Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Выбор между плохим и очень плохим

кажется, в Тверской области он был сделан неправильно

Неделя началась с того, что Тверская область резко выбилась в лидеры по темпам роста заболеваемости COVID-19. В понедельник к числу официально зарегистрированных заболевших жителей региона сразу прибавилось 44 человека. Итого – 75 инфицированных. И не сомневаемся, что к моменту выхода нашей газеты эта цифра вырастет.

Рано расслабились

А ведь на прошлой неделе все расслабились. Решили, что устали сидеть на карантине, да и деньги кончаются. Отсидели недельку – и хватит.

При этом в Москве уже начинала бушевать настоящая эпидемия COVID-19. Мэр Сергей Собянин заявил о том, что QR-коды для выхода из дома все же будут введены, режим самоизоляции ужесточается. Фотографии очереди из машин скорой у приемного отделения больницы в Химках обошли все социальные сети.

В соседней со Ржевом Вязьме Смоленской области зараженным оказался почти целый дом престарелых – 86 стариков и сотрудников. Кажется, в России все развивается по итальянскому сценарию, очагами инфекции становятся больницы и дома для престарелых.

Тем временем в Тверской области губернатор разрешил работать парикмахерским и баням. И вообще, до очень многих наших граждан еще не дошло, что все серьезно. Несмотря на полицейский УАЗ, который ездит по популярным прогулочным местам и через громкоговоритель призывает всех оставаться дома, люди гуляют, ездят в переполненных автобусах «Транспорта Верхневолжья» и работают. А что делать?

Быть добрыми за чужой счет

На прошлой неделе президент Путин еще раз подтвердил, что предоставляет главам регионов решать, насколько жесткие меры борьбы с эпидемией надо вводить. Пообещав поддержку семьям с детьми, он опять ни слова не сказал о помощи разоряющемуся неработающему бизнесу. Чрезвычайное положение введено не было, карантин так и не объявили.

Региональным бюджетам денег Кремль тоже не пообещал, и губернаторы оказались перед выбором между плохим и очень плохим вариантом развития событий.

Плохой вариант – это остановившиеся предприятия, сорванные госзаказы, недополученные налоги. Поэтому губернатор Тверской области Игорь Руденя 7 апреля утвердил список из 220 предприятий, которые могут работать. Принцип, по которому составлялся этот список, довольно простой: на предприятии должно быть больше ста человек работающих и оборот за прошлый год должен превышать миллиард рублей. Приоритет отдан заводам и фабрикам, входящим в госкорпорации либо являющимся субподрядчиками у госкорпораций. Оборонный заказ – еще один фактор, учитывавшийся при внесении в этот список.

Например, тверской вагонзавод, предприятие «Трансмашхолдинга», должен выполнить госзаказ даже ценой здоровья и жизни своих сотрудников. Тем более в стране не введен карантин, нет чрезвычайного положения. Очереди на заводской проходной не подразумевают социальной дистанции полтора метра, но кого это волнует?

Трудящиеся пока не очень боятся заразы, им страшнее отсутствие денег, невыплаченные кредиты и ипотеки. В течение прошлой недели так и не возникло ясности, кто сможет воспользоваться обещанными президентом Путиным кредитными каникулами. Скорее всего, только те, кто переболеет коронавирусом или попадет под сокращение в отрасли, призванной пострадавшей от этой эпидемии.

Среди молодых мужчин вообще бытует такое общее мнение: «Скорей бы заразиться, переболеть – и на работу». Они не хотят терять время и деньги. А в то, что можно потерять здоровье и жизнь, им пока не очень верится.

9 апреля губернатор Игорь Руденя выступил с очередным интервью на телеканале «Россия-24». В тот момент наш регион оставался единственным, где не был введен режим самоизоляции. Как и президент Путин, тверской губернатор раздавал обещания разных благ за чужой счет. Например, разрешил в этом месяце не платить за ЖКХ (интересно, как к этому отнесется «Атомэнергосбыт», «Межрегионгаз», «Водоканал