Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Настроение нашего народа перед самой войной

36
Во вторник 22 июня 2021 года исполнится ровно
80 лет как на наш народ и государство напали
фашистская Германия и армии её сателлитов в
Европе. Перед этим люди в СССР, в нашей области
тоже, по-разному оценивали сложившуюся 
внутреннюю и международную обстановку.

Настроение нашего народа перед самой войной

Тысячи разных публикаций, книг, кинофильмов рисуют то грозное для нашего народа время, отталкиваясь, в основном, от чёрной даты – 22 июня 1941 года. Но страна и народ жили и до этой даты и никто в народе не предвидел страшный период нашего существования. Может лишь опытные политики и руководство страны видели ужасную перспективу, но из идеологических причин особо не распространялись. Так какими были настроения нашего народа перед самой войной?

Отметим две основные системы оценок предвоенного времени: официальную и народную (общественную). В качестве первой (1)здесь будем использовать положения и выводы книги «Очерки истории Калининской организации КПСС», вышедшей в 1971 году в издательстве «Московский рабочий». Неофициальные оценки используем из публикации тверского исследователя Л.А.Болокиной «Негативные настроения жителей Калининской области накануне Великой Отечественной войны», размещённой в Интернете (2), содержащей архивные данные в виде допросов арестованных критиков Советской власти.

Мнения о власти

Советско-партийная система информации преподносила и превозносила в те годы и после идею единства партии и народа, следовательно считалось, что народ у нас думает так же, как и члены Политбюро ЦК ВКП(б), как члены парткомов всех уровней на местах. Но это во всеуслышание, а между собой на кухнях, среди проверенных друзей и соседей на встречах звучали тихо и другие мнения.

В разных социальных группах выражалось недовольство советской властью, её сравнивали с царским режимом, недостатки которого похожи на недостатки «пролетарской диктатуры», а в некоторых аспектах даже хуже: «Иные даже утверждали, что при царе рабочим жилось лучше, было всё дешевле и заработанной зарплаты хватало на нужные товары, а теперь достать ничего нельзя, очереди, вместо продуктов только и пичкают политикой, насажали разных начальников, а из-за них рабочим жрать нечего» (2).

В источниках, т.е. в протоколах допросов из архивов, «встречаются и прямые сравнения коммунистов с помещиками и капиталистами, угнетавшими народ до революции. При этом название ВКП(б) расшифровывали как «второе крепостное право большевиков», буквально задушившее население непосильными налогами». Ещё хлеще в народе отзывались о некоторых членах партии такой расшифровкой её названия: «все коммунисты подлецы и бл…». (2). Но это произносилось не с трибун, а тихо среди друзей и единомышленников, все знали о системе доносов, вплавленной в общественное сознание.

Тон официальной пропаганды был прямо противоположным: «Самоотверженный труд советских людей, а также энергичная поддержка всех мероприятий партии и правительства во всех областях политического, хозяйственного и культурного строительства – всё это с новой силой показало, что борьба за коммунизм стала делом всего народа, что в основе борьбы за коммунизм лежит, по выражению В.И.Ленина, движение самих масс» (1, стр. 442). И ещё цитата: «Советский народ осуществлял величественную программу завершения строительства социализма и постепенного перехода к коммунизму. В достижении всех этих результатов внесён и труд рабочих, колхозников и интеллигенции Калининской области» (1, стр.457).

О колхозной жизни

Раскулачивание и добровольно-принудительное создание колхозов к весне 1941 года не забыто в народе. Сельское население в глубине души скептически оценивало результаты построения колхозной системы, но побаивалось вслух эту оценку озвучивать. В Калининской области «насчитывалось 12 983 колхоза, в которых было объединено 96,7 % крестьянских хозяйств и обобществлено 99,9 % всех посевных площадей» (1, стр.443). Обратимся к архивам. Описывая свою жизнь, сельские жители отмечали: «Мы живем, но жизнь наша тусклая. У нас в лавках нет ничего, только поутру можно получить одну буханку хлеба. Сахару нет, чаю мы не пьём с тех пор, как взяли всех мужчин в мобилизацию» (2). Председатель одного из наших колхозов прилюдно жаловался: «Только хватит сдать налог, сами останемся так. Ведь с чего только налог ни берётся: с мяса отдай, с хлеба отдай, а колхознику — ничего. Сами за центнер хлеба платят нам очень дёшево, а продают в несколько раз дороже. Вот был трактор, взяли в армию, 14 человек мобилизовали из колхоза, а кто будет работать?» (2).

Разочарование колхозной жизнью порождало анекдоты. Злые рассказчики упражнялись так: МТС — это могила товарищу Сталину, который якобы страдал педикулёзом (для несведующих поясним: это вшивость) и ему советовали обводить мелом на теле особо вшивые места. Житель деревни Власово Ржевского района, прослушав по радио овацию в честь Сталина за оказание им населению Западной Украины братской помощи, в присутствии нескольких человек сказал: «…стоит ли Сталину аплодировать, приехали бы к нам и посмотрели, как живут в колхозах и голодают» (2).

Разумеется, официозы рисовали другую, победную картину. Вот образчик такого оптимизма. «Колхозный строй, созданный Коммунистической партией и советским народом, в короткий исторический срок доказал свои преимущества не только перед мелким крестьянским хозяйством, но перед крупным капиталистическим. Производство сельскохозяйственной продукции росло из года в год, увеличивались её товарные фонды для покрытия сырьевых нужд промышленности, для удовлетворения растущих потребностей населения в продовольствии (1, стр. 454). И скромно сообщали: «… не уделялось необходимого внимания культуре земледелия, не был наведён порядок в семеноводстве… нарушался принцип материальной заинтересованности в развитии ряда отраслей колхозного производства. Особенно недооценивались материальные стимулы в подъёме производства зерновых культур и картофеля (1, стр. 454).

Ну а судьба нескольких миллионов раскулаченных селян и высланных за Урал, в Казахстан, на север партию и правительство не заботила. Мелочь на фоне «исторической миссии Компартии», построившей по её мнению в 1936 году социализм в СССР.

О договоре с Германией

Пакту о ненападении, заключённому три года назад между СССР и Германией, конечно народ уделял достаточно своего внимания на уровне своего знания о таких политических сферах. Наша пропаганда особо не трогала в этой связи фашистское руководство Германии, соблюдая политес в этой деликатной для нас исторической ситуации. Народ внимал этому, понимая и подлую роль западных держав в деле натравливания нацистов на СССР. Но не весь народ, а только малая его часть, ёще с дореволюционных времён считая всё западное цивилизованным, в том числе Германию, по большому счёту рассматривая её в положительном аспекте, а нашу страну под «гнётом большевиков» недостаточно цивилизованной. Разумеется, подобные оценки звучали тихо на кухнях и между проверенными знакомыми. Во время неудачных для Красной армии боёв из этой части населения было немало добровольно сдавшихся в плен, ожидавших каких-то положительных моментов от германской «высшей расы». Отчётливый пример – поступки генерал-предателя Власова.

Но молодая часть общества, родившаяся в период 1917 -1920 годов, особенно студенты, бурно поддерживала политику верховного руководства. Неизбежность войны в сознании советской молодёжи внедрилась после нападения немцев на Польшу. Пакт с немцами заключён во-время,

полагали студенты и согласные с ними партийцы. Так же думали и пожилые граждане, но они более отчётливо выражались о неминуемости войны, не доверяя немцам ещё с Первой мировой. В этой связи увеличилась степень недоверия к деятельности руководителей страны уровня Молотова (2 ), а не предают ли они нас? « В среде рабочих выражалось недовольство тем, что «от нас из СССР все продукты идут заграницу в Германию и Китай, а поэтому и получается, что нам самим есть нечего, мы им хлеб, они нам сапожные гвозди и медную проволоку» (2). И ещё цитата: «собираем вот средства от распространения билетов лотереи Осоавиахима и займа для укрепления обороны страны, а сами в то же время сплавляем всё в Германию, она нам голову наломает, не зря же высадили свои войска в Финляндии» (20).

Портрет народа – не церковная икона

Здесь мы только слегка коснулись того, о чём народ рассуждал к маю-июню 1941 года. В гуще народа без присутствия партийцев и тех, кого подозревали в доносительстве обсуждали и давали осуждающие оценки репрессиям 1937-1938 годов, недоумевая, зачем арестовали таких военных, преданных людей как, к примеру, Константин Рокоссовский, будущий Маршал, любимец солдат, которому в тюрьме НКВД выбили зубы при пытках? Тихо и в меньшей степени говорили о православных храмах, взорванных большевиками почти в каждом городе Калининской области, о расстрелянных священниках, об издёвках над верующими. Насчёт церкви на кухнях мнения звучали противоречиво, поскольку мировоззрение наших граждан в начале 20 века было противоречиво. Но зачем за это расстреливать?

В официальных средствах массовой информации кухонные суды-пересуды, конечно, не публиковались. Их как бы и не было. Однако архивы сохранили кое-что из этих умалчиваемых оценок и мнений рядовых граждан Калининской области, попавших на допросы в НКВД (КГБ). В протоколах чекистов фиксировалось всё, что они могли выудить из арестованных, потом или высланных подальше за Урал, или подвергнутых ВМН – высшей мере наказания. Восстановлению правды и посвящены работы тверских историков -архивистов, в частности Л.А.Болокиной, которую здесь цитируем под символом (2).

Портрет народа, особенно русского, не церковная икона. Философия гласит: нет в мире ничего абсолютного, добавим – особенно среди мира людей. К портрету добавим последний мазок архивиста: «Вскоре после начала войны, когда западные районы области оказались занятыми врагом, а над остальными нависла угроза оккупации, критика в адрес советской власти зазвучала более открыто. Носители негативных настроений чаще проявляли их, высказывая надежду на улучшение условий жизни при новом немецком режиме» (2). Да, русскому народу, в том числе тверскому, тоже можно задавать каверзные, неудобные вопросы, например, как он допустил возникновение большевизма с его русофобской идеологией «марксизм-ленинизм», ставших причиной гигантских жертв в виде погубленных жизней миллионов людей?

Тем не менее русский народ стал лидером в реализации победных сражений с фашизмом, в сохранении самого народа методом очищения на его теле всякой скверны, всяких исторических недостатков, в том числе в сохранении коренных народов – настоящих братьев нашего народа.

Главная причина в этом – дух народа, дух его стойких граждан. Что это такое – пусть читатель знакомится с временами первых наших князей и Юрия Гагарина, наших дедов и прадедов, сломавших шею свирепому дракону с названием «фашизм». Это им мы обязаны, что сейчас живем и рассуждаем о предвоенном нелёгком времени будущих победителей.

Борис Ершов

Из категории «Дети войны»

Вам также могут понравиться

яндекс.ћетрика