой дискуссии. Так ведь?

– Конечно, парламенты на самом деле существуют для модерации разговора власти и общества. У депутатов самая важная функция – представительство интересов общества и жителей региона на уровне региональной власти. На самом деле люди в последнее время стали инерционно воспринимать депутатов, и это неправильно.

– Выборы депутатов Госдумы, Законодательного собрания Тверской области – основное событие политического года, но об этом как-то мало кто помнит. Многим кажется, что возможность повлиять на власть – это не выборы, а митинги.

– Это не те методы влияния на власть, не выход из положения. Я изучал этот вопрос и скажу прямо: во Франции, Германии и США еще более жесткие методы полицейского воздействия на незаконные действия на митингах. Если массовая акция перерастает в беспорядки, зачинщикам дают приличные тюремные сроки. У нас до беспорядков не доходит, но надо понимать: разные СМИ показывают картинку со своего ракурса, со своей идеологической позиции. Одну и ту же картинку мы будем по-разному воспринимать с разных точек.

Кто-то смотрит Первый канал, а кто-то канал «Дождь». И сейчас получается, что мы в обществе перестали слышать друг друга, не можем друг с другом договариваться. Не понимаем друг друга. У людей перед глазами разные картинки.

Станислав Петрушенко: не мешать, а создавать условия

– Депутаты ЗС Тверской области в основном имеют дело с адаптацией российских законов к региональному уровню. Или принимают свои, уникальные законы?

– Региональные законы более рамочные. Каждый закон, который несет какие-то меры воздействия, должен быть прописан с точки зрения порядка исполнения. Я полностью согласен с председателем Госдумы Володиным, что правительство должно вносить закон с подзаконными актами. Любое министерство руководствуется не законом, а утвержденным порядком.

Наглядный пример – изменения в порядке выдачи разрешений на строительство, который перешел на региональный уровень. В конце года писали, что будет коллапс.

– А что, коллапса не было? Насколько я поняла, теперь для того, чтобы получить разрешение на пристройку к дому где-нибудь в Торопце, надо обращаться в Тверь?

– Ну, для таких вещей государство уже давно ввело уведомительный порядок. Не надо никуда обращаться за разрешением, надо лишь уведомить органы государственной власти.

Для более крупных застройщиков, которых, скажем честно, в райцентрах крайне мало, есть договоренность с МФЦ, что они принимают документы и передают в бумажном виде в Тверь. Скоро документы будут принимать в электронном виде и в Тверь не надо будет ехать.

– Есть ли в Законодательном собрании Тверской области, как говорится, место для дискуссии?

– Я бы не сказал, что комитеты и заседания рабочих групп проходят тихо и мирно. Дискуссий хватает. Только заседания проходят спокойно. В прошлом году у меня было три заседания рабочих групп по передаче полномочий на уровень региона, очень бурно они проходили.

Я говорю коллегам: надо примеривать закон на себя. Сегодня ты депутат, а завтра нет. Закон или не работает, или работает для всех.

Станислав Петрушенко: не мешать, а создавать условия

Главное – не мешать бизнесу, не мешать гражданам. Один из примеров – установка железных заборов вдоль дорог. Кто придумал эту глупость? Я принимал активное участие в том, чтобы сняли заборчики с набережной Степана Разина. У нас в стране очень часто борьба с предполагаемыми дураками, которые, по мнению власти, могут зачем-то выскочить на дорогу или сделать что-то другое, оборачивается неудобствами для остальных граждан.

– Людей в небольших городах и селах волнует в основном не большая политика, а то, что может испортить их жизнь. Вокруг Твери пройдут две скоростные магистрали. Люди покупали землю, строили дома, при этом смотрели генплан поселения, просчитывали риски. И вдруг выясняется, что рядом с ними построят высокоскоростную железную дорогу, о строительстве которой не вспоминали 20 лет.

– В последний раз о высокоскоростной железной дороге говорили 12 лет назад, при запуске «Сапсана». В связи с экономическим кризисом 2008 года сроки перенесли, потом добавился кризис 2014-го. Сейчас снова активизировались предпроектные работы. Как человек, я понимаю всех, кто недоволен. Но с точки зрения государства надо улучшать транспортную доступность.

– Пока мы не знаем даже, будет ли рядом с Тверью остановка скоростных поездов.

– Остановка точно будет, планируются станции рядом с Тверью и Новгородом. Задача Тверской области в этой ситуации – а она объективна – получить наибольшее количество преференций, учитывая наше расположение, создать условия наибольшего благоприятствования для людей. Государство должно действовать в интересах большинства людей. Какие-то граждане будут недовольны, но мы должны предоставить им все возможные компенсации.

Окончательного проекта еще нет. Губернатор сказал, что трассу надо максимально отодвинуть от населенных пунктов. Сейчас получается, что от одних дорогу уберем, а другим ее подвинем.

По поводу М-11 – тоже вариант по максимуму отодвинуть от города. Таким образом, мы охватываем большую зону для развития города, возможность когда-нибудь присоединить территорию Калининского района к Твери. Создаются точки роста.

– Да, с М-11 хорошим вариантом было бы отодвинуть ее за Васильевский Мох. Но там болота, трудно будет дорогу строить.

– Болота у нас везде. Самый сложный участок, между прочим, был первый, вышневолоцкий. Я участвовал в его открытии и хорошо это знаю. Второй по сложности, и я тоже это хорошо знаю, поскольку мои товарищи там работали, использовали новые технологии по укреплению и стабилизации грунтов, это участок рядом с Окуловкой.

– Люди пока что питаются слухами, пересылают друг другу варианты прохождения той и другой дороги.

– Конкретики пока никакой нет. По скоростной железной дороге в декабре 2020 года собирался научный совет при Минтрансе РФ. Схемы нет, даже предварительной.

ВСМ и М-11 будут спроектированы с учетом мнения нашей области по-новому. Конечно, надо по максимуму быть открытыми, говорить людям о том, что происходит. Чтобы люди не питались слухами.

– Когда проектировали М-11, мне кажется, участие тверской региональной власти было минимальным. Меня удивляет навигация: на трассе нет даже указателя на Торжок и Осташков, люди промахиваются и проезжают мимо.

– Для меня удивительно, что нет съезда у Вышнего Волочка, нет съезда у Торжка. Теперь эту ошибку надо исправить. Насколько я знаю по Вышнему Волочку, съезд будет строиться. В начале марта я смогу рассказать более свежую информацию.

– Еще одна горячая точка – мусорные полигоны. Политическое противостояние возникло в Нелидове, назревает протест в Красном Холме. Люди боятся, что к ним будут возить московский мусор.

– Я могу повторить слова губернатора Игоря Рудени, а также уже много раз сказанные свои: этого не будет. Москвичи втихаря возили мусор в Конаковский район, но такого уже нет давно, с 2017 года. В федеральном экологическом операторе несколько раз менялся директор, министр поменялся – была определенная неразбериха. Новый министр природных ресурсов России сказал, что все начинается с нуля.

Что касается полигонов, территориальная схема, которую я предлагал, должна быть такая: три мусоросортировочных завода и четыре полигона. Тверской кластер, Бежецкий, Торжокский. Часть предложений была учтена.

Станислав Петрушенко: не мешать, а создавать условия

Выходит один завод из строя – два других могли бы перерабатывать мусор. Надо просто грамотно выбирать место. И в Нелидове, и в Красном Холме надо разговаривать с людьми, убеждать их.

– В Нелидове основной протест связан с тем, что мусорный кластер планируется там, где расположена заповедная зона.

– Там же не везде заповедная зона. Давайте не делать ничего. Что получим? Мы не поменяем историю развития и цивилизационные процессы. Хочу сказать жителям: через лет тридцать Нелидово превратится в деревню, потому что все уедут. Нелидово хочет стать деревней? Есть судьба окрестных поселков городского типа, можно съездить посмотреть.

– Не знаю, возможно ли переломить этот тренд. Сейчас нет никакой экономической активности в районах Тверской области, одни «Пятерочки» и «Магниты». Расселение из ветхого и аварийного жилья привело к тому, что исторические центры малых городов стали быстро разрушаться. Я в прошлом году была на семинаре по государственно-частному партнерству в Торжке, где мэрия пыталась пристроить такие разрушающиеся дома, находящиеся на балансе города, в «хорошие руки», и поняла, что это невозможно. Один проект реконструкции будет стоить миллионов шесть, а этот двухэтажный руинированный «памятник культуры» столько вообще не стоит.

– Закон разбитых окон, сформулированный в США во время экономического кризиса начала 1980-х гласит: «Если в здании разбито одно стекло и никто его не заменяет, то через некоторое время в этом здании не останется ни одного целого окна». Основой власти в стране должно быть местное самоуправление. Тем же американцам неинтересно, что происходит в России, они интересуются тем, что происходит в их городе. Глава района должен работать для жителей, нести перед ними ответственность.

Возвращаясь к Торжку. Чем больше будут бездействовать местные власти, тем хуже станет ситуация. Чтобы в город пришел предприниматель, его надо звать, предлагать временные преференции, субсидировать, наконец! Дать на региональном уровне послабление по налогам. Все будет зависеть от органов местного самоуправления. Их сейчас решили встроить в вертикаль, я считаю, это неправильно. Местные власти должны отвечать перед своим населением.

– Тверская область огромная и малонаселенная, у нас большая нагрузка на инфраструктуру.

– Площадь Тверской области – 84 тысяч квадратных километров, это примерно две Дании. В Дании живет примерно 6 млн человек, а в Тверской области – 1 млн 300. Мы сетуем, что в нашем историческом регионе разрушаются усадьбы и храмы. Но на что их восстанавливать?

– Дистанционка не помогла вернуть жителей в регион? Говорят, из Москвы в начале карантинных ограничений выехало три миллиона человек, а вернулось два миллиона.

– К сожалению, пока нет данных, что в Тверской области прибавилось население. Наоборот, оно резко убавляется. Идет так называемое контролируемое сжатие. Оно происходит во всем мире. Но в Европе это не так заметно, там территория меньше. Мы должны понимать и готовиться к тому, что пройдет некоторое время, и рабочих из городов будут возить работать на село.

– Мне кажется, сжатие у нас не сильно контролируемое. Обезлюживанию региона способствуют, в частности, непродуманные решения. Например, безудержная стройка в микрорайоне Южном – дома же строятся не для людей из Твери, улучшающих свои жилищные условия. В один такой дом целый Молоковский район можно поселить.

– Согласен. В 2017 году я высказал предложение, что высотность зданий в Твери надо ограничить 9–12 этажами. И это предложение губернатор принял. Но я вообще сторонник того, что зону за Южным надо переводить в ИЖС и сблокированные дома, так называемые таунхаусы. Это улучшит качество жизни и снизит нагрузку на инфраструктуру. В таунхаусах и своих домах люди выходят из домов не в один момент, формируется постепенно транспортный поток. Вообще, как правило, человек, выезжая из двухкомнатной квартиры, ищет себе не трехкомнатную квартиру, а дом. Это кардинально меняет его жизнь к лучшему.

Строительство многоквартирных домов обострило и другие проблемы микрорайона. Например, надо думать, где строить второй мост из Южного. Инфраструктура Южного осталась неизменной с 1970-х. Я переехал в Южный с родителями, когда мне было три года, в 1972 году. Путепровод в Южный так и используется с тех пор. Закрыть его на ремонт невозможно.

Станислав Петрушенко: не мешать, а создавать условия
Южный мост в Твери не ремонтировался с 1970-х годов

– Большой снегопад вновь поднял проблему уборки улиц. Это тоже тема вашего комитета.

– Как житель города Твери, я некоторое время назад решил поднять тему тверских дорог. Что нужно сделать, чтобы содержать окраинные улицы? До этого в 2018 году я подготовил и ознакомил администрацию со сравнительным анализом ситуации в Липецке, Воронеже, Великом Новгороде и Твери. У Твери оказался самый неэффективный подход к содержанию дорог. Простая логика: у нас четыре района. Можно купить пять тяжелых грейдеров, которым в день надо почистить 75 небольших улиц. Пусть даже грейдер зимой пройдет раз в три недели, если нет больших снегопадов, жителей это вполне устроит. Или пусть МУП «ЖЭК» отторгует уборку улиц с частниками, ИП. Мы получим и занятость, и выполненную работу.

– Беда в том, что власть у нас не несет никакой ответственности за неудобства жителей.

– Это парадокс, когда налогоплательщик полностью отвечает перед государством: ему сразу начисляют пени, блокируют счет при любой задержке. А если местная власть не выполняет свои обязательства – она как должна компенсировать свое бездействие? Как ей выставить пени?

– Вообще, в мире ничего не придумано, кроме того, что эту власть можно не выбрать.

– Поэтому надо приходить на выборы, а не сидеть дома с мыслью «от нас ничего не зависит». Чем больше людей придет на выборы, тем лучше будет взаимодействие власти и жителей региона. Чем больше разнообразие мнений, тем ближе к истинной картине.

Повторю: сейчас главная задача власти – не мешать и создавать условия развития. Не порядки, а условия! Власть, защищаясь от дурака, создает проблемы всему населению. Я считаю, что государство должно взять на себя главную функцию – создание условий для работы и развития.

Может случиться то, что мы уже один раз застали на своем веку: государство и родина станут разными понятиями. Нельзя забывать об этой опасности. Может произойти страшная разбалансировка. Люди могут просто махнуть рукой на государство. И от этого могут наступить страшные последствия для них самих.

Беседовала Мария Орлова

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс. Дзен» и заходите на сайт газеты «Караван. Ярмарка», где вы найдёте не только самые свежие новости и самую качественную авторскую аналитику, но и тысячи объявлений.

Вам также могут понравиться

яндекс.ћетрика