Анатомия «красной зоны»

Зачем профессора Тверского медицинского университета пошли работать стажерами в инфекционный госпиталь?

122

Анатомия «красной зоны»

О героизме медиков в контексте пандемии COVID-19 уже сказано много, по всей стране появляются памятники как дань благодарности общества каждому, кто принимает участие в ликвидации эпидемии.

Когда в адрес доктора звучит слово «герой», нормальный врач морщится и подчеркивает: не геройство это, а работа, профессия у нас такая – людей спасать и здоровье защищать. И в этом медики солидарны и традиционны. Впрочем, как и в искреннем стремлении принять личное участие в общем деле борьбы с инфекцией, невзирая на возраст, специализацию и профессиональные предпочтения.

Будучи практикующим врачом и видя сложность ситуации изнутри, могу сказать, что очень уважаю тех коллег, а не только пульмонологов, реаниматологов и инфекционистов, кто на время пандемии забыл о своих привычных врачебных обязанностях и пошел работать в «красные зоны» госпиталей. Вполне понятно мне и аналогичное стремление студентов-медиков: такой практики они не получат ни на одной из кафедр университета. Но вот желание работать с ковидными пациентами теоретиков, кафедралов-фундаменталистов, не имеющих никакого клинического опыта и стажа, для меня стало откровенной новостью.

Пандемия случается раз в жизни

Анатомия «красной зоны»
Светлана Ульяновская и Ирина Шабанова

Сразу двое преподавателей кафедры анатомии Тверского ГМУ профессор Светлана Ульяновская и старший преподаватель Ирина Шабанова уже более года работают врачами в инфекционном госпитале тверской городской больницы №6. Желание пойти в «ковидарий» возникло не случайно: обе в первую волну переболели коронавирусом, побывав в роли пациентов, потеряв знакомых и друзей и видя, насколько тяжело работается врачам и что людей и рук катастрофически не хватает, они приняли совместное решение пойти помогать. Клинического опыта не было, поэтому пришлось им, несмотря на степени и звания, срочно учиться, проходить экспресс-курсы, чтобы получить допуск к работе с пациентами в качестве… врачей-стажеров!

«Никакого смущения не было! Наоборот, новые знания, новые навыки, новый род деятельности – все это интересно и увлекательно! Я всегда с интересом относилась к клинике, скучала по живому общению с пациентами. Я окончила стоматологический факультет, но всю жизнь занималась преподаванием анатомии. И тут вдруг выпал случай, решила: а почему бы и не попробовать? Пусть мы и теоретики, но в первую очередь врачи, люди с медицинским образованием, которых учили помогать тем, кто в этом нуждается. Чем мы хуже студентов? А потом, пандемия – это в какой-то степени историческое событие, которое бывает в жизни всего один раз. Считаю, что я просто обязана принять в этом личное участие, хотя бы для того, чтобы потом рассказать об этом своим внукам. Своеобразное, конечно, тщеславие, но тем не менее…» – говорит Светлана Ульяновская.

У Ирины Шабановой другая история. В ковидный госпиталь пошел работать сын. Вслед за ним потянулись его друзья – все из числа бывших студентов. Они-то и предложили Ирине Николаевне присоединиться. Из чувства солидарности и тревоги за здоровье единственного ребенка она не смогла спокойно усидеть дома, опытному педагогу нужно было все увидеть своими глазами и контролировать ситуацию. Параллельно коллеги-клиницисты постоянно говорили о том, что врачей в инфекционных госпиталях катастрофически не хватает. В общем, все пазлы сошлись воедино…

У каждого своя «фишка»

Анатомия «красной зоны»
в инфекционном госпитале

Когда Светлана Ульяновская и Ирина Шабанова переступили порог «красной зоны», сразу же встретились с недавними студентами. Они, конечно, весьма удивились, но новому кадровому пополнению обрадовались. А дальше – работа. Тяжелая, напряженная, подчас изнуряющая. На все остальное попросту не хватало ни времени, ни сил.

Новобранцы активно учились, спрашивали, не боялись ошибаться и исправлять свои недочеты. Фундаментальные клинические знания, полученные в мединституте, всплывали в памяти чудесным образом и тут же подкреплялись новыми практическими умениями.

«Огромную помощь нам оказывали доктора, – делится воспоминаниями Ирина Шабанова. – Никто и никогда не показал своего недовольства или раздражения, всегда к нам относились с уважением и вниманием. Плюс ко всему отделением тогда руководил наш коллега завкафедрой факультетской хирургии ТвГМУ профессор Фамиль Бабаев. Он сразу взял нас под свое крыло и помогал во всем, понимая, насколько нам сложно адаптироваться к работе в клинике. Коллегиальность, взаимовыручка, полное понимание и участливость во всем, никакого дискомфорта и высокомерия – потрясающие ощущения!»

В первое время работы в госпитале дефицит практики и отсутствие клинического опыта сказывались. Но наши теоретики сразу нашли свою «фишку» – выручало педагогическое умение разговаривать с людьми, чего частенько не хватает клиницистам, которые сосредоточены на манипуляциях, а поговорить с пациентами у них времени не остается.

Героини нашего рассказа старались лечить словом: разговаривали, объясняли, отвечали на вопросы, отвлекали от плохих мыслей, уделяли внимание каждому. В условиях ковидного госпиталя – это бесценное «лекарство», которого очень не хватает здешним пациентам.

«Самое сложное в этой работе – человеческая смерть, – рассказывает ведущий ученый-анатом Тверского региона Светлана Ульяновская. – Мы всю жизнь имеем дело с трупным материалом, в этом смысле нас трудно чем-то напугать и удивить. Но момент неминуемого ухода человека из жизни – то, чего мы не забудем никогда! Самым трудным моментом для меня была не реанимация умирающего человека, а телефонный разговор с его родственниками, которым я должна сообщить о трагедии. Эти слезы и взгляды, которые ты буквально ощущаешь через телефонную трубку, трудно переживать спокойно…»

Кафедра в приоритете

Анатомия «красной зоны»
ТвГМУ

 

Признаюсь, лично мне довольно сложно представить, как можно совмещать врачебную деятельность в ковидном отделении с чем бы то ни было, а тем более с работой на кафедре. Но Светлана Ульяновская и Ирина Шабанова ни на день не оставляли своей педагогической работы.

«Кафедра – это наши ежедневные будни и непоколебимый приоритет, – поясняет профессор Ульяновская. – Мы ни одного дня не пропустили занятия, все студенческие группы вели самостоятельно. Когда мы начали работу в госпитале, университет частично перешел на дистанционное обучение – были группы очные и заочные. Обе формы оказались доступны и методически четко нами проработаны. Был момент, когда мы предложили студентам выбор: либо мы переходим на обучение в онлайн-режиме, либо занимаемся

кафедре, но в более позднее время, после наших смен в больнице. В анатомии важно не только выучить терминологию, но и увидеть нюансы строения на реальном препарате, своими руками потрогать все «бугорки» и «впадинки». Огромное спасибо, что студенты вошли в наше положение и во всем пошли нам навстречу – ни разу с их стороны не возникло ни одной претензии!»

Руководство университета отнеслось к добровольному решению сотрудников совмещать работу в инфекционной больнице с пониманием и уважением. Ректор Тверского ГМУ профессор Леся Чичановская сама является опытным клиницистом-неврологом и много времени уделяет лечению пациентов, перенесших тяжелые формы коронавируса, поэтому проблемы практического здравоохранения знает не понаслышке.

«Скажем прямо: было довольно сложно после шестичасовой смены в СИЗах и масках приходить на кафедру и вести занятия до позднего вечера, – дополняет Ирина Шабанова. – Нагрузка, без преувеличения, колоссальная и с физической, и с психологической стороны. Но когда ты видишь этот блеск в глазах, ощущаешь не только живой интерес к любимому предмету, но и уважение со стороны студентов – открывается второе, третье и какие-то другие дыхания, откуда-то появляются силы, а весь негатив мигом улетучивается».

Интересно, что отдельные клинические случаи в ковидном госпитале частенько помогали преподавателям в образовательном процессе. Ирина Николаевна и Светлана Александровна много раз бывали на операциях профессора Ф.А. Бабаева, снимали этапы вмешательств на видео, чтобы потом показывать их студентам и обсуждать варианты анатомических отклонений в сравнении с кафедральными препаратами. Это привносило в учебный процесс свою изюминку и серьезно повышало интерес к изучению предмета. Кроме того, С.А. Ульяновская и И.Н. Шабанова за время работы в больнице умудрились написать и опубликовать более 20 научных статей, оформили 8 ноу-хау, выступили в онлайн-режиме на нескольких конференциях

«Тот удивительный клинический опыт, который мы приобрели в больнице, – поясняет Светлана Ульяновская, – стал поводом для нового научного поиска. К примеру, мы вместе со студентами в этом году разработали и научно апробировали оригинальные варианты защитных масок с индикаторами, говорящими о необходимости их своевременной замены. Еще одна тема – конкретные предложения по вариантам более эффективного ухода за кожей лица после длительного ношения пластиковых масок и респираторов. Если говорить о серьезной фундаментальной науке, то интересны анатомические аспекты поражения поджелудочной железы на фоне COVID-19. На мой взгляд, по этой теме могут получиться довольно интересные диссертационные работы».

Притягательный «наркотик»

Анатомия «красной зоны»
в инфекционном госпитале

Сегодня героини нашего рассказа не оставляют свою работу в инфекционных госпиталях. Правда, на этот раз трудятся они в различных отделениях и не в таком объеме, как прежде: кафедральная нагрузка из-за возвращения университета в полноценный очный формат работы не позволяет брать утренние смены, поэтому остаются только ночные дежурства.

Задаю собеседницам свой финальный вопрос: «О чем важном и глобальном для себя заставил вас лично задуматься коронавирусный госпиталь?»

Ответ профессора Светланы Ульяновской – еще одно неожиданное откровение нашей встречи: «Вы знаете, вся эта история с инфекционным госпиталем меня натолкнула на важную мысль: я хочу вернуться к практической работе врача. Да, я люблю и дорожу кафедрой, она – мой второй дом, ей я посвящаю максимум своего времени, энергии и мыслей. Но! Работа с пациентами, реальная помощь, которую ты можешь оказать живому человеку, – это тот «наркотик», без которого теперь будет сложно дальше жить. Поэтому я приняла решение восстановить свой сертификат по хирургической стоматологии и вернуться к практической врачебной работе параллельно с педагогической деятельностью на кафедре. Предполагаю, что многие коллеги меня не поймут, осознаю, что после такого длительного перерыва будет очень сложно вернуться в практику, что придется долго и много учиться, тем не менее я морально, эмоционально и физически готова к этому».

Максим СТРАХОВ,

кандидат медицинских наук, член Союза журналистов России

Фото: Марии Кустовой,
пресс-службы правительства Тверской области,
https://vk.com/tvgmu

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика