Новогодняя политика от Казахстана до Твери

248
Новогодняя политика от Казахстана до Твери
беспорядки в Казахстане (фото: РИА «Новости»)

Основные политические события новогодних дней происходят в Казахстане. Куда все это выведет и к чему приведет, пока неизвестно. Рождаются разные версии происходящего – от конспирологической теории заговора назарбаевских элит до «российского» следа. Но достоверно судить о происходящем пока невозможно.

Рост цен на газ как катализатор

Российские войска в составе группы ОДКБ (Организации договора о коллективной безопасности, в которую входят Россия, Казахстан, Беларусь и Армения) на прошлой неделе вошли на территорию соседнего государства. Правда, военнослужащих туда отправлено немного, учитывая, что Казахстан – второе по величине государство бывшего СССР.

Что это значит для жителей Тверской области? Этот вопрос мы задавали в каждой политической колонке, когда события в мире затмевали события в России. Только приближением мировой политики к собственному носу можно что-то понять в происходящем. В памяти еще свежа эйфория 2014 года, когда россияне перестали интересоваться тем, что происходит на родине, все новости были с Украины, а в России хоть трава не расти.

Судя по всему, с Казахстаном этот номер не выйдет. Северный Казахстан, на который могла бы претендовать Россия, в любом случае не Крым, имевший для наших измученных климатом граждан символическое значение. Места там неприветливые, мягко говоря. К тому же за «попытку вторжения» в Северный Казахстан уже отбыл тюремный срок писатель и революционный фантазер Эдуард Лимонов. Не может же быть, чтобы то, что еще лет 20 назад каралось заключением в тюрьму, ныне стало государственной политикой?

Протесты в Казахстане начались из-за резкого роста цен на сжиженный газ. Казахстан, как и Россия, является одной из основных газодобывающих стран мира. Цены на газ растут этой зимой фантастически быстро, в Казахстане они от непродуманных действий правительства подскочили в два раза. Другое дело, что в России они тоже выросли, причем еще сильнее, но никто, кажется, не заметил… Хотя Тверская область газифицирована природным газом лишь на 70 процентов и сжиженный газ в баллонах для многих является жизненно важным товаром.

Авторитаризм не лечится?

Когда начались протесты в Казахстане, в журналистской среде возник такой анекдот. Редакция: «Срочно нужен эксперт по Казахстану». Эксперт: «Я был в Казахстане в 2019 году на футболе». Редакция: «Пиши колонку в номер». Ну, вот я эксперт по Казахстану чуть лучше. Мы с Геннадием Климовым, нашим главным редактором, ездили в Астану (потом переименованную в Нурсултан, а сейчас, видимо, уже снова ставшую Астаной) брать интервью для журнала «Умное производство» у тогдашнего министра промышленности республики. Понятно, что нам показали страну с парадной стороны. Современный вагонзавод по производству скоростных поездов, построенный совместно с Испанией, впечатляющая архитектура Нормана Фостера, университет имени Льва Гумилева, где велось преподавание на английском языке, проект нового Великого шелкового пути… «Каждый казах должен знать казахский, русский и английский» – так была сформулирована задача образования. И действительно, русский язык, очень чистый и правильный, был в ходу буквально везде, никаких признаков дискриминации.

Казалось, что Казахстан мягко проходит путь от советского авторитаризма к развитому капитализму. «Вот что значит, Назарбаев – инженер по первому образованию», – говорил наш покойный главный редактор Геннадий Климов. Благо в Казахстане довольно небольшое население и прорва полезных ископаемых, которые как раз тогда росли в цене. Однако в новенькой Астане нам показали небоскреб в виде оборонительной замковой стены, рассказав, что за этой стеной находится жилище семейства Назарбаевых (не знаю, так ли это, за что купила, за то и продаю). И здание, где живет элита, обслуживающая суперэлиту, в случае чего должно будет встать на пути восставшего народа. То есть уже тогда, в 2015 году, подобные нынешним события вполне прогнозировались.

Откуда прикочевало название «Караван»

Наследной монархии у Назарбаева не получилось, внук его в 2020 году скончался в Лондоне, перед этим устроив какие-то жуткие скандалы с изобличениями и разоблачениями всех, включая собственного деда и нынешнего президента Токаева. И это тоже наука другим постсоветским странам: вряд ли нынешняя правящая верхушка сможет передать власть и богатства своим детям, лондонские пабы гораздо привлекательнее, чем оставшиеся от родоначальников проблемы и негатив на родине.

