Белые пятна тверской истории

115
Белые пятна тверской истории
Спасо-Преображенский собор, Тверь. 1903 год

В областной библиотеке им. Горького в начале декабря состоялись презентации двух книг, содержащих не очень известные для массового читателя сведения о некоторых эпизодах тверской истории.

Святые и подвижники

Белые пятна тверской истории

Первая из них – монография с названием «Небесные заступники Верхневолжья: история почитания святых и подвижников благочестия». Автором этого многостраничного труда, которому подойдет название «энциклопедия», является филолог, краевед кандидат исторических наук Галина Гадалова.

Каждая из частей содержит обширный текст, сопровождающийся многочисленными ссылками на источники разного происхождения и времени, а также собственные оценки и пояснения. Конкретный перечень святых и подвижников начинают великий князь Владимирский и Тверской Ярослав Ярославич, он «не канонизирован, но почитался в Тверском княжестве как местночтимый подвижник…», вторым представлен первый епископ Твери святитель Симеон. Далее читаем о княжне Софье Ярославне Тверской, основательнице Афанасиевского девичьего монастыря, ангеле-хранителе Тверского княжеского дома, затем представлены великая княгиня Ксения Юрьевна, жена Ярослава Ярославича, их сын – святой благоверный великий князь Михаил Тверской и далее еще 17 персонажей нашей истории. Заканчивает список святитель Феоктист, архиепископ Тверской и Кашинский (умер в 1609 году).

Что объединяет тексты обо всех деятелях трех частей книги, так это подробное освещение не только их церковной и «княжеской» деятельности, но и их жизни. Автор постаралась отыскать достаточно много такой информации, делающей книгу весьма полезной для изучения истории Тверской земли в ее разнообразии.

Особо остановимся на последней части, рассказывающей о соборах РПЦ 1917–1918 и 1970–1998 годов. Цитируем: «Гонения на Русскую церковь на десятилетия отложили вопросы о канонизации святых. Многие культовые заведения были закрыты, ряд священнослужителей под видом борьбы с врагами страны был истреблен». Как это происходило, можно видеть на одном примере из книги: «Иоанн (Василевский; 1869–1937), сщмч., иерей, сентябрь 4/17. Родился 18 марта 1869 года в Краснохолмской слободе Весьегонского уезда Тверской губернии в семье псаломщика Николая Василевского. Окончил Тверскую духовную семинарию. Был рукоположен в сан священника, служил в соборе города Весьегонска. В октябре 1926 года был назначен в Воскресенскую церковь поселка Селижарово. В 1930-х годах служил в Бежецке в Благовещенской церкви. Был арестован в ночь с 14 на 15 августа 1937 года и заключен в Бежецкую тюрьму. Расстрелян 17 сентября 1937 года».

В книге приведено, наверное, больше сотни подобных скорбных эпитафий, а по стране их насчитывается десятки тысяч.

Прививка советской власти народу

Белые пятна тверской истории

Автор второй книги кандидат исторических наук Константин Соколов дал ей краткое название «В вихре революции», сопроводив расширенным подзаголовком: «Выступления и пассивное сопротивление служащих, интеллигенции, военнослужащих, средних городских слоев, духовенства политике советской власти в Тверской губернии в конце 1917–1922 годах».

Эта книга – третья в череде публикаций Константина Соколова о трансформации наших общества и государства сто лет назад, о методах управления большевиков на основе философии с названием «марксизм-ленинизм». До недавнего времени подобных исследований не могло быть, «компетентные органы» и цензура строго следили за антисоветскими попытками представить людям истинную картину истории.

Попытаемся осветить содержание книги очень краткими выдержками из текста.

«Телеграф принес в Тверь известия о столичных событиях, позже названных революцией, уже 26 октября. Обыватель почитал, послушал да и пожал плечами: мало ли что там творится? И кроме политических партий, органов власти и местного самоуправления, всей опасности случившегося никто не увидел.

…с первых дней революции фирменной чертой большевистской политики стало запугивание, раскол противников, силовое давление на несогласных. Любые попытки не подчиняться подавлялись немедленно, да и были они совершенно локальными. Говорить о едином земском или городском движении в защиту завоеваний Февраля просто не приходится».

«…В январе 1918 года в Твери были ликвидированы отделения дворянского и крестьянского банков, служащие уволены. В уездах местные исполкомы взяли под контроль все финансовые учреждения, кое-где с «зачисткой» руководства».

«12 декабря 1917 года ввиду особой важности почтово-телеграфного аппарата его служащие объявлялись отбывающими трудовую повинность. Отказ от работ, то есть забастовка, по любому поводу приравнивался к государственному преступлению, виновным грозили арестами и судом ревтрибунала как врагам трудового народа, а содействующим – наказаниями вплоть до конфискации имущества».

«9 января 1918 года на 1-м губернском съезде Советов председатель губисполкома Вагжанов заявил, что саботаж служащих сломлен. К весне 1918 года большевикам удалось подчинить аппарат управления как государственных, так и общественных учреждений».

Очень подробно автор освещает массовое дезертирство «именно как пассивный протест солдат призывной армии, поскольку активных выступлений людей в форме в Верхневолжье после 1918 года не было». Но в тыловых частях оно было колоссальным во всех волостях и уездах. «В докладах с мест звучало одно и то же: причины дезертирства – голод и необустроенность в частях». Прокатились по губернии восстания «зеленых», в декабре в губернии насчитывалось около 30 тысяч дезертиров. «На победу не похоже…» – замечает автор.

К 1921 году Гражданская война закончилась, на «гражданке» победил НЭП. О состоянии Красной армии сообщает 25 августа командующий войсками Московского военного округа Муралов «товарищам Ленину и Троцкому: давно позади последние всполохи войны в европейской части России. А в округе среди красноармейцев голод, истощение, грабят, устраивают набеги на поля. Дезертирство – до 10%, при этом до половины «гнусно обмундированных», а 20% – бесштанников».

Здесь приведены лишь краткие выписки из богато оснащенной фактами книги Константина Соколова. Она может стать хорошим пособием для учителей-историков, краеведов, старшеклассников и вообще для тех, кто ищет правду в нашей истории. В официальных учебниках советского периода правда была уполовинена, а то и больше – укорочена. Много чего еще не видно нам в нашей же истории. И очень важно, что исследователи заполняют эти белые пятна.

Борис Ершов

фото: http://tverlib.ru, https://vk.com/tverlib

 

 

 

 

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика