Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Как Карамзин открыл Афанасия Никитина

124

Как Карамзин открыл Афанасия Никитина

В 2021 году исполняется много круглых дат, связанных со значимыми событиями тверской истории или с жизнью и творчеством выдающихся соотечественников. Один из них – Николай Карамзин.

Прозаик, поэт, журналист, он во многом опередил современников. Карамзина считают одним из создателей русского литературного языка. Император Александр I в 1803 году назначил Николая Карамзина официальным историографом, что впоследствии стало причиной его представления перед сестрой императора Екатериной Павловной (1778–1818/1819), муж которой, принц Георг Ольденбургский, являлся генерал-губернатором Тверской, Ярославской и Новгородской губерний с центром управления в Твери, проживая в императорском путевом дворце.

Как Карамзин открыл Афанасия Никитина
Д. Б. Дамон Ортолани.
«Портрет Н. М. Карамзина»

Год 1803-й исследователи считают годом превращения ученого, писателя, публициста Карамзина в Карамзина – создателя «Истории государства Российского» «…чтобы оставить по себе Отечеству недурной монумент». Конкретная работа началась в 1804 году (собраны материалы и сделан текст половины первого тома), в марте 1806 года был готов второй том, в 1808 году – третий и начат четвертый том, и только летом 1811 года он закончил пятый том. Потом произошла война с Наполеоном, и только в 1816 году закончены восемь томов и начат девятый. Выход в свет «Истории» произошел в 1818 году с немалыми трудностями.

Место тверской земли в томах Карамзина

Как Карамзин открыл Афанасия Никитина

Впервые Тверь упоминается Карамзиным при описании нашествия войска Бату-хана, битвы на реке Сити и попытки взять врагами Новгород.

В четвертом томе тверской тематике уделено несколько глав. Это глава третья «Великий князь Ярослав Ярославич. Г. 1263–1272», четвертая под названием «Великий князь Дмитрий Александрович. Г. 1276–1294», в которой автор впервые начинает разговор о независимости Тверского княжества, седьмая глава «Великий князь Михаил Ярославич. Г. 1304–1319» и восьмая «Великие князья Георгий Данилович. Димитрий и Александр Михайловичи. Г. 1319–1328».

Шестой том весь посвящен годам правления Ивана III. Про Тверь упоминается в первой и четвертой главах, в них как бы мимоходом говорится о завоевании Твери, а «Иоанн – творец величия России».

Знаменитые тверские чтения

Как Карамзин открыл Афанасия Никитина
Александр I и его сестра Екатерина Павловна

В 1809 году в начале декабря московская знать пригласила императора Александра I посетить Москву. С собой Александр привез сестру – великую княгиню Екатерину Павловну с мужем. Живший с семьей в Москве Николай Карамзин тоже был представлен и императору, и его сестре, покровительнице литераторов, женщине умной, с либеральными взглядами, понимавшей значимость работ Карамзина. Она «осыпала его ласками» и пригласила приехать в Тверь для основательного ознакомления ею с трудами историка, в том числе с его представлением о современном положении России, с тем чтобы они были поданы царю.

Весь 1810 год Карамзин работал над «Запиской о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях». В начале 1811 года она была готова и при очередном приезде Карамзина в Тверь прочитана Екатерине Павловне. Оценка великой княгини была такой: «Записка ваша очень сильна», и она попросила отдать ее для передачи брату.

Как Карамзин открыл Афанасия Никитина

Приведем один из пассажей в адрес российского общества: «Везде грабят и кто наказан? Ждут доносов, улики, посылают сенаторов для исследования и ничего не выходит! Доносят плуты – честные терпят и молчат, ибо любят покой. Не так легко уличить искусного вора-судью, особенно с нашим законом, по коему взяткобратель и взяткодатель равно наказываются. Указывают пальцем на грабителей – и дают им чины, ленты, в ожидании, чтобы кто-нибудь на них подал просьбу. А сии недостойные чиновники в надежде на своих, подобных им, защитников в Петербурге беззаконствуют, смело презирая стыд и доброе имя, какого они условно лишились. В два или три года наживают по несколько сот тысяч и, не имев прежде ничего, покупают деревни».

Согласись, уважаемый читатель, что эти слова двухвековой давности звучат так, как будто их нам произнесли по телевизору или напечатали в независимых газетах. Меняется ли Россия?

А вот камни в адрес тогдашней власти, то есть в огород самого царя: «…равнодушие местных начальников ко всяким злоупотреблениям, грабеж в судах, наглое взяткобрательство капитан-исправников, председателей палатских, вице-губернаторов, а всего более самих губернаторов; наконец, беспокойные виды будущего, внешние опасности, – то удивительно ли, что общее мнение столь неблагоприятствует правительству?»

Александр «Записку» прочитал внимательно, остался очень ею недоволен и положил ее под сукно. В России она в копии была опубликована в 1837 году Александром Пушкиным в журнале «Современник».

Новое открытие Афанасия Никитина

Как Карамзин открыл Афанасия Никитина

К 1817 году Николай Михайлович продолжал делать «раскопки» в поисках исторической информации для своих томов по «Истории государства Российского». Подобные клады и залежи имелись во многих православных монастырях, в их библиотеках, куда доступ Карамзину был разрешен, ведь он имел статус государственного историографа. И вот однажды он нашел записки о тверском купце, побывавшем в Индии: «Я нашел их в библиотеке Троицы Сергиева монастыря при одной летописи в четвертку старинного письма».

С этого времени «Хожению за три моря» нашего земляка посвящены и продолжают появляться исследования историков, краеведов, архивистов, филологов с различными оценками текста, личности самого Афанасия, споры о цели путешествия в Индию и так далее и тому подобное. И везде звучит наша Тверь, а это приятно.

В результате споров и исследований текста «Хожения» пришли к согласию о времени путешествия: это 1468–1474 годы вместо ранее упоминавшихся 1466–1472 годах. Или вот вопросы о самом Афанасии – когда он родился? Можно предположить, что он родился в январе или феврале, так как в эти месяцы покровительствовал святой Афанасий. Сложное и ответственное путешествие мог начать зрелый человек 30–40 лет и с хорошим здоровьем, значит, он мог родиться в 1430–1440 годах, во время правления великого князя Тверского Бориса Александровича, при котором княжество успешно развивалось по многим направлениям. Торговля процветала, и род Афанасия, наверное, был богат, это подтверждает его грамотность, литературный стиль «Хожения».

И вообще, был ли Афанасий только купцом? Молодой князь Михаил Борисович и его окружение, постоянно находящиеся под неусыпным присмотром и давлением могущественного Ивана III, кому могли доверить тайную деликатную миссию налаживания контактов с Персией, Гератом? Разумеется, только патриоту-тверитянину. Самостоятельность, грамотность, верность князю и своей Твери, ну и, конечно, торговая выгода, которую мог получить тверской князь и тверские купцы от налаженных торговых контактов, – вот те критерии, по которым был выбран Афанасий, купец и разведчик. Да-да, разведчик. Пусть читатель заглянет в переводной текст «Хожения» и попробует ответить на вопросы: зачем на пути в Индию он (это с большой вероятностью) побывал в Средней Азии? С какой целью он приводил численность войск индийских княжеств, сообщал о местонахождении алмазных копей?

Исследования и публикации современных историков, литераторов, краеведов не прекращаются. Из них у нас в Твери назовем достаточно свежее издание Архивного отдела Тверской области «Хожение за три моря Афанасия Никитина» 2003 года под редакцией коллектива специалистов.

Борис Ершов

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика