Переживем ли август-2022?

Лирическое вступление к непростому месяцу

Лето покатилось под горку. Начался август, время в России тревожное всегда, а в этом году особенно. Что он нам принесет? Будем ли мы вспоминать август 2022 года, как вспоминаем август 1914-го или 1991-го? Или, как грустно шутят в соцсетях, в этом году российский август начался досрочно, в феврале?

Критичное накопление напряженности

Специальная военная операция в степях Украины находится вне подвластного нам поля обсуждения. Официальные сводки вы знаете, там о ближайшем окончании СВО речи как минимум не идет. Нам по-прежнему неизвестны цифры потерь, в частности цифры потерь среди жителей Тверской области.

Граждане окружающего мира удивляются, что мы, россияне, живем, как будто ничего не происходит: купаемся, едим шашлык, работаем на огородах. Но что же нам делать, если экстремальная ситуация вошла в стадию рутинизации? От нашей депрессии и слез ничего не закончится, мы только растратим свое здоровье, которое еще пригодится в наступающие смутные времена.

А трудные времена подступают со всех сторон. Ровно в канун августа 2022-го вновь залихорадило Балканы. На высоких берегах Амура тоже тучи ходят хмуро, Китай точит зубы на Тайвань. У некоторых обывателей даже возник логичный вопрос: зимнюю одежду сезона-2022/2023 надо покупать или все уже бессмысленно? Напряженность в мире накапливается как-то уж слишком критично.

Неопределенность будущего

На позапрошлой неделе я была в офисе тверской IT-фирмы, в новом здании, с модным ремонтом в стиле лофт. Эта фирма в полном составе релоцировалась в конце февраля за рубеж. Думали ли ее сотрудники еще год назад, что столь недолго им предстоит работать в симпатичном тверском офисе?

Что мы вообще можем знать о ближайшем будущем? В принципе, иллюзия безопасности даже в самые спокойные времена является иллюзией: человек смертен, и смертен внезапно. Но когда неопределенность становится всеобщей, это очень утомительно. Возможность контролировать окружающую реальность, жизнь свою и своих близких – это залог стабильной психики. Сейчас контроль – недоступная роскошь. Мы не знаем, сколько будет стоить набор продуктов и вообще российский рубль ближайшей осенью, сможем ли мы поехать в отпуск, или нас никуда не пустят, кроме курортов Селижаровского края…

На прошлой неделе, например, в ряде европейских стран вновь зазвучали призывы перестать давать россиянам шенгенские визы. Подобные разговоры о том, чтобы россиянам не выдавать Шенген (мол, пусть сидят за санитарным кордоном), демонстрируют абсолютное непонимание того, что происходит в России.

На днях я разговорилась с дамой, которая до всего этого активно ездила по миру. «А теперь, – говорит, – я совершила самую выгодную сделку, продала в марте евро по высокому курсу, и ноги моей больше в Европе не будет, раз они с нами так».

Эта дама и ее единомышленники в Европу сейчас не поедут. И вообще глубинный народ в большинстве своем паспортов заграничных не имеет. За Шенгеном в этом году идут те, кто разделяет европейские ценности. Запереть их в России – это выполнить все пожелания российской власти. Хотя и говорят, что в интересах руководства РФ не препятствовать отъезду инакомыслящих, но эти ребята сейчас под санкциями и хотят, чтобы мы разделяли их наказание.

Все разговоры о коллективной вине тоже им на руку, раз вина будет размазываться между теми, кто реально виноват, и теми, кто не выходит из депрессии уже пять месяцев, значит, окажется, что никто не виноват.

Высшее руководство России не ходило в «Макдоналдс», не одевалось в магазинах H&M, не покупало мебель в IKEA и не ездило не дешевых автобусах в Хельсинки. Для них, этих небожителей российского политического олимпа, совершенно нечувствительно то, что карты российских банков перестали работать за рубежом. От всех санкций пока что страдает немногочисленная часть россиян, которая хочет жить в едином открытом мире, путешествовать, заниматься международной научной и творческой работой. Например, страдают те IT-специалисты, которые уехали за рубеж и как-то должны помогать своим семьям, оставшимся в Твери.

Беда с бывшим тверским помещиком

Анатолий Чубайс в больнице

На прошлой неделе за рубежом приключилась беда с одним крупным тверским землевладельцем, который, наверное, решил для себя проблемы, вставшие перед более простыми релокантами. Бывший глава «Роснано» Анатолий Чубайс попал в реанимацию. Среди симптомов наблюдается потеря чувствительности рук и ног, предварительный диагноз – синдром Гийена – Барре. Рассказывают, что комнату, где Чубайсу стало плохо, обследовали специалисты в костюмах химической защиты.

В принципе, может и нет в болезни Чубайса никакой конспирологии. Хотя больше всего сомневаются, что такой человек мог просто заболеть, обычные российские телезрители немолодого возраста, например военные пенсионеры из гаражей. Как-то верят они во всякие заговоры.

А я хочу привести свой мемуар про Чубайса двадцатилетней давности. Во времена, когда он руководил РАО «ЕЭС России», штаб-квартира единой энергосистемы была в Конаковском районе Тверской области, на Московском море.

И вот идет очередное собрание акционеров, в перерывах все курят, пьют кофе. А Анатолий Чубайс каждый раз велит себя на катере вывозить на середину водохранилища подышать воздухом. Тогдашний глава Конаковского района Михаил Попович (славившийся как этакий правдоруб из народа) при очередном отплытии катера ехидненько говорит: «Что, Борисыч, для автокатастрофы себя бережешь?» А Чубайс усмехнулся и вновь дышать волжским ветром двинулся…

Были же времена! Даже не верится, что Тверская область всерьез считала себя новой Ривьерой, что в конаковских лесах бродили Чубайс и Алла Пугачева… Иных уж нет, а те далече.

Руденя не попал под санкции – это хорошо или плохо?

Игорь Руденя

Забавная новость из мира тверской политики прошлой недели. Великобритания внесла 42 новые позиции в российский санкционный список. Список пополнили главы девяти российских регионов – губернаторы Тюменской, Брянской, Курской, Самарской, Ленинградской, Московской, Нижегородской, Свердловской областей и Севастополя.

Губернатор Тверской области Игорь Руденя в этот список не вошел. С одной стороны, это еще может поспособствовать возможности для иностранных инвестиций в Тверскую область. Но сей важный параметр уже никого не интересует. Невнесение в санкционные списки – по нынешним временам фактор довольно неоднозначный для дальнейшей карьеры Рудени. Больно уж он у нас мирный, оказывается, не ястреб, а какой-то, право слово, голубь!

И старается Игорь Михайлович произносить какие-то речи в духе нашего воинственного времени, но ничего, кроме обличения ЛГБТ и гей-парадов, придумать не может. А за это под санкции не попадают, пока что.

Смотришь на график мероприятий с участием тверского губернатора за прошлую неделю и понимаешь: это какой-то замкнутый круг. Даже как-то жалко симпатичного, в меру упитанного мужчину в самом расцвете сил, тратящего свое время на такое. Фестиваль клюквы, день брюквы, день селигерского рыбника, приветствие участникам похода Александра Невского (ряженым, разумеется), вручение приветственного адреса 101-летнему ветерану

Из ряда проходных событий в губернаторском графике мероприятий выбиваются похороны погибшего в СВО подполковника, родившегося, между прочим, в Чернигове. Я верю, что еще наступит время, когда мы сможем осмыслить происходящее.

А пока – вперед, в новый август!

 

https://vk.com/milМария Орлова

фото: vk.com/mil, theconversation.com, телеграм-канал Ксении Собчак, пресс-служба правительства Тверской области

военная спецоперация на УкраинеМария ОРЛОВАполитикаПолитический пейзажсанкции