Классический театр — секрет уникальности

17

 Вам не кажется, что мы все сильно погрязли в собственных бытовых проблемах, по телевизору смотрим только новости и сериалы, между собой обсуждаем либо политиков, либо котировки валют. А как же культура? Нет, не та, которой нас потчевали все новогодние праздники по государственным каналам. И не та, что собирает очереди в кассы кинотеатров.

Классический театр - секрет уникальности     Вам не кажется, что мы все сильно погрязли в собственных бытовых проблемах, по телевизору смотрим только новости и сериалы, между собой обсуждаем либо политиков, либо котировки валют. А как же культура? Нет, не та, которой нас потчевали все новогодние праздники по государственным каналам. И не та, что собирает очереди в кассы кинотеатров.
    Скажите, вы давно были последний раз в театре?
    Сейчас ведутся горячие споры даже на самом высоком государственном уровне о состоянии культурного воспитания наших граждан. Чего уж там говорить, уровень этот — ниже среднего. Народ активно оглупляется. Этому способствуют все средства массовой информации и даже — да-да, некоторые театры.
    Накануне Нового года главный редактор еженедельника "Караван+Я" Геннадий Климов встретился с главным режиссером Тверского академического театра драмы Верой Ефремовой. Известно, что Вера Андреевна — не просто талантливый творческий человек, но одна из немногих в Твери, кто искренне переживает за нашу культуру, наследие, просвещение, будущее.
    Вера Ефремова: — За всю свою жизнь я получала очень много рецензий. А недавно мне преподнесли сразу два подарка. Я возила в Москву "Маскарад", после чего в театральном журнале "Страстной бульвар, 10" вышла статья Константина Щербакова "Консерватизм Веры Ефремовой". Автор писал о том, что, если бы сегодня были живы Товстоногов и Гончаров, они бы, наверное, пожали мне руку. Это был первый подарок.
    Второй преподнесли мне вы, Геннадий Андреевич. Спустя еще какое-то время я прочла вашу статью в "Караван+Я", за что вам огромное спасибо. Поэтому мне именно с вами хочется поговорить на тему нашей современной культуры.
    Ведь не может же такого быть, чтобы театр как таковой перестал существовать. Сегодня половина людей воспринимает его как развлечение, другая — как учебник. Но в последнее время многие театры настолько непристойно себя ведут, что стали восприниматься как пошлое действо.
    Геннадий Климов: — Может быть, в этом они видят современность, работают, так сказать, на угоду публике, которой подавай исключительно зрелище, каким бы иногда омерзительным оно ни казалось.
    В.Е.: — С моей точки зрения, современность заключается в другом. Я, допустим, беру сегодня классическую пьесу и думаю: а она сегодня нужна, она может чем-то помочь людям? И при этом наш театр остается востребованным.
    Г.К.: — Чем вы можете объяснить современные тенденции к переделке классической литературы. Их как бы перекладывают на современный лад со всеми нынешними модными тенденциями: раздевают, переодевают, украшают. У нас нет современных драматургов, и единственное, что остается, — ремейк старого?
    В.Е.: — Я считаю, что у нас очень много хороших драматургов. Но, допустим, уровня Вампилова нет никого.
    Г.К.: — На самом деле в России вы, ваш театр, ваше творчество выполняете особую миссию. Сейчас, в силу обстоятельств, люди, к сожалению, перестали понимать грань между хорошо и плохо. И эта борьба между белым и черным, добром и злом сегодня идет везде: и в политике, и в промышленности, и уж тем более в нашей повседневной жизни. И в театрах идет та же самая борьба. Кто-то возьмет, выведет на сцену голую женщину, она там постоит полчаса, аншлаг обеспечен. Но ведь это всего лишь форма без какого-либо содержания.
    Ваш театр остался один, это такой последний бастион, где сохраняются добро и нравственность. При этом когда все кинулись ставить бредятину, вы, сохранив свой консерватизм, сохранили свое лицо и стали единственным и оригинальным на фоне остальных, которых много.
    В.Е.: — У нас тридцать три года идет "Вишневый сад". Это, наверное, что-то да значит. В 1956 году я закончила ГИТИС, мои учителя — Гончаров и Горчаков. Я стараюсь в любом классическом персонаже найти ту человеческую сущность, которая была бы актуальна и сегодня. Сейчас я собираюсь ставить Достоевского "Униженные и оскорбленные". Я понимаю, что нужно найти в этом произведении что-то, что было востребовано сегодня.
    Г.К.: — Думаю, что ваш театр вполне можно было бы сделать своеобразным брендом территории. Тверь — это город классического русского театра.
    В.Е.: — У меня тоже была такая мысль. Но в одиночку с этим не справиться. Потому я и хотела обратиться к вам за помощью. Вы же не только редактор и журналист, вы еще и исследователь. Вы должны глубже понимать происходящие сегодня процессы.
    Г.К.: — Сейчас пришло время, когда начало возрастать лидерство именно деятелей культуры, таких людей, как вы. Сегодня политики и предприниматели уходят на второй план — именно от деятелей культуры в России зависит исход борьбы мглы и света. Таких театров, как тверской драматический, наверное, уже во всем мире не осталось. И в этом его оригинальность. В искусстве очень важно быть "особым". Нам, тверитянам, я считаю, повезло, что мы в любой момент можем сюда прийти. А как быть остальным? Поэтому я предлагаю обратиться к современным технологиям. Обещаю поговорить с губернатором Тверской области Дмитрием Зелениным о создании виртуального театра в Интернет на базе Тверского драматического театра.
    Второе, сейчас в Твери будут устанавливаться такие светящиеся панно для туристов. Я думаю, что было бы очень здорово разместить на некоторых из них сцены из ваших спектаклей.
    Мне кажется, нам пора переходить к практическим действиям: обозначению нашего драматического театра как своеобразного символа Твери.
    В.Е.: — Убеждена, что в конечном итоге это пойдет на благо нашим горожанам, гостям города. Это нехорошо, когда люди забывают свою культуру. И хорошо, что в вашем лице я нашла поддержку. Думаю, что совместными усилиями у нас все получится.
    
    Марина ГАВРИШЕНКО



Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика