Наше локальное будущее

598

Наше локальное будущее

Вторую неделю мы живем в абсолютно изменившемся мире. Сегодня события сменяются быстро, поэтому, пожалуй, не стоит анализировать то, что произошло с выхода нашего предыдущего номера. Подумаем о будущем, причем в локальных масштабах, в пределах Тверской области.

Работа журналиста становится опасной

Наше локальное будущее
опустевшее «Эхо Москвы»

Работа журналистов за прошлую неделю стала чрезвычайно опасна. Некоторые слова и выражения могут вызвать блокировку сайтов СМИ. Мы лишились гигантов медиа. Ликвидирована радиостанция «Эхо Москвы», закрылся телеканал «Дождь», заблокировано издание The Village, еще недавно писавшее безобидные статьи о городской культуре. Сам решил закрыться екатеринбургский Znak.com. Радиостанция «Серебряный дождь» прекратила авторские передачи и ушла в формат музыкального вещания. Уверена, к среде список информационных потерь еще вырастет. Криминализация «фейков о военной операции» (за объявленные недостоверными публикации грозят тюремные сроки) привела к тому, что многие СМИ, такие как «Новая газета», просто удалили свои статьи, написанные после 24 февраля, и решили этой темы не касаться.

А еще на территории Российской Федерации заблокировали «Фейсбук» и «Твиттер». В Твери заблокировали самую большую местную группу «ВКонтакте». Нет, конечно, граждане сразу научились обходить эти блокировки, но надолго ли? А ведь сегодня соцсети для многих стали частью жизни, порой более важной, чем реальная жизнь. Там общение, мысли, накопленные за много лет тексты и фотографии. Те, кто принимают решения о запрете соцсетей, отнимают у людей цифровую часть их личности. Понятно, это ничто по сравнению с самой жизнью, но уныние от таких вещей усугубляется.

Конец эпохи потребления

Наше локальное будущее
«последний день IKEA»

Разреженность информационного поля вызывает головокружение. Но постепенно выясняется, что первоначальный шок прошел, а жизнь продолжается. И надо как-то обустраивать пространство вокруг себя в изменившихся условиях.

Пока толком непонятно, кто потеряет работу из-за санкций западных компаний.

Закрылся японский экскаваторный завод «Хитачи» под Тверью. Под Калугой перестал работать знаменитый автомобильный кластер, где к нынешнему времени трудилось порядка 5000 человек. Компания Accenture объявила об уходе из России, а только в тверском офисе трудилось порядка 500 программистов. Впрочем, за программистов мы переживаем меньше всего, они быстро могут трудоустроиться за рубежом. Кроме того, премьер-министр Мишустин пообещал отечественным разработчикам программного обеспечения разные преференции еще раньше, чем сельскому хозяйству и машиностроению.

Эпохе потребления, похоже, тоже пришел конец.

Известно, что в Твери закрылся H & M, закрывается «Метро». Последний день работал магазина «Самсунг» в «Торговом парке № 1». Некоторые тверитяне успели попасть на «последний день Икеи» в близкие нам Химки, хотя снимки толп, ринувшихся в популярный гипермаркет домашних товаров перед его закрытием в России, вызывают грустную иронию. Зачем тратить последние деньги на шкафчики с труднопроизносимым названием, когда скоро наши доходы резко снизятся?

Масленица и 8 Марта отменены

Наше локальное будущее
от Масленицы в Твери остались только блины

Хорошо рассуждать об ошибках предыдущих поколений, глядя на их жизнь из нашего времени. В список роковых лет российской истории – 1917, 1937, 1941, 1991-й – 2022 год, похоже, войдет по праву. Но если про те годы мы знаем, чем там все кончилось, и примерно понимаем, кто прав, кто виноват, то теперь мы живем в условиях катастрофической неопределенности.

«Единения вокруг флага», которое характерно для первых дней любых, как теперь принято выражаться, спецопераций, не наблюдается. На Масленице даже блины в рот не лезли. Говорят, что глава Твери Алексей Огоньков вообще не хотел проводить традиционные масленичные гулянья в городском саду. Мало ли что может произойти, вдруг они перерастут в митинги с требованием мира? А Огонькову отвечай… Мы сдаем газету в субботу и не знаем, как там все развивалось в воскресенье. Впрочем, подозреваем, что никак. Слишком у нас всем страшно в настоящий момент.

Даже российских женщин в этот раз оставили без 8 Марта. Насколько я знаю, из Москвы порекомендовали региональным руководителям отменить традиционные торжественные приемы для женщин. Мужчины на 23 февраля как-то проскочили, выпили шампанского, послушали концерт Пелагеи. А дамы третий год подряд остаются без праздника.

В Твери думают о думе

Наше локальное будущее
Тверская городская Дума

И тем не менее умирать собирайся, а хлеб сей. В Твери начинается подготовка к выборам депутатов Тверской городской думы. Их теперь должно стать двадцать пять, и все одномандатники. Окончательное голосование еще не состоялось, и, возможно, не все депутаты ТТГ будут голосовать за такое решение.

Ряд партий выезжали только за счет партийных списков, и от них в думу заходили самые загадочные личности. Например, «Справедливую Россию» представляют работник штаба Сергей Юровский, превратившийся в политика только уже став депутатом, и Дмитрий Игнатьков, с которым произошло примерно то же самое. А вот от ЛДПР, я это только сейчас обнаружила, после ухода Леонида Булатова в Законодательное собрание депутатствует сейчас некто Степан Черепных. Кто он, откуда взялся, непонятно. Так что, может, и есть логика в таком решении – чтобы на место выбывших депутатов из партийных списков не заходили совсем темные лошадки. Высказываются опасения, что по одномандатным округам с помощью административного ресурса пройдут послушные бюджетники, врачи и учителя. Это будет, конечно, грустно, и вредно для города. А вот конкурентная борьба между людьми с ресурсом всячески приветствовалась бы. Сейчас начинаются праймериз «Единой России». Если будем живы, понаблюдаем за тенденциями.

В ожидании Оленинской народной республики

Наше локальное будущее
скоро «политическая» карта Тверской области изменится

В Тверской области идет подготовка к объединению в муниципальные округа Торжка и Торжокского района, Ржева и Ржевского района, Кимр и Кимрского района. В планах создание Конаковского муниципального округа, возможно, без Большого Завидова, которое станет отдельным Завидовским муниципальным округом с центром, как ни парадоксально, не в Завидове, а в Мокшине.

Во всех этих районах началось серьезное протестное бурление. Там есть большие и влиятельные поселения, которые теперь останутся совсем не у дел, даже без самых завалящих выбранных депутатов.

Но самая большая проблема – создание муниципального округа в Калининском районе. Главы поселений, таких как Каблуковское (Георгий Четверкин), Бурашевское (Сергей Рожков) и так далее, могут уйти в оппозицию губернатору так, что мало не покажется. В то время как основной государственный ресурс отвлечен на спецоперацию, уездный сепаратизм может поднять голову в самых неожиданных местах. Как бы не получить в результате какую-нибудь Оленинскую народную республику с мини-Лукашенко во главе!

Забытая годовщина

Наше локальное будущее
Игорь Руденя

Еще одна дата, незамеченная на прошлой неделе, – шесть лет губернаторства Игоря Рудени. 2 марта 2016 года кажется далеким мирным днем, когда все надеялись на лучшее. Бывали же такие дни в нашей жизни!

Игорю Рудене досталась разоренная область, к которой он до этого не имел отношения и из которой надеялся довольно быстро уехать. Но он со своими карьерными планами попал на затянувшийся всероссийский день сурка, который, похоже, заканчивается сейчас таким трагическим образом. Возможно, Игорю Михайловичу сейчас сложнее и страшнее, чем рядовым обывателям. А может быть, для него открывается окно возможностей. Мы продолжаем наблюдать.

Мария Орлова

фото: Андрей Сабынин, glas.ru, sobesednik.ru, vk.com/gorsad_tver, пресс-служба ТГД, www.zsto.ru, пресс-служба правительства Тверской области

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика