Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Императрица вернется в Тверь. Горожане осознают необходимость памятника к 290-летию Екатерины II

Несмотря на то что депутаты Тверской городской думы по формальным основаниям (недостаток подписей) не стали рассматривать инициативу горожан об установке памятника Екатерине II, у этой идеи все большие перспективы. Этого требует сама историческая справедливость, и краевед Борис Ершов объясняет почему.

11

Несмотря на то что депутаты Тверской городской думы по формальным основаниям (недостаток подписей) не стали рассматривать инициативу горожан об установке памятника Екатерине II, у этой идеи все большие перспективы. Этого требует сама историческая справедливость, и краевед Борис Ершов объясняет почему.

Императрица вернется в Тверь. Горожане осознают необходимость памятника к 290-летию Екатерины II

От Софии Фредерики Августы до Екатерины

Родилась будущая императрица в прусском Штеттине в семье губернатора принца Христиана Августа и его супруги принцессы Иоганны Елизаветы Голштинских 21 апреля (1 мая по н. ст.) 1729 года, ей дали имя София Фредерика Августа принцесса Ангальт-Цербстская. Воспитание и образование она получила домашнее в лютеранском духе, то есть в строгости, однако все отмечали ее независимость в суждениях.

В феврале 1744 года, в 15-летнем возрасте, мать привезла ее в Петербург по приглашению русской императрицы Елизаветы Петровны, озабоченной судьбой наследника престола Петра Федоровича, родившегося в 1728 году в семье Анны Петровны, дочери Петра I, и герцога Карла-Фридриха. Наследник жил в России с 1742 года под наблюдением самой Елизаветы. В невесты Петру как раз и намечалась София Фредерика.

28 июня 1744 года был совершен обряд перехода из лютеранства в православие с новым именем – Екатерина. На следующий день по повелению императрицы Елизаветы состоялось обручение Екатерины и Петра. Происходило это действо в Москве, в Кремле, куда все прибыли заблаговременно из Петербурга через Тверь. Свадьбу провели через год, 21 августа 1745 года. Петр III стал называться великим князем, Екатерина – великой княгиней.

 

Дворцовый переворот

Любви у молодоженов не было – разные характеры, мировоззрение, времяпрепровождение. Екатерина занималась самообразованием, прилично освоила русский язык, читала философов (Вольтер, Дидро, Даламбер и др.), была общительной, завоевала популярность в народе и, главное, в гвардии.

Петр оказался почти полной противоположностью: Россию не любил, боялся ее, преклонялся перед всем прусским, особо почитал короля Фридриха II, время проводил с верными голштинцами – солдатами. По характеру был слаб, к жене равнодушен, презирал все православное. Все качества Петра отталкивали его от русского общества. С рождением в 1754 году единственного сына Павла личные отношения стали еще более натянутыми.

25 декабря 1761 года умерла императрица Елизавета Петровна, в последние два года мучившаяся астмой и припадками эпилепсии. На трон вступил Петр III, он царствовал в империи 186 дней, в течение которых принял ряд противоречивых для своей репутации указов, манифестов, резолюций. Роковую для него роль сыграли заключение мира с Пруссией, что свело на нет победы русских войск в Семилетней войне 1756–1763 годов; намечаемая секуляризация церковно-монастырской земли; начало переделки русских войск на прусский лад; провоцирование войны с Данией в пользу Голштинии.

Гвардия 28 (или 29) июня 1762 года выступила против императора, совершив дворцовый переворот, провозгласив самодержицей-императрицей Екатерину. Ее мужа знатные гвардейцы арестовали и сослали в Ропшу, где находился загородный дворец. Его караулили князь Барятинский, Алексей Орлов и другие. 5 или 7 июля в драке Петр III был убит, народу сказали о его смерти от болезни. Вскоре стали появляться самозванцы с его именем, среди них Емельян Пугачев.

 

Екатерина и тверские пожары

Впервые Екатерина увидела Тверь летом 1744 года проездом в Москву на обручение с Петром III. Тогда город являлся главным в тверской провинции Новгородской губернии и управлялся канцелярией и воеводами, магистратом. Внешне Тверь выглядела почти сплошь деревянной, особенно на посадах. Можно предположить, что город Екатерине тогда не приглянулся.

Через год после коронации у императрицы возникли с Тверью серьезные, трагические дела: 12 мая 1763 года в городе случился страшный пожар. Предоставим слово первому тверскому историку Диомиду Карманову (1740–1795): «Отъ сего пожара, въ который не многие имение свое спасти могли, обыватели пришли въ самую бедность и не только къ строению домовъ не были въ состоянии, но и пропитания себе сыскать не могли». Были жертвы, например: «…в каменной церкви Рождества Христова думали спастись от пожара священник с причетниками и некоторые прихожане, но сгорела церковь, сгорели и укрывшиеся в ней люди, всего 33 человека» (историк Владимир Колосов, 1854–1919). Даже мощи св. благоверного князя Михаила Ярославича выносили из собора к устью Тьмаки, опасаясь худшего.

Сгорело 852 дома и строения, почти весь кремль, соляные амбары, магистрат, несколько церквей, «заводы-мастерские» (кирпичные, кожевенные, восковые, солодовенные и прочие). О катастрофе в Петербурге вскоре узнали от посланного обер-офицера, и 19 мая императрица объявила именной указ сенату «…погоревшим в Твери жителям… учинить к воспоможению всевозможные способы». Диомид Карманов: «Ея Императорское Величество всемилостивейшая великая государыня, истинная Отечества матерь, из особенного своего къ сему городу благоволения повелела, во первыхъ, несчастнымъ жителямъ на пропитание выдать хлеба на год, а на возобновление города двести тысяч рублевъ…», кроме того, на восстановление жилищ и на покупку железа для крыш еще 50 тысяч.

Такое решение ею было принято в непростых обстоятельствах жизни империи: «Финансы истощены, армия не получала жалованья за три месяца. Торговля находилась в упадке, ибо многия отрасли ея были отданы въ монополию. Не было правильной системы въ государственном хозяйстве» (А. Брикнер, 1885 г.). Имели место и другие проблемы, но для Твери деньги нашлись! Наверное, с этих пор и возникло мнение: императрица у нас немка по рождению, но русская по духу.

В Тверь сразу же была направлена «знатная особа, придав архитекторов; почему и присланъ былъ его сиятельство господин генерал-аншефъ смоленский губернаторъ граф Вилимъ Вилимовичъ Ферморъ, и при нем архитектор Петръ Никитинъ съ помощниками…» (Д. Карманов). К 12 июня 1763 года все планы города были засняты, и Никитин (1727–1784) отправился в Петербург, где под руководством И.И. Бецкого (1704–1795) бригада П. Никитина в составе М. Казакова, А. Квасова, П. Обухова разработала проект новой планировки и застройки Твери, утвержденный императрицей 22 июня. Их мы имеем и поныне почти в неизменном виде.

Через 10 лет, тоже в мае 27-го числа 1773 года, в Твери возник новый пожар, в Заволжье сгорела вся улица Троицкая до Отроч монастыря. Екатерина опять повелела составить новый план застройки Заволжья и Затверечья. План был исполнен при губернаторе Якове Сиверсе (1731–1808) к 1780-м годам.

Борис Ершов

Вам также могут понравиться

яндекс.ћетрика