Леся Чичановская: мы мобилизовали наших студентов на войну против ковида

К концу января Тверскую область накрыла новая волна пандемии коронавируса. Студенты и преподаватели Тверского государственного медицинского университета откликнулись на призыв своего руководства и пациентов и мобилизовались на борьбу с ковидом.

О том, как это было, рассказывает Леся Васильевна Чичановская, ректор ТвГМУ.

– Леся Васильевна, сейчас катастрофически не хватает рук в медицине, врачи тоже уходят на больничный. Знаю, что в поликлиниках остались просто считанные терапевты. Должно быть, к примеру, 30 человек, а работают всего два. Какую помощь могут оказать ваши студенты в этой ситуации?

– Да, система здравоохранения не только в Тверской области, а вообще в Российской Федерации столкнулась с невиданной проблемой. То время, которое мы с вами проживаем, оно впервые, наверное, со времен Великой Отечественной войны. И наверное, мобилизация, слово, которое сейчас вошло в обиход нашего студенчества, правильное название. Я подписала приказ, чтобы на основании сложившейся ситуации мобилизовать наших студентов, снять их с экзаменов, с каникул.

Я знала, что у нас прекрасная молодежь, но мы удивились, сколько их пришло по нашему зову. Действительно, шли как на фронт, такие растерянные, пришли даже первокурсники, хотя им, конечно, еще рано.

Я посмотрела списки, у нас очень много «невидимых бойцов», которые уже работают в системе здравоохранения эти два года. Сегодня, я не побоюсь этого слова, больше половины сотрудников всех лечебных и медицинских учреждений города Твери – это наши студенты. Они молча учатся у нас в очной форме, потому что иной для медиков не подразумевается, сдают экзамены, а еще работают медбратьями, медсестрами, санитарами. Практически все студенты 6-го и 5-го курса работают. Мы поняли, что есть резерв – 4, 3 и 2-й курсы.

Сегодня нужно наполнить кол-центр многоканального телефона 122 теми, кто будет общаться с пациентами. Вчера в этот центр на улице Трехсвятской ушли 70 человек.

Буквально за три часа мы собрали 101 человека. То есть просто кликнули клич, что нужны ваши руки, ваши головы, сделали штаб у меня в приемной. Пришли деканы, пришли старые кадры, преподаватели и тоже выразили желание пойти волонтерами. Мы бросили мобилизационный клич по кафедрам: дайте нам по одному человеку с каждой кафедры, кто может помочь первичному звену, потому что люди болеют. Вместо заболевших врачей мы можем сейчас взять аспирантов и ассистентов.

Десять человек мы организовали в 7-ю городскую больницу, пятнадцать человек отправили в 3-ю детскую больницу, в центр им. Аваева четыре человека, семь-восемь человек в 1-ю городскую больницу, шесть ординаторов вышли в 4-ю больницу. На сегодня есть резервы. Для облегчения положения студентов, они же работают с утра до ночи и целую ночь, мы их выводим на дистант.

– Эта работа для студентов будет на возмездной основе или как практика?

– Не всех могут трудоустроить, но где могут, их возьмут на ставку. Сейчас мы переносим на зиму летнюю практику, продлим потом летом образование немножко. Тех, кто пошел работать на телефон 122, обещали трудоустроить.

Для преподавателей материальное вознаграждение не самое главное сегодня. Люди понимают ответственность за студентов, что они еще дети, их надо курировать, помогать. Так возрождается наставничество, когда доцент идет работать вместе со студентами.

Сейчас мы ждем от правительства Тверской области данных, где именно необходима наша помощь. Если говорить о красных зонах и наших госпиталях, там все наши студенты трудоустроены именно как сотрудники больницы. Они там стажеры: врач-стажер, помощник врача, ординаторы некоторые просто как врачи работают. Формы различные, и, действительно, сегодня каждые лишние руки очень нужны практическому здравоохранению.

– Надо же какие-то методички для студентов быстро подготовить?

– Они уже в электронном виде. На 122 целая технология разработана – алгоритм разговора с пациентом. А кто пошел в первичное звено, тех старшие кураторы обеспечили пособиями. Но конечно, еще знаний не хватает. Мы же не говорим, что студенты заменяют врачей, они пошли просто помощниками в любых формах – в регистратуре, кол-центре, каких-то диспетчерских.

– Вопрос как к медику: это уже штамм омикрон нас накрыл?

– Мы сегодня полной идентификации не имеем, идет наложение одной формы на вторую и миксы. Омикрон-штамм у нас уже есть. Вы видите, как болеют сейчас дети, которые были меньше подвержены предыдущим штаммам. Мы столкнулись с тем же врагом, но он поднял голову в другой форме. Но мы надеемся, что тяжелых течений не будет. Да, заболеваемость возросла, и большая нагрузка легла на первичное звено, потому что при омикрон-штамме госпитализация требуется реже.

– Такое впечатление, что все заболели одновременно.

– Так и произошло. Врачи тоже заболели.

– А вы посчитали, сколько всего студентов ТвГМУ, уже работающих с ковидом?

– Трудоустраиваются в службу 122 70 человек, в красных зонах – 540 студентов, они уже работают как сотрудники госпиталей, и около 60–68 трудоустроены в первичном звене терапевтами, помощниками, врачами общей практики.

– А как, по-вашему, это скажется на их образовании? Положительно или отрицательно?

– Скажется положительно. Это другие студенты, не те, которых мы учили лет 20–30 назад. Они по-другому все хотят воспринимать. Риски образовательные не на них, а больше на нас. Я очень надеюсь, что мы выпустим достойных хороших врачей, что нам за это будет не стыдно, и я очень понимаю, что тот опыт, который они сегодня получают, уникальный.

У нас формирование врача идет разными способами. Давайте вспомним, ведь за два-три года готовили фронтовых врачей, а потом наши дедушки рассказывали, что были какие-то послевоенные чудо-специалисты, которым только посмотреть на пациента было нужно, чтобы поставить диагноз. Еще в начале своей учебы я общалась с врачами-фронтовиками. Это были суперврачи.

Так что здесь мастерство, умение и ответственность больше для нас, как преподавателей. Мы же говорим о мобилизации не только студентов, но и всей образовательной сферы, здравоохранения.

В ТвГМУ начали исследования ковида? Вы, как профессор-невролог, занимаетесь этой темой?

– Сегодня мы в нашей поликлинике диагностического центра ТвГМУ на Санкт-Петербургском шоссе открыли ковидный центр, лечим постковидные синдромы. Возможности для защиты диссертации сейчас очень обширные. Каждый пациент как алмаз драгоценный. Через нас прошло уже около 800 человек, мы этих людей психологически тестируем, раскладываем по полочкам по нейрофизиологии.

Я в своей клинической практике не видела тех заболеваний, которые после ковида выходят, и каждый день мы все это смотрим, обсуждаем. Редчайшие заболевания периферической нервной системы, которые раньше встречались раз в десять лет, теперь встречаются каждый месяц.

Я участвовала в написании методических рекомендаций по постковидной реабилитации. Ведь те нормы реабилитации, которые были заложены ранее, совершенно другие, чем те, которые необходимы в постковидной реабилитации. Подход совершенно другой, как медикаментозный, так и другие методы исследования.

Больше десяти кандидатских диссертаций в этом году запланировано именно по теме ковида и его последствий. И ученые имеют очень большое научное поле для исследований. Все цели наши должны быть прикладные, потому что во главе всего стоит пациент. Когда женщина в 56 лет стала неходячая и ты ей помог, она теперь ходит, это такое счастье для профессионала! И тут же сидят в кабинете студенты 3, 4, 5-го курса, они видят все. Если говорить об образовательном процессе и научном, то даже врага надо исследовать, использовать и бороться с ним.

– А о новой волне вируса пока еще рано делать какие-то выводы? Будет ли он давать такие последствия, как давали предыдущие?

– Мы сейчас на острие всего этого и пока наблюдаем.

– Я все-таки не могу не спросить про мифы, которые ходят среди антиваксеров о каких-то неврологических поражениях после прививок. Такое встречается?

– В моей практике никаких обращений по поводу осложнений после прививки не было. Вот постковидные были. И очень серьезные.

 

Беседовала Мария Орлова

 

covid-19борьба с коронавирусомгазетаздравоохранениеинтервьюкараван ярмаркакоронавирускоронавирус в Тверской областиЛеся ЧичановскаяМария ОРЛОВАмедицинаректор ТГМУстуденты-медикиТверской медицинский университетТГМУ