Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Недаром помнит вся Россия…

Значительная часть культурной жизни Твери в 2012 году проходит под знаком 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года. Казалось бы, эти события слишком далеко отстоят от наших современников, чтобы их волновать, однако, оказывается, эта тема может захватить достаточно юных людей – учеников тверской общеобразовательной школы N№14, ставших участниками литературно-музыкальной гостиной «Гроза 12-го года», открытого мероприятия для библиотекарей городских школ

4

Недаром помнит вся Россия…Значительная часть культурной жизни Твери в 2012 году проходит под знаком 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года. Казалось бы, эти события слишком далеко отстоят от наших современников, чтобы их волновать, однако, оказывается, эта тема может захватить достаточно юных людей – учеников тверской общеобразовательной школы N№14, ставших участниками литературно-музыкальной гостиной «Гроза 12-го года», открытого мероприятия для библиотекарей городских школ

В эмоциональном исполнении школьников и организаторов гостиной – школьных библиотекарей Татьяны Косоруковой и Людмилы Кухаренко – прозвучали стихотворные и прозаические отрывки из произведений классиков и современников. Настоящей изюминкой мероприятия стало выступление доцента тверских филиалов МГЭИ и МЭСИ, члена исторического клуба реконструкторов «20-й егерский полк» Александра Снастина, исполнившего под гитару несколько старинных и современных песен на военную тему.  Александр Снастин – энтузиаст реконструкторского движения, воскрешающего воинский быт и боевое искусство Русской армии периода Отечественной войны 1812 года, участник юбилейной реконструкции Бородинского сражения, состоявшейся 2 сентября 2012 года под Москвой.

Задача реконструкторов состоит в том, чтобы максимально точно воссоздать элементы материальной культуры определенного периода нашей истории – одежду, предметы быта, оружие и т.д. и даже приблизиться к образу жизни того времени. Реконструкторы изготавливают одежду участников сражения вручную, как это делали в то время (швейные машинки получили распространение во второй половине XIX века). Александр Снастин признался, что впервые взял в руки иголку в клубе. На изготовление мундира он потратил четыре месяца, иногда приходилось распарывать и перешивать заново. Мастерство пришло с опытом.

Мундиры и шинели воинов, а также верхнюю женскую одежду того времени (в «сражении» участвуют маркитантки и санитарки) шьют из качественных, аутентичных видов сукна и льна. Ткани заказывают на известных ткацких фабриках – «Купавна» под Москвой, в Иванове и др. Работа кропотливая, детали сшиваются льняными нитками очень мелкими стежками швом «в точку». Источников информации о культуре быта того времени осталось очень мало, она собирается по крупицам, сведения черпают из архивов, музеев, литературы и в Интернете. Есть и «узкие специалисты»: кто-то мастерит киверы, кто-то – знаки отличия, пуговицы и т.д.

Обмундирование егеря включает в себя мундир, фуражку-бескозырку и кивер, который одевался только при наличии ружья, штаны из зеленого сукна с нашитыми на них кожаными крагами, то есть голенищами, – чтобы не сбить ноги, если приходится шагать по бездорожью. На груди у солдата образца Отечественной войны 1812 года скрещивались два широких ремня-перевязи, на которых держались патронная сумка, полусабля и штык. Через плечо солдат той войны носил скатку (свернутую шинель), а за спиной – ранец, в котором были запас сухарей на два-три дня, смена чистого белья и набор кожи для пошива сапог (в походе солдаты сами шили себе сапоги). Общий вес солдатской амуниции составлял в то время около 20 кг, да еще ружье весило 5 кг. В день во время активных боевых маневров солдат проходил по 25–30 километров, так что выносливость русскому воину в те времена требовалась нешуточная.

Обычно реконструкторы во время масштабных мероприятий живут в палатках на поле пять-шесть дней. Настоящие егеря ставили шалаши для ночлега – плели их из ивовых или березовых жердей, а крышу и «пол» устилали соломой. Современные «воины» тоже спят на соломе, спальники запрещены, как бы ни было холодно.

Даже пища у реконструкторов должна быть аутентичная: обычно это сытная куриная похлебка. Едят по солдатскому обычаю, из общего котелка, по очереди орудуя деревянными ложками. Вечерами в лагере под Бородино к костру тверитян стекались члены других клубов: здесь всегда звучали старинные солдатские песни.

Движение реконструкторов ценно тем, что зародилось снизу, это настоящая народная инициатива, вызванная, вероятно, чрезмерной обезличенностью и зарегламентированностью образа жизни нашего городского современника, своеобразным протестом против наступления технократической цивилизации, тягой к историческим корням и романтике, поисками более гармоничного образа жизни.

Вспоминая самые сложные моменты реконструкции Бородинской битвы в юбилейном 2012 году, Александр Снастин рассказывает:

– Конное подразделение «французов» несколько раз нападало на наш батальон, сформированный из участников нескольких реконструкторских клубов. Мы встали в каре, выставив штыки, а «французы» пытались ударами сабель по штыкам «развалить» наш строй. И тут только держись: сильный удар может расколоть деревянное древко штыка в щепки, может и по киверу достаться.

Александра Снастина за участие во «взятии» французской батареи в ходе «штыковой атаки» наградили настоящим орденом Святого Георгия IV степени. На вопрос, что чувствуют реконструкторы на поле боя, он ответил:

– Мы занимаемся воссозданием не только внешних атрибутов той эпохи, мы воскрешаем микроклимат времени. На Бородинском поле возникает реальное ощущение, что на тебя, как тогда на русского солдата, смотрит вся Россия, что именно от нас, здесь и сейчас, зависит судьба Родины. Это ощущение, пожалуй, самое главное, ради чего мы занимаемся реконструкцией. Этот боевой дух необходимо поддерживать и в современной армии.

Татьяна ТЮРИНА

Вам также могут понравиться

яндекс.ћетрика