Абсолютно неизвестно, как будут развиваться события, как говорят политологи, массовая динамика непредсказуема. Понятно, что погромы и мародерство страшно дискредитируют протесты. Вполне возможно, погромщиков специально провоцировали. В стране, где нет легальной оппозиции, с которой можно вести переговоры, ситуация легко заходит в тупик, выходом из которого кажется дальнейшая эскалация насилия. Выход этот ложный, он может создать огромные проблемы. В том числе для русских жителей Казахстана.

Напомним, что именно в Казахстане в 1986 году начались националистические протесты, давшие старт развалу Советского Союза. Для русских в Казахстане наступили очень тяжелые времена, в результате многие обрели новый дом в Твери, как в самом близком к Москве областном центре. Кстати, название нашей газеты «Караван» тоже «прикочевало» вместе с этими вынужденными переселенцами – русскими интеллигентами, покинувшими Казахстан. Здесь оно прижилось благодаря тому, что и на Волге были караваны, хотя не из верблюдов, но из кораблей.

Вообще, такое впечатление, что мы заходим на новый виток дурной постсоветской бесконечности.

30 лет рыночным ценам в России

К вопросу о постсоветской бесконечности. В начале января 2022 года исполнилось 30 лет с того момента, как в России отпустили цены. Эта травма до сих пор не зажила, разговоры об ужасах 90-х чаще всего основаны на пережитом тогда шоке. Подсчитано, что в январе 1992 года цены на продукты поднялись в 260 раз. Для советского человека, привыкшего, что десятилетиями батон стоит 25 копеек, а килограмм сметаны 1 рубль, это было каким-то светопреставлением. Равно как и увиденное в магазинах, где на прилавках мгновенно оказались товары, которых там отродясь не бывало, разные деликатесные колбасы, прекрасное мясо, сыры…

Надо сказать, что год перед этим был самым голодным и тяжелым. В январе 1991 года реформа денежной системы премьер-министра Павлова прошлась по накоплениям граждан как трактор, были изъяты из обихода пятидесяти- и сторублевки, многие не успели обменять их за три дня на новые купюры, которые быстро обесценивались. Разрушились вертикальные связи между поставщиками, никто никому ничего не хотел поставлять в ожидании освобождения цен. Торговля еще была централизованной, и с мест в Москву поступали телеграммы отчаяния: «Запасы товаров в розничной и оптовой торговле практически отсутствуют».

Помню, как я зашла в магазин «Мода» на улице Урицкого (нынешней Трехсвятской), и во всем магазине продавались только дурацкие ярко-красные варежки из искусственной кожи. Я их купила, и с тех пор они сопровождают меня 30 лет. Удивительно, но денег у меня в тот момент было довольно много, я работала на трех ставках (!) в университете. В тот момент развития нашей экономики деньги не были мерилом ничего материального.

Однако за ростом цен более чем в 200 раз никакие зарплаты не поспели. Реальные доходы населения рухнули. Плюс большинство предприятий оказались неконкурентоспособными, они производили нечто военное, а стране нужны были товары народного потребления. Заводы вставали, люди оказывались на улице, а для них, привыкших, что родной завод заботится о них, кормит, лечит, отправляет в пионерлагеря детей и дает квартиры, это было крушением мироустройства.

Разные пути реформ

Можно ли было по-другому провести рыночные реформы? Легко сказать из нынешнего времени: мол, пошли бы по китайскому пути, было бы лучше. Во-первых, советские люди были далеко не китайцы по своему уровню образования и отношению к труду. А во-вторых, еще неизвестно, что было бы. Когда горит дом, пожарные тушат его, как могут, и критиковать их действия, сидя в безопасности на диване, по меньшей мере глупо.

Нам не объяснили главное – советское государство оказалось банкротом. Оно развалилось не по чьему-то злому умыслу, а потому, что было основано на неверных экономических и политических принципах. И хорошо, что в то время удалось избежать самого страшного – гражданской войны в России.

К сожалению, экономического освобождения не произошло. Бывшие коммунисты, комсомольцы и красные директора быстро сориентировались и перехватили инициативу, забрали себе основные активы бывшей советской экономики. В результате они построили ее подобие, но принадлежащее уже не абстрактному советскому народу, а себе любимым. Все эти госкорпорации, которые сегодня дотянулись до самых рыночных сфер и которые копни – обнаружишь корни в офшорах. По сути, рыночные реформы в России забуксовали и обернулись вспять. Не было у нас ни демократии, ни свободного рынка.

Сейчас, в первые январские дни 2022 года, мы опять с тоской увидели очередной скачок цен. События в Казахстане, а также ожидание очередных санкций Запада против России спровоцировали рост курса доллара и евро. А к этому курсу у нас привязаны все цены, потому что даже чисто российские с виду продукты имеют импортную составляющую.

Продолжаем наблюдать за событиями. Что-то подсказывает, что начинается интересный год.

Мария Орлова

1
2

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика