Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

100 лет назад: тверское крестьянство против советской власти

0 93

100 лет назад: тверское крестьянство против советской власти

В прошлом номере «Караван» начал публикацию статей старейшего автора Бориса Александровича Ершова о событиях в Тверской губернии, которые происходили 100 лет назад – осенью 1921 года. Реальная картина отличается от той, что знакома нам по учебникам. Народ глухо бунтовал против новой власти. В прошлой статье речь шла о забастовках тверских рабочих, в частности рабочих вагонзавода. Сегодня речь пойдет о крестьянстве.

Самой болезненной для крестьян составляющей военного коммунизма являлась продразверстка, по которой государство отбирало все излишки у селянина. При этом отбирали очень часто и часть нужного для семьи зерна на пропитание, на посев. В ответ крестьянин сокращал площадь своих посевов, уменьшал численность скота, выражал недовольство советской властью.

Продразверстка разорвала экономическую связь города с деревней, вызвала продовольственный кризис и голод.

Наконец большевики спохватились и на Х съезде партии в марте 1921 года приняли решение заменить продразверстку натуральным продналогом и о переходе к НЭПу, которая позволяла перейти от товарного обмена к свободной торговле и предпринимательству. В строительстве социализма объявлен перерыв.

В разные месяцы всего 1921 года Совнарком РСФСР ввел следующие натуральные налоги: на хлеб (зерно), картофель, масличные семена; на яйца; на шерсть; на льняное и пеньковое волокно; на табак; на сено; на продукты пчеловодства, а также мясной налог. (С детализацией каждого налога читатель может ознакомиться в источнике: Головкин А.Н. Деревенские нэпманы. Тверь, 2019. Автор – наш земляк, бывший заместитель губернатора Тверской области В. Платова, родом из Сонковского района.) Для большей части селян эти налоги были неподъемными, кроме того, сборщики налогов часто злоупотребляли своими полномочиями и забирали у хозяев больше положенного. Той частью, что оставалась у крестьянина от им же выращенного, он мог распорядиться по-своему, например продать в городе рабочим. Власть усматривала в этом укрепление союза рабочих и крестьян.

Для определения объема налога и его неукоснительного сбора были сформированы специальные комиссии, в них участвовали 300 партийцев, 12 руководителей из губисполкома, более 1500 специалистов. Общее руководство осуществляли ответственный секретарь Тверского губкома РКП(б) Александр Горкин (1897–1988), председатель Тверского губисполкома Михаил Чудов (1893–1937, репрессирован).

Старания властей

С окончанием гражданской войны правительство озадачилось восстановлением экономики, в частности НЭПом, голодом. 22 февраля 1921 года образован Госплан с целью разработки перспективного и текущих общегосударственных хозяйственных планов. Восстановили Госбанк, систему кредитов, предоставили свободу финансовых операций. Через месяц, 21 июня, создали Всероссийский комитет помощи голодающим, под его контролем из крестьян выбивали налоги для сбора зерна голодающим губерниям. К этой работе подключили партийную и советскую прессу в уездах и губернии, она сообщала, к примеру: «Сдача продналога началась», «13 августа на ст. Академическая погружено 1000 пудов ржи, собранной как продналог. Погруженное немедленно отправляется в голодные губернии Поволжья для обсеменения полей» или «Удомельская заготконтора. С 21 по 25 октября в удомельскую заготконтору поступило ржи всего 190 пуд. 4 фун. По продналогу: ржи 102 пуд. 20 фун. По семссуде ржи 87 пуд. 24 фун.». В других заготконторах присутствует термин «помолсбор». Собирали также налог деньгами, мясом. Все происходило под неусыпным вниманием чекистов, жестокая практика которых в те годы была известна каждому рабочему, каждому мужику в деревне. Попробуй не дай или не заплати государству что-нибудь – расправа будет быстрой.

10 ноября 1921 года на специальном поезде в Тверь впервые в своей жизни прибыл «всесоюзный староста» Михаил Калинин с целью поучаствовать в работе пленума губкома РКП(б), выступить перед рабочими Тверской мануфактуры и вообще поговорить с народом. Везде одной из главных тем был голод: как помочь людям в Поволжье. Страна уже четыре года была разделена на богатых и бедных, белых и красных, а теперь и на сытых и голодных, вот большевики и старались как-то объединить народ. Способы объединения не срабатывали в конце 1920-х – начале 1930-х годов, потом в 1937–1938 годах жестокости повторялись с огромными жертвами. Так что 1921 год стал прелюдией в череде повторяющихся злых событий.

Губчека не дремлет

История тверских чекистов начинается с ноября 1917 года, когда по решению свыше при губисполкоме была создана чрезвычайная тройка по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем. Тройку возглавлял председатель губисполкома Александр Вагжанов до июня 1918 года, затем создана Тверская ГЧК с подчиненными ей уездными ЧК. Их работу контролировали представители Всероссийской ЧК.

Сами члены губисполкома нередко характеризовали работу уездных ЧК как «произвол, безрассудные расстрелы, грабежи и незаслуженная грубость».

Были и другие причины, например, в 1919 году в Новоторжской ЧК «в связи с покушением на товарища Ленина и убийством товарища Урицкого расстреляно 10 граждан из «бывших» или «бандитов». Это только в одном уезде.

К 1921 году «расстрельный произвол» вынудил председателя ВЧК Феликса Дзержинского обратиться к ЦК РКП(б) с предложением сократить применение смертной казни, а также усилить контроль за действиями самих чекистов, в частности за ложные доносы их агентов и самих чекистов. К концу 1921 года структура Тверской ГЧК была такой: общая часть из 4 отделений, секретно-оперативная из 8 отделений, административно-организационная часть из 2 отделений, всего чуть более 200 сотрудников. В 11 уездных ЧК служили около 300 чекистов. Всем работы хватало, недовольных жило в губернии много. В распоряжении ГЧК был отдельный стрелковый батальон, готовый в любое время атаковать врагов советской власти, явных и скрытных.

Вот как выглядит работа по арестам ГЧК за декабрь 1921 года по обвинениям: контрреволюция –13 человек; подозрение в бандитизме – 8 человек; укрывательство бандитов – 1 человек; преступление по должности – 34 человека; убийство гр. Соловьева – 30 человек; дискредитирование советской власти – 3 человека; хранение оружия – 13 человек; дезертирство и укрывательство – 5 человек; подделка документов – 2 человека; административные нарушения – 1 человек.

Особое внимание уделялось политическим поднадзорным, хотя «политического бандитизма в губернии не обнаруживается, за исключением хулиганства, краж и взломов, каковые явления имеют место». Состояли на учете анархисты, левые и правые эсеры, меньшевики, монархисты, кадеты, белые офицеры, число которых было от 40–50 (монархисты, кадеты) до 150–160 (меньшевики, эсеры). Они были и среди рабочего класса, правда, их насчитывалось немного.

Уделялось внимание и борьбе с религией. Так, 5 мая 1921 года в Твери был закрыт съезд кружков христианской молодежи, арестовано 46 человек, 7 из них приговорены к разным срокам концлагерей.

И официально, и между собой чекисты одобряли свою аксиому на данном этапе: расстрелы для буржуазии и товарищеское исправление для рабочих и крестьян. В этом виделась суть карательных органов советской власти, вдумчивые лидеры которых поняли, что НЭП – это новый фронт классовой войны. А это новая кровь и новые репрессии.

Как здесь не озвучить бессмертные строки гениального Омара Хайяма: «Под этим небом жизнь – терзаний череда, // А сжалится ль оно над нами? Никогда».

Борис Ершов

 

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


яндекс.ћетрика