Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Как говорить с детьми о сексе? Дарья Рахманинова прочитала лекцию в Твери

19 мая с лекцией для подростков в Твери выступила Дарья Рахманинова, педагог, научный сотрудник Института биоорганической химии РАН, автор проекта «Неудобный разговор». Что такое любовь? Чем флирт отличается от харрасмента (домогательства)? Как обезопасить себя и научиться говорить нет? Как построить здоровые отношения с близкими? Эти и другие вопросы Дарья обсуждала с подростками и их родителями на проекте «Большое будущее» в лектории «Живое слово». «Караван» поговорил с Дарьей о том, почему важно общаться с детьми на табуированные темы любви и секса.

10

19 мая с лекцией для подростков в Твери выступила Дарья Рахманинова, педагог, научный сотрудник Института биоорганической химии РАН, автор проекта «Неудобный разговор». Что такое любовь? Чем флирт отличается от харрасмента (домогательства)? Как обезопасить себя и научиться говорить нет? Как построить здоровые отношения с близкими? Эти и другие вопросы Дарья обсуждала с подростками и их родителями на проекте «Большое будущее» в лектории «Живое слово». «Караван» поговорил с Дарьей о том, почему важно общаться с детьми на табуированные темы любви и секса.

Как говорить с детьми о сексе? Дарья Рахманинова прочитала лекцию в Твери

– Дарья, почему вы решили заняться темой сексуального просвещения?

– Я преподаю биологию, анатомию и физиологию. Много работала вожатой в лагерях, и когда дети задавали «неудобные» вопросы,  например, откуда берутся дети, как лечится ВИЧ, я им достаточно откровенно и с опорой на научные исследования отвечала. Потом мы это обсуждали с родителями, и они радовались, что могут переложить бремя этих сложных бесед на другого. В итоге родился проект «Неудобный разговор», где на самом деле 90% – это про психологию отношений и только 10% – про физиологию. Мы с коллегами читаем лекции, проводим тренинги, объясняем детям и подросткам, как устроена половая система, какие есть способы контрацепции, как определить свои личные границы, что делать, если вдруг случилось насилие.

– Насколько готово российское общество к такому откровенному разговору? И как с этим обстоят дела за границей?

– Считается, что самая продвинутая в этом плане Америка, но и там все зависит от штата – есть штаты консервативные, а есть прогрессивные. И такая же ситуация в Европе. Что касается России, то мы своим проектом не собираемся устраивать революцию – мы за эволюционный подход и хотим работать в связке с родителями и педагогами. Часто приходится сталкиваться со стереотипами, что сексуальные темы нужно обходить стороной. Мы объясняем родителям, что наши разговоры на самом деле про безопасность ребенка. Тогда они начинают прислушиваться.

– С какими еще стереотипами на тему секса вы сталкиваетесь в работе?

– Например, неправильное представление о девственной плеве. Считается, что при лишении девственности обязательно происходит разрыв плевы, который увидит гинеколог. Была даже инициатива массово проверять старшеклассниц у гинеколога, чтобы он потом мог доложить результаты. На самом деле, далеко не всегда разрыв плевы виден и не всегда первый половой акт происходит с болью и кровью. Все очень индивидуально, поэтому такие инициативы бессмысленны.

– Что ответить ребенку на вопрос, откуда берутся дети?

– Дети развиваются в животике, а затем выходят через родовые пути – часть матки и влагалища.

– Не испугает ли ребенка слово «влагалище»?

– Это пугает взрослых, но не детей. Неудобной эта тема становится для подростка, а маленькие дети просто удовлетворяют свое любопытство и не придают большого значения теме секса, если нет внешней заряженности этой темы. Это все родительские заморочки. И потом, дети должны знать названия частей тела ради собственной безопасности – например, чтобы в случае чего объяснить, где болит. Нужно относиться к названиям половых органов как к терминам. Кстати, в ботанике тоже есть понятие влагалища – это часть листа, которая окружает стебель.

– А если ребенок интересуется дальше и спрашивает, как он оказался в животе?

– Попробуйте сначала себе рассказать, как происходит половой акт. Какие выражения вы подберете? А затем уже повторите это ребенку. Нужно подготовиться, иначе, если вы будете напряжены, ребенок это почувствует.

– А не будет ли травмой, например, для пятилетних детей услышать о половом акте?

– Слушайте, вся реклама эксплуатирует тему секса. Трейлер «Игры престолов», считается, не травмирует психику ребенка, а рассказ взрослого почему-то должен травмировать. Получается, что ребенок видит сексуальное вокруг, но никто об этом не говорит, и это усиливает напряжение. Повторюсь, что до пубертата (полового созревания. – Прим. ред.) дети спокойнее воспринимают тему секса. Возраст до 11–12 лет, по рекомендациям ВОЗ, наиболее оптимальное время для таких разговоров.

– Почему тема секса считается табуированной? Об этом стесняются говорить, придумывают кучу синонимов.

– На самом деле, все зависит от общества. Например, дети, которые растут в деревнях, гораздо проще относятся к теме секса: они видят, как совокупляются животные, наблюдают роды собак, коз и так далее. Что касается синонимов, здесь как кому удобнее. Можно употреблять эвфемизмы типа «нефритовый стержень» или «цветок лотоса» – главное, чтобы ваш партнер и врач мог понять, что вы имеете в виду. Но так как я биолог, меня не напрягают анатомические названия частей тела: вульва, влагалище, половой член. Мне кажется, если бы все говорили на одном языке, было бы проще.

– Нужно ли половое просвещение в школах?

– Было бы классно, если бы оно проводилось в рамках дополнительного образования, если бы родители включались и понимали ценность половой грамотности.

Любовь Кукушкина

Вам также могут понравиться

яндекс.ћетрика