Тверская область: пациент скорее мертв, чем жив?

В удивительное время довелось нам жить. Потом это время будут изучать историки и политологи будущего, и думать – как вообще возможно было так жить, как жили эти люди в несчастном 2022 году.

Впрочем, мы не знаем, что будет дальше. Может быть, и несчастный 2022 год в будущем покажется нам мирным и благополучным.

В пандемийном 2020-м был анекдот, как человек нашел в кармане медицинскую маску и ностальгически улыбнулся, поправляя каску и бронежилет. Этот анекдот оказался пророческим, все примерно так и получилось. Основная политика сейчас делается старыми способами из прошлых веков, при помощи пушек. Поэтому очень сложно писать сейчас о том, о чем пишем мы, – о положении в российских регионах.

Экономика сворачивается

Экономика России не рухнула под тяжестью санкций. Она сворачивается так медленно, что люди в Тверской области, которые так и не успели порадоваться экономическому росту предыдущих десятилетий, даже не очень ощущают особого ухудшения.

Хуже всего приходится образованному городскому среднему классу, тем, кто сейчас лишился привычных товаров и услуг или не может, например, поехать в отпуск за границу. Но эти люди в российских регионах в абсолютном меньшинстве.

Как следует из итогов опросов фонда «Общественное мнение», 69% россиян никогда в жизни не отдыхали за рубежом. Только 2% опрошенных заявили, что были за границей менее года назад, а 6% – до трех лет назад. Каждый третий житель РФ никогда не выезжал за пределы своего региона, а 27% респондентов посещали другие регионы десять и более лет назад.

Из тех, кто выезжал в другие российские субъекты, 33% ездили на курорты Сочи и Краснодарского края, 19% ездили в Москву и Санкт-Петербург, а также Крым, 14% – в города Поволжья.

«Не жили хорошо, нечего и начинать», – говорят тверитяне и продолжают приспосабливаться к растущим ценам. Многих, как ни странно, утешает мысль о том, что этой зимой в европейских странах будет холодно без российского газа.

Тверская область, по которой проходит значительная часть построенного в 1983 году газопровода «Уренгой – Помары – Ужгород», между тем до сих пор не газифицирована примерно на треть. Но кого это волнует?

Европа жила без нашего природного газа до 1980-х годов. Еще целы камины и печки, которые можно расчехлить. Советская власть в самый мрачный период застоя понимала, что важно подсадить европейских соседей на газовую трубу, от которой им никуда не деться. Удивительно, как современная Россия отказывается от этих достижений дипломатии эпохи министра иностранных дел СССР Андрея Громыко, который, кстати, говорил: «Лучше десять лет переговоров, чем один день войны» (во время Второй мировой он уже был высокопоставленным дипломатом, знал вопрос изнутри).

На первый взгляд в России все идет по плану. В Москве в сотый раз перекладывается плитка и открываются новые станции метро и МКД, в Твери начато строительство Западного моста и Северного обхода автодороги М-11, и даже стройка новых жилых комплексов продолжается. Так, между Соминкой и Юностью начала строиться целая «Новая Тверь».

Но надо понимать, что мосты и дороги – это деньги, заложенные в бюджет в прошлом году. Новые жилые комплексы – это тоже ипотека, взятая по рекордно низким прошлогодним ставкам. По прогнозам экономистов, окончательно плохо должно стать в начале 2023 года. Но сейчас все меняется так быстро, что невозможно представить себе это плохо.

Без Пугачевой и Ротару

Пока идет СВО, внутрироссийская политика совсем ушла на периферию общественного сознания. Сегодня невозможно обсуждать обычные в политике любых времен и народов вещи – например, расстановку сил во внутриэлитных группировках, кто над кем одерживает верх в дворцовых интригах.

У нас почему-то болезненно реагируют на слово «элита». Хочу пояснить, что в нем нет ничего плохого. Элита, то есть верхушка общества, существует в любой стране, она управляет социумом, формирует новые модели поведения.

Старой элиты, являющейся таковой по праву рождения, в России не осталось после семи десятилетий советской власти. А новая российская элита, рожденная приватизацией и переделом сфер влияния в 1990-е – начале 2000-х, потихоньку сошла со сцены, во-первых, из соображений безопасности, во-вторых, в силу возраста. Всем им далеко за 60–70 лет, чего уж тут шашкой махать, если сил на борьбу и интриги уже не осталось, да и смысла в этом не видно. Смену они не вырастили, боялись, что эта смена их похоронит. Теперь, похоже, и хоронить некому будет.

Помните, в Советском Союзе была такая партхозноменклатура? Когда-то в 1920-е в города СССР забрасывали новое начальство, молодое, необразованное, но очень энергичное – из матросов, недоучившихся студентов, рабочих столичных заводов. Эти люди сплачивались в общем решении невыполнимых задач, за провал которых можно было лишиться головы. Потом были репрессии, Великая Отечественная война, послевоенное восстановление страны. В результате к концу советской власти выросла целая каста людей, похожих на былую аристократию. Там был свой свод неписанных правил, своя этика.

Я горжусь своей дружбой с теми людьми, которые определяли жизнь в Калининской области 40–30 лет назад, пытаюсь учиться у них, как поддерживать отношения. Да, вот это самое позднесоветское «ты мне, я тебе» в нынешних условиях уже высший пилотаж горизонтальных связей.

Сегодня на виду нет никакой элиты. Даже творческую элиту смыло за борт. Думали ли мы, что «врагами народа» будут объявлены Алла Пугачева и София Ротару, альфа и омега советского строя? Даже Леонид Брежнев был «мелким политиком» их эпохи, а вот ведь как вышло – просто вообразить такое было невозможно, даже когда мы смотрели «Новогодний огонек – 2022».

Губернаторы как политический вакуум

Игорь Руденя

Говорят, принципы внутренних договоренностей, считавшиеся нерушимыми в истеблишменте со времен первобытно-общинного строя, в наших тайных элитах перестали соблюдаться вообще. Чего их соблюдать, если все равно общество ничего не увидит и не осудит?

Тем более элиты эти все назначенные, личных заслуг ни у кого нет. Если во времена феодализма быть элитой означало время от времени надевать латы и скакать на коне защищать народ от врагов, то что входит в обязанности нынешней элиты? Осваивать бюджеты на восстановление Мариуполя?

Особенно бесправно и неуместно выглядят теперь губернаторы и мэры. Их никто не избирает, им не позволено становится политическим фигурами, формировать свои команды, завоевывать популярность среди населения. На прошлой неделе часть российских губернаторов попали под санкции Великобритании, земли обетованной для российской политической элиты. Мы писали, что Игорю Рудене, губернатору Тверской области, не попавшему в санкционные губернаторские списки, это минус в карьеру и плюс в карму. А вообще, конечно, это еще одна причина не соглашаться на должность руководителя региона.

Неукорененность в местных элитах для губернаторов сейчас просто обязательна. Наплевать, что путаешь Максатиху с Мексикой, главное, чтобы тебя не заподозрили в том, что на своей территории ты более любим, чем Самый Главный Начальник.

Вести из Оленина

Олег Дубов открывает мусорные контейнеры (2016 год)

Поскольку мэры и главы муниципалитетов теперь тоже не избираются, а назначаются губернатором, тут действует тот же принцип. Главное, чтобы руководитель не был популярным, а то зазнается. Слишком инициативных чиновников местного уровня высокое начальство не любит, всегда подозревает в их желании работать какую-то уголовно наказуемую корысть. Поэтому уцелеть сегодня в чиновничьем болоте можно одним способом – ничего не делать.

Нет, есть, конечно, деятели, которые стараются выделиться за счет выдающейся нелепости поступков. Тут перечитывала наши статьи четырехлетней давности, вспомнила удивительное открытие главой Оленинского района Тверской области Олегом Дубовым фонарного столба и мусорного бака. Задумалась, почему о Дубове давно не слышно. И как раз в тот момент, когда я о нем задумалось, из Оленинского района пришло известие: жив, курилка (курилка он в прямом смысле этого слова, курит прямо на рабочем месте).

Во-первых, в разных населенных пунктах, в том числе в самом Оленине, нет воды в водопроводе. Во-вторых, оживилась тема строительства в Оленинском муниципальном округе мусорного полигона по утилизации московского мусора. Несколько лет назад жители отбились от этого полигона, собрав митинг, где народа было больше, чем живет в Оленине и окрестностях. Дубов заклеймил этот митинг как «майдан». Сейчас проще – митинги запрещены вообще. Поэтому самое время протаскивать людям под нос непопулярные вещи, типа московских свалок.

Тверь в параличе

Тверская городская Дума

Оленино, конечно, жалко, но гораздо более жалко древнюю и самобытную Тверь. Глава города Алексей Огоньков настолько не старается запомниться людям хорошими делами, что оторопь берет. Все полномочия отданы на уровень региона, количество чиновников в городской администрации не убавляется, и сейчас главное, чтобы никто ничего не знал.

Для этого решено набрать максимально бесхребетную Тверскую городскую Думу. Характерный пример: мы писали о том, как активный местный депутат из Эммаусса, проживающий в Затверечье, Анар Ильясов участвовал в праймериз «Единой России» и набрал голосов больше, чем все остальные участники праймериз в Твери. Но эти голоса исчезли в системе электронного голосования, а Анара не зарегистрировали даже как самовыдвиженца.

То есть даже в Тверскую городскую Думу не пускают тех, кто хочет и может работать. Главный критерий сейчас – не хотеть и не мочь. В человеческом организме такое состояние, когда мозг не хочет, а все тело не может, называется параличом. Парализованный больной может лежать в таком состоянии долгие годы. Это очень тяжело для него самого, для его родных и близких. К сожалению, лечение тут тоже мало помогает. Не хочется ставить Тверской области такой неутешительный диагноз, но, увы, симптомы похожи.

 

Мария Орлова

фото: пресс-служба правительства Тверской области, www.mikro-makro.net, Вячеслав Прокофьев/ ТАСС, Instagram (запрещен на территории РФ)/ София Ротару, vk.com/olenino_house, архив «Каравана»

Мария ОРЛОВАполитический обзорПолитический пейзажтверская область