Брат пошел на брата, земляк на земляка

Калязинское эхо Кронштадтского восстания

216

Брат пошел на брата, земляк на земляка

Открытый недавно в парке «Патриот» в Санкт-Петербурге монумент в память жертв Кронштадтского восстания, происходившего в марте 1921 года, напрямую касается и уроженцев Тверской области.

В числе главных руководителей мятежных моряков был 30-летний матрос из-под Бежецка, гальванер линкора «Севастополь» Петр Перепелкин. Он происходил из крестьян деревни Воробьево Княжевской волости Бежецкого уезда. Деревня находилась в юго-восточной части уезда, рядом с Койской волостью тогдашнего Кашинского уезда (сейчас Сонковского района). После подавления восстания на допросе Перепелкин отвечал, что он «беспартийный, ни в какой партии никогда не был; политические убеждения к советской власти, но против комиссародержавия». До призыва на флот он был типичным крестьянином-отходником, подавшимся в Петербург на заработки. Он имел низшее образование и трудился в столице Российской империи пекарем. На службе был с 1913 года, с 1914 года служил на линкоре «Севастополь».

В постановлении президиума Петроградской ЧК, приговорившего его к расстрелу, говорится: «Перепелкин Петр Михайлович, 30 лет, крест[ьянин] Тверской губ[ернии], гальванер линкора «Севастополь», беспартийный, холост, 1 марта 1921 года был избран делегатом на собрание по выборам в Совет, на котором был избран членом Ревкома. Был секретарем собрания выборных, заведовал Агитотделом Ревкома после взятия в плен члена Ревкома Вершинина. В качестве заведующего Агитотделом послал с литературой до 50 человек. Когда поднимался разговор об отступлении, то настаивал на взрыве замков у орудий. Арестован на линкоре «Севастополь», когда приехал объяснять положение вещей».

В соответствии с вынесенным приговором Петр Перепелкин был расстрелян в апреле 1921 года.

Брат пошел на брата, земляк на земляка
Стефан Иосифович Пухальский

По другую сторону баррикад оказался умерший сто лет назад в Твери, возможно вследствие стресса, полученного при подавлении Кронштадтского восстания, поэт и общественно-политический деятель Стефан Иосифович Пухальский (1883–1921). Он родился в Варшаве в дворянской семье. Окончил 1-ю Московскую гимназию (1902), учился в Варшавском университете (1902–1905), из которого был исключен за участие в студенческом движении, и в итоге окончил юридический факультет Московского университета (1907).

Будучи выслан из Москвы, в 1908–1917 годах преподавал в Калязинской женской гимназии, служил помощником присяжного поверенного в Кашинском окружном суде. Во время Февральской революции был избран председателем уездного комитета общественной безопасности в Калязине. С июня 1917 года жил в Твери, был членом губернской земской управы, редакции газеты «Объединение», председателем комитета по делам польских беженцев. После Октябрьской революции вошел в состав Тверского горсовета и губисполкома, возглавлял городской и губернский отделы народного образования.

Первоначально Пухальский не был большевиком, а принадлежал к меньшевикам и был членом Тверского комитета Российской социалистической рабочей партии интернационалистов в 1919–1920 годах, в это же время являлся одним из организаторов Тверского Пролеткульта (1918), участвовал в первом съезде пролетарских писателей Тверской губернии (1919). Также входил в состав Тверского литературно-художественного общества имени И.С. Никитина, которое возглавляли тверские левые эсеры, и Общества изучения Тверского края (1920). Был автором воспоминаний «Три встречи с Чеховым».

После самоликвидации партии, к которой он принадлежал, был принят в ряды РКП(б) и избран делегатом Х Съезда партии от Твери. Вместе с другими делегатами был мобилизован и послан с оружием в руках на «кронштадтский лед». Участие в подавлении восстания своих же революционных матросов произвело на Пухальского удручающее впечатление. Он опубликовал стихотворение «Кронштадт», в котором есть такие рефлексирующие строчки:

Я в белом, бело все кругом

И только черно подо льдом.

И только черно над землей,

Где было небо с синевой…

Лишь в горле застревает крик.

В руке дрожит убийца-штык.

А рядом здесь со мной ползет

Паук убийства – пулемет.

Молчим, скользим,

                   молчим, скользим.

Что думали мы в этот час?

Кто прав, кто виноват из нас.

В начале осени 1921 года Пухальский скончался в Твери. Был похоронен на Смоленском кладбище, могила не сохранилась. Именем С.И. Пухальского названы три улицы в Твери и улица в Калязине. Имя П.М. Перепелкина до недавнего времени было напрочь забыто. Пересеклись ли они в Кронштадте в марте 1921 года, об этом история умалчивает.

Ярослав Леонтьев

 

 

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика