С чем мы придем к Пасхе?

Политика Страстной недели

294

С чем мы придем к Пасхе?

Прошла еще одна неделя непростого периода в истории Европы и России. Придерживаясь нашего правила писать о том, что близко и понятно, поговорим о том, как менялась в это время жизнь в российской провинции вообще и в Тверской области в частности.

«Творожки» против «стоптанных берцев»

С чем мы придем к Пасхе?

В конце прошлой недели жителей России в самое сердце поразили слова депутата Госдумы и публициста Петра Толстого, прозвучавшие в передаче Первого канала «Время покажет»: «Надо всей стране, всему народу понять, что уже в прошлой мирной жизни – беговые дорожки, доставки из магазинов, каршеринг и отдых в парках, кто-то потеряет работу, кто-то потеряет бизнес, кто-то потеряет жизнь, своих родных. Надо всем осознать, что впереди мобилизация и глобальная война на выживание, на уничтожение всех наших врагов. И единственная задача наша, нашей власти, это объяснить и довести всему российскому народу этот героический образ нашего будущего. Нашего будущего, где мы не выбираем творожок в магазине «ВкусВилл», когда наши солдаты погибают в стоптанных берцах, а все надеваем эти самые берцы».

Я специально привожу полную цитату, возможно, читатели помоложе это просто не смотрят, а у читателей постарше речи телепропагандистов слились в голове в «протяжный вой», как залпы тысячи орудий в лермонтовском «Бородине». Методолог Георгий Щедровицкий, учениками которого считают себя глава администрации президента Антон Вайно и его первый зам Сергей Кириенко, курирующий внутреннюю политику, учил всегда задавать себе и окружающим вопрос: «Зачем?» Так вот это – зачем? Какой позитивный образ будущего транслируется нынешней отечественной пропагандой? Погибнуть в ядерном пепле? Никогда больше не иметь возможности выбирать творожки в магазине?

Так у нашего народа эта возможность была сравнительно недолго, и до этого всенародная поддержка власти строилась именно на том, что российские граждане никогда так хорошо не жили, как при ней. В отличие от предыдущих исторических эпох мы хотя бы еду всегда могли купить. А вот теперь «выбирать творожки» стало аналогом буржуазного разврата…

Страна и так находится в демографической яме, где гигантский провал еще времен Второй мировой войны наложился на спад рождаемости в 1990-х, и сейчас говорить такое с центральных телеэкранов – это способствовать дальнейшему вымиранию России вообще и Тверской области в частности. Послушаешь, и жить не хочется. Не говоря уже о том, что такие речи очень опасны с точки зрения внешней политики, союзников ими точно не приобретешь.

Если Петру Толстому и его соучастникам по передаче писателю Захару Прилепину и депутату Олегу Морозову так хочется стоптанных берцев, кто мешает им их надеть и отправиться на передовую? Но нет, они предпочитают в теплой студии в хороших ботинках пугать телезрителей, которым и так страшно, которые уже и так находятся в глубокой депрессии, оттого что не могут ничего планировать дольше чем на два дня вперед.

В малых городах история остановилась

С чем мы придем к Пасхе?
Торжок

В российской глубинке образ будущего и так отсутствует. В малых городах Тверской области лозунги «Вперед, к победе коммунизма!» и «Слава труду!» давно заменены рекламными баннерами похоронных контор.

Недавно прочитала мини-исследование известного социолога Петра Иванова, изучающего жизнь российской глубинки. Он сравнил экспозиции краеведческих музеев в малых городах. Там зафиксированы несколько периодов: мамонты и шаманы, прялки и купцы, возможно, тапка местного дворянина, который видел Пушкина, затем революция, Великая Отечественная война, и послевоенный период – строительство и работа местного завода, часто уже не существующего. В последний раз история на этой территории творилась лет пятьдесят назад, когда строились новые предприятия, появлялись микрорайоны из хрущевок и брежневок.

Этим объясняется ностальгия по советскому периоду – ностальгия по целенаправленному развитию, которое должно было привести к чему-то очень хорошему. Пожалуй, результат был достигнут только в атомных городах. Удомля, город дислокации Калининской атомной станции, до сих пор выглядит памятником этой мечте, правда, изрядно потрепанным, железобетонная архитектура 1980-х очень подвержена негативным влияниям времени и атмосферных осадков.

А сейчас в малых городах история остановила свой ход, «территория потеряла свою конечную цель». И тут не спасут чиновничьи стратегии развития до 2035 года. Никто ведь больше не напишет песен вроде «Есть такое место, город Конаково, вы еще услышите о нем». О Конакове не хотят слышать даже сами конаковцы, а в Твери, в областном правительстве, собираются объединить этот город рабочих и инженеров с курортным Большим Завидовом.

Даже в самых живых городах Тверской области, таких как Торжок, закрываются предприятия, вокруг которых в свое время вырастали новые микрорайоны. Например, в данный момент банкротится легендарная «Пожтехника», долгое время бывшая всероссийским лидером отрасли в производстве оборудования по спасению людей на пожарах. И очень грустно, что областная власть ничего не делает, чтобы спасти завод.

Переписка губернатора: секрет Полишинеля

С чем мы придем к Пасхе?

Хотя что может сделать областная власть, у которой нет ни желания что-то делать, ни авторитета?

На прошлой неделе в правительстве Тверской области случился скандал: хакеры взломали служебную переписку чиновников, от самого губернатора Игоря Рудени до последних клерков. Так «отмечено» начало работы нового замгубернатора по информационным технологиям и массовым коммуникациям Евгения Морозова, приехавшего к нам из Республики Коми. На этого свежего человека, выпускника Военного института правительственной связи, возложено в том числе выстраивание отношений с лидерами общественного мнения в новом для него регионе. Пока он присматривался, как это сделать, общественное мнение выстроило все за него.

Конечно, мы тоже скачали этот массив информации, письма за шесть лет. Понятно, что особых сенсаций там не будет. Чиновники сейчас даже в личных беседах тщательно подбирают слова, а уж насчет служебной переписки они точно знают, что письма будут читаться не только адресатом.

Однако эта переписка хорошо характеризует морально-нравственный климат в окружении губернатора. Кляузы и доносы на коллег льются непрестанно, Игорю Рудене и Андрею Ищенко приходится читать по несколько таких писем в день.

Что касается коррупционных разоблачений, наши коллеги уже раскопали, что на производство символических наклеек с буквой Z собираются израсходовать 4 млн рублей. Скажу честно, я лично этого письма не видела, но охотно верю – на такой чепухе очень удобно отмывать бюджетные средства.

А вообще, конечно, губернатору Игорю Рудене не позавидуешь. Весь первый срок он ждал высокого назначения, тянул с формированием работоспособной команды. Не строился пресловутый Западный мост, не вышла из стадии котлована Детская областная больница, поскольку губернатор сам не имел времени все это организовывать, а довериться кому-то боялся.

И вот теперь надо действовать, причем в абсолютно других условиях. Выделенных из бюджета средств не хватит, цены на стройматериалы выросли. Из Москвы никто не прикроет, Москве сейчас не до Тверской области и ее губернатора. Надо принимать на себя ответственность и двигаться вперед, но как – если люди тебе уже не верят?

Выборы в Тверскую городскую думу: по-старому или по-новому

С чем мы придем к Пасхе?

Важным испытанием для политических качеств губернатора Игоря Рудени и его команды в изменившихся условиях будут выборы в Тверскую городскую думу, которые пройдут 11 сентября 2022 года. Сумеет ли губернатор преодолеть соблазн снова сформировать никакущую думу, которая не будет нести ни за что ответственности? Я точно знаю, что есть новые амбициозные люди, причем с ресурсом, которые хотят баллотироваться в думу. Но позволят ли им это сделать?

На прошлой неделе произошла нарезка новых 25 избирательных округов. Напомним, теперь городских депутатов будут выбирать только по одномандатным округам, без партийных списков (которые позволяли пройти в городской парламент хотя бы нескольким не из числа единороссов). Округа получились небольшие, какими они были в конце 1990-х, с поправкой на построенные с тех пор жилые комплексы.

Праймериз «Единой России» прошли в электронном виде. Возможно, на досрочное электронное голосование будет сделана ставка на самих выборах. Что ж, власть все сильнее дистанцируется от народа, прерывает все каналы связи с обществом.

В этот тренд (сдачи территорий населению, о котором власть ничего не знает и знать не желает) укладывается и намеченное на этот год создание муниципальных округов во Ржеве и Ржевском районе, Кимрах и Кимрском районе. Вместо активных местных депутатов, на общественных началах решающих насущные проблемы своих деревень, появятся деревенские старосты, подчиняющиеся главе муниципального округа, которого, напомню, теперь тоже никто не выбирает.

Дети – вот образ будущего

С чем мы придем к Пасхе?

Все это происходит на фоне Страстной недели. С чем мы придем к Пасхе?

В Вербное воскресенье в кафедральном Воскресенском соборе по инициативе митрополита Тверского и Каширского Амвросия прошел большой крестный ход, главными участниками которого стали дети. Именно дети встречали входящего в Иерусалим на вольное страдание Христа, размахивая пальмовыми листьями (которые у нас символизируют веточки вербы) и крича «Осанна!». В крестном ходе участвовали даже «ослики» – пони, которые по окончании службы катали детей.

В Тверской митрополии все тоже непросто, например, я знаю, что священникам-блогерам поставлен запрет на то, чтобы высказывать свое мнение по политическим событиям. Что, конечно же, очень грустно, ведь Христа казнили как государственного преступника, и кому же возвысить свой голос в защиту справедливости, как не его служителям?

Однако ставка на детей – это очень правильно. Дети – это будущее, с образом которого у нас сейчас такие проблемы. Они должны жить, смеяться и есть творожки, несмотря на все фантазии телепропагандистов.

Мария Орлова

фото: Тверская епархия, www.gorodtorzhok.ru, пресс-служба правительства Тверской области, архив «Каравана»

10
2

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика