Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

«Человек-камертон». Геннадия Климова вспоминают политики и бизнесмены региона

Геннадий Климов строил свою работу на человеческих отношениях с большинством важных для регионального сообщества людей. Они знали главное: от «Каравана» никогда не будет удара в спину, мы можем критиковать чиновника, когда он у власти, но никогда не воспользуемся его слабостью. За долгие годы те, о ком мы писали, стали нашими друзьями.

51

Геннадий Климов строил свою работу на человеческих отношениях с большинством важных для регионального сообщества людей. Они знали главное: от «Каравана» никогда не будет удара в спину, мы можем критиковать чиновника, когда он у власти, но никогда не воспользуемся его слабостью. За долгие годы те, о ком мы писали, стали нашими друзьями.

 

«Человек-камертон».  Геннадия Климова вспоминают политики и бизнесмены региона

Владимир Бабичев, советник губернатора, бывший глава Твери:

– С Геннадием Андреевичем у меня всегда были добрые, дружеские отношения. Для меня он был человеком со своей точкой зрения, всегда обоснованной, хотя она не всегда совпадала с моей. Ее можно было принимать или не принимать, но она всегда была обоснованной. Когда я сомневался в чем-то, я мог с ним обсудить эту тему, послушать его, чтобы принять правильное и окончательное решение. Он был разносторонним человеком со взвешенной позицией. Сейчас не хватает таких людей у нас в обществе. При всем при том, что он ко многим вещам относился критически, его позиция всегда исходила из того (как бы это ни звучало высокопарно), чтобы она была полезна для общества, для страны. Он был патриотом нашей страны.

Вот каким он был для меня человеком.

 

«Человек-камертон».  Геннадия Климова вспоминают политики и бизнесмены региона

Максим Ларин, руководитель холдинга «Афанасий», общественный деятель:  

– Геннадий Андреевич был моим старшим товарищем. Я не помню, когда мы познакомились, это было либо в конце прошлого века, либо в первые годы этого века. Хотя мы не часто виделись, но когда встречались, то разговаривали о политике, истории, бизнесе. Конечно, мы помогали друг другу в сложные времена. У каждого такое бывает. Геннадий Андреевич всегда имел свое мнение, и оно не всегда совпадало с мнением большинства. Интересный был человек, очень много знал, много читал. Всегда помню его улыбку.

 

«Человек-камертон».  Геннадия Климова вспоминают политики и бизнесмены региона

Станислав Петрушенко, депутат Законодательного Собрания Тверской области:   

– Геннадий Андреевич был умным человеком. Он не боялся называть вещи своими именами, не стеснялся выявлять проблемы и говорить о них, кто бы ни был у власти в регионе. Если он замечал что-то положительное, то обязательно хвалил и писал о том, что это делается правильно. Если бы все, так же как и он, всегда высказывали свое мнение, то у нас не было бы таких перегибов. Я с ним встречался за неделю до его трагического ухода, мы разговаривали, строили планы, договаривались о проведении большого интересного мероприятия. Жаль, что так произошло. Я его уважал.

 

«Человек-камертон».  Геннадия Климова вспоминают политики и бизнесмены региона

Владимир Боярский, заслуженный деятель искусств России, лауреат государственной премии РФ, директор ГБУК «Тверской Дом искусств»

– Таких достойных людей, как Геннадий Андреевич, в нашей жизни не так много. Я могу его сравнить с большим режиссером, выдающимся артистом. С ним всегда находился повод встретиться и поговорить. Встречи, которые были с ним, были очень интересны. Те книги, которые давал мне Геннадий Андреевич, открывали для меня что-то новое.

Он был замечателен тем, что был готов в случае необходимости прийти на помощь. Он много знал, многим интересовался. Он был порядочным и конкретным человеком. А конкретность очень важна для журналиста. Жалко, что Геннадий Андреевич очень мало прожил. И то, что он планировал, он уже не сделает. Но то, что он уже сделал, будет жить вечно.

 

«Человек-камертон».  Геннадия Климова вспоминают политики и бизнесмены региона

Виктор Крысов, предприниматель, бывший глава Конаковского района:

– Для меня Геннадий Андреевич был человеком-камертоном, с которым можно было сверить свои нравственные, человеческие, общественные взгляды. С ним можно было поговорить на абсолютно любые темы, поскольку его энциклопедические знания превышали мои. Когда я испытывал глубокую внутреннюю потребность посоветоваться, я звонил Геннадию Андреевичу. Мы разговаривали на совершенно отвлеченные темы, и таким образом находились ответы на вопросы, которые меня волновали.

Было очень важно, что Геннадий Андреевич по образованию технарь, а поэтому ко всем вопросам он подходил с научно-технической точки зрения, что особенно ценно. Это всегда был здравый смысл.

Кроме того, я назвал бы еще несколько его важных качеств. Первое – это был человек с чувством собственного достоинства, которое никому не раздавить. Его гражданская и политическая позиция подразумевала наличие очень влиятельных и готовых на крайние меры оппонентов. Не скажу, что врагов, но оппонентов. Но никто не мог его перешагнуть и согнуть, хотя на сгиб его жизнь много раз проверяла. Второе качество – здравый смысл. Когда не хватало у него каких-то знаний, экспертных оценок, он начинал рассуждать с точки зрения здравого смысла.

 

«Человек-камертон».  Геннадия Климова вспоминают политики и бизнесмены региона

Валерий Соколов, предприниматель:

– Геннадий Андреевич – это гора. Это человек, взгляды которого были разумны, основаны на определенном жизненном опыте. Взгляды у него были системные, хотя порой граничащие с авантюризмом, но вместе с этим полагающиеся на определенную базу.

Его смерть – это большая утрата. Он был у меня в охотхозяйстве в Торжокском районе на охоте буквально накануне. Не охотился, но фотографировал. И, узнав о его смерти через три дня, я просто не поверил в случившееся.

Я запомнил его очень вдумчивым, рассудительным, начитанным, имеющим свое мнение по любым вопросам. Если где-то он не мог ответить сразу, он брал паузу. Как я понимаю, он читал, вникал, а потом выносил свой определенный вердикт. Мне это очень нравилось, и мне этого сейчас не хватает. Мне не с кем даже обсудить ряд вопросов, не только деловых, но и жизненных, каких-то своих личных. И это не только мое мнение. Моя жена Татьяна Соколова присоединяется ко всем моим словам.

 

«Человек-камертон».  Геннадия Климова вспоминают политики и бизнесмены региона

Юрий Краснов, бывший первый заместитель губернатора Тверской области

– Мы с Геннадием Андреевичем никогда не клялись в дружбе друг другу. Это подразумевалось само собой. Наши отношения сложились так, что он мне стал даже ближе, чем люди, с которыми я дружил много-много лет. Его уход из жизни я расцениваю как уход дорогого и близкого человека, я воспринял это как очень серьезную потерю в моей жизни.

Наше знакомство состоялось где-то в 1995 году. Тогда Геннадий Андреевич только создал газету и пришел ко мне представиться. Я о нем слышал гораздо раньше, во время его активной деятельности на заводе «Центросвар». С первых наших встреч возникло взаимопонимание, которое определило наши отношения и как дружеские, и как очень необходимые и полезные для меня. Потому что он тверское общество знал досконально. И мне было очень важно в ситуациях, когда мне нужно было с кем-то посоветоваться, особенно по поводу претендентов на руководящие должности, я обращался к Геннадию
Андреевичу.

Если он хотел каким-то образом показать мне, что с чем-то он не согласен, с какими-то моими решениями, он делал это в своих статьях настолько корректно, что обиды у меня не возникало. За 13 лет, которые я работал в должности вице-губернатора и заместителя губернатора, было несколько десятков случаев, когда он очень резко и жестко критиковал очень высокопоставленных чиновников. Как правило, это были не тверские, а заезжие деятели, приехавшие в регион в поисках должностей и денег.

Он был превосходным аналитиком, и я очень ценил его оценки по ситуациям, которые для меня были проблемные. Очень ценил его поддержку, очень дорожил нашими отношениями и очень сожалею, что Геннадий Андреевич так рано ушел из жизни и нашего общества.

 

«Человек-камертон».  Геннадия Климова вспоминают политики и бизнесмены региона

Людмила Иванова, руководитель ГКУ «Аппарат Общественной палаты Тверской области»:

– У времени свои законы, свои правила, свои закономерности. Иногда бывает очень сложно понять, принять, даже просто поверить в то, что происходит. У меня до сих пор с трудом получается не то что говорить, а даже думать о Геннадии Андреевиче в прошедшем времени. Он знал о прошлом и будущем больше многих. Пытливый ум, логика, инженерное мышление и глубокая проницательность сочетались в нем самым причудливым, непостижимым образом, превращаясь то ли в пророчество, то ли в предостережение… Настоящее анализировал и оценивал с позиции абсолютно свободного человека, не связанного условностями и ограничениями, не имеющего привычки оглядываться, как мне казалось, всегда с вызовом, иногда намеренно провокативно. Не терпел шаблонов, стереотипов, не любил петь в хоре. У Климова была своя формула жизни, своя стратегия. Умный, смелый, дерзкий, неудобный, ироничный, но нисколько не подлый. Это теперь я понимаю, что Климов никогда не имел цели обидеть или унизить. Его сердце умело любить, понять чужую боль, в компании он непременно становился центром внимания, шутил, подкалывал, балагурил. Не всем и не все дано понять из того, что делал, говорил, писал, планировал Геннадий Андреевич. Это масштаб яркой, неординарной личности, теперь уже наследие времени.

 

«Человек-камертон».  Геннадия Климова вспоминают политики и бизнесмены региона

Александр Буренков, предприниматель:

– Мы вместе работали на «Центросваре». Молодые, ровесники, почти одногодки. Я поступил на завод в 1985 году мастером и вскоре стал начальником сборочно-сварочного цеха № 1. В непрерывной суете в решении задач по выполнению месячного плана, борясь с ежедневным кавардаком по выявлению «дефицита» деталей для сборки станин кузнечно-прессовых станков, впервые услышал, что есть где-то в самом сердце заводоуправления некий отдел автоматизации и программирования (точное название не помню), возглавляемый неким гением Климовым, который привез на завод целую команду из Воронежа.

По прошествии времени в памяти остаются не столько факты, связанные со знакомством с тем или иным человеком, сколько впечатление. Так вот, мое впечатление о Климове периода «Центросвара» лучше всего можно выразить стихами Маяковского из поэмы «Хорошо»: «До самой мужичьей земляной башки докатывалась слава – лилась и слыла, что есть за мужиков какие-то «большаки» – у-у-у! Сила!»

Мужики – это мы, линейные работники выпускающих цехов, которые постоянно страдали от неточности комплектации деталями, из которых надо было произвести готовые изделия. Если мой цех в месяц выпускал порядка 100 единиц готовых сборочно-сварочных изделий, то можно представить, какой ассортимент деталей должен был поступать в цех ежедневно. Должен был поступать, но никогда не поступал! Климов взялся наладить планирование изготовления и учета поставки в наши цеха этих деталей. К Климову мы относились, как к «большакам» – «у-у-у сила!».

Климов был большим романтиком только потому, что взял на себя решение такой задачи. Решить ее было невозможно по двум причинам. Первая причина связана с быстродействием ЭВМ того времени, работающих на перфокартах, при отсутствии таких же ЭВМ в самих цехах и их сосредоточенностью в центре, который выдавал нам информацию на распечатанных бумажных носителях, устаревающую уже в момент распечатывания. Вторая – попытка автоматизации управленческих процессов – выявила главное: невозможно компьютеризировать кавардак в бумажном учете!!! Насколько помню, это была главная заслуга Климова с его командой, которая выявила отсутствие точного бумажного учета на основе обычных накладных материальной ответственности за пропажу деталей.

Началась перестройка, заказы стали рушиться. Климов с необычайной легкостью организовывает малое государственное предприятие по производству отопительных батарей по немецкой технологии. Каким-то образом убеждает Липецкий металлургический завод войти в его учредители целым составом холоднокатаного металла в объеме 3,5 тысяч тонн.

Геннадию была совершенно чужда какая-то меркантильность, он мог безбедно жить с этим предприятием, постепенно создав свое на стороне, и т.д. Он жил в постоянном поиске себя… Из его команды воронежцев постепенно образовалась процветающая компания «Солвер».

По-настоящему Гена нашел себя в журналистике, создав газету «Караван». Смею уверить тверитян, что это уникальный случай в новейшей истории журналистики: газета, которую никто не финансирует, которая сама себя кормит и поэтому действительно независимая. Если есть еще такие случаи в современной России, то назовите. Очень печально, что власть не понимает необходимости такой прессы, которая исполняет роль обратной связи общества с властью, и, вместо того чтобы просто поддерживать ее размещением рекламы, официальной информации, начинает с ней бороться. Геннадий всегда откликался на просьбы своих старых товарищей. Однажды он мне помог абсолютно бескорыстно остановить совершенно дикое уголовное дело против родственников моей жены.

Гена всегда оставался непроходимым романтиком. Будучи сам родом из Воронежа, влюбился в тверскую землю настолько страстно, что все свои культурологические построения сводил к тому, что вся Русь пошла из Твери, что там Русь – сама Индия. Я считал это чудачеством. Но однажды совсем недавно я решил познакомить его с человеком, который родился в Индии, так как там работали его родители. Каково было мое удивление, когда они начали говорить на одном языке: Геннадий называет реки Тверской области и средней полосы, тот подтверждает, что такие же есть в Индии, то же по совпадению различных слов и т.д. В конечном итоге мой товарищ приходит к пониманию того, почему на старых индийских картинах так много снега, которого нет сейчас. Оказывается, потому, что индусы или арии пришли в Индию из района Твери! После этого случая я стал осторожнее относиться к его гипотезам, вспомнив евангелистскую притчу о том, что нет пророка в своем Отечестве.

По многим вопросам мы не были единомышленниками, иногда сильно ругались, но берегли друг друга в своей жизни. Он мне после очередного жаркого спора о том, кто больше любит Россию –  либералы или патриоты, не соглашаясь с моими аргументами, говорил: «Ну, никуда тебя не денешь, родной все же!» Сейчас видно, что под обоими понятиями мы имели в виду одно и то же. Но это тема отдельного разговора.

Мы должны были встретиться год назад, 26 октября 2018 года, на чтениях в память 25-летия обретения мощей священномученика Фаддея, архиепископа Тверского. Но 24 октября Геннадий Климов скоропостижно умер. На чтения пришла одна Мария Орлова и сделала репортаж об этом удивительном событии в Тверской епархии.

Мария Орлова

Вам также могут понравиться

яндекс.ћетрика