Тарас превратился в «Контрабас»

7

Моноспектакль «Контрабас» по Патрику Зюскинду состоялся 8 октября в Тверской областной филармонии.

Моноспектакль «Контрабас» по Патрику Зюскинду состоялся 8 октября в Тверской областной филармонии.

Фото: Наталья Зиганшина

Премьера оказалась и единственным представлением, поэтому в зале яблоку негде было упасть. Впрочем, как и на сцене, – там среди оркестрантов филармонии, среди флейт, тромбонов, пианино и контрабасов метался, переодевался, откровенничал и сходил с ума исполнитель главной роли Тарас Кузьмин.

 

Фактура спектакля очень сложна и необычна. Это долгий путаный монолог контрабасиста из государственного оркестра, по сути, рядового служащего, у которого все в жизни «гарантировано» – жалованье, отпускные, соцпакет. Он хлещет пиво на сцене и по мере опьянения становится все более откровенен. От восхищения своим инструментом и своей службой он постепенно переходит к тоске и глухой ненависти. Перед нами открывается подлинная трагедия маленького человека, который не в силах изменить свою жизнь, в том числе открыть свои чувства любимой – оперной певице Саре.

Говорят, в Пензу с этим спектаклем приезжал Константин Хабенский, в «Сатириконе» его исполнял Константин Райкин. У нас такой труднопроходимый материал мог осилить, пожалуй, только многогранный актер Тарас Кузьмин. В начале спектакля он вылез из контрабаса и в финале ушел в контрабас – как не вспомнить чеховского человека в футляре.

В спектакле множество тонких деталей, символов и находок. Герой, как аутист, общался с публикой через фотокамеру – изображения возникали на круглом экране над филармоническим органом. Монолог о великих композиторах, об оркестре, о музыке, которая вечна, о жажде настоящего поступка и страхе перед ним звучит все более пронзительно. В финале белая концертная рубашка контрабасиста превращается в смирительную. Но лучшие сцены, конечно, эротические. Особенно смычок, неистово пилящий по телу контрабаса во время мечтаний о любимой. В общем, все по Фрейду.

А сцена раздевания, когда рубашка, смокинг и бабочка героя переходят к контрабасу и они сливаются в единое существо? Безусловно, контрабас в спектакль – абсолютно живое создание. Недаром этот инструмент фактически повторяет форму женского тела – для героя игра на контрабасе еще и сублимация любви.

Оркестр филармонии под управлением Андрея Кружкова отражал и усиливал все ключевые моменты спектакля. Отдельную роль сыграл прекрасный контрабасист филармонии Виталий Барменков. В финале он становится альтер-эго главного героя: звучит его соло, Сара вырывается из рук музыканта и прячется в футляр контрабаса, но за открытой крышкой ее нет.

Финал был сыгран на очень высокой ноте – думаю, у большинства зрителей просто ком в горле стоял. Хорошо, что и герой, и певица все-таки вылезли из футляра, чтобы наряду с оркестром филармонии получить заслуженную громовую порцию аплодисментов. Отдельная благодарность была вынесена директору филармонии Татьяне Сальниковой. Как сказал Тарас, «только хорошие директора могут позволить на сцене настоящее безумие».

Ну а то, что Тарас и контрабас рифмуются, это вообще какая-то крайняя степень символизма. Вообще, Тарас Кузьмин удивительно рифмуется с тверской культурной жизнью и переводит ее на новый высокий уровень.

Любовь КУКУШКИНА

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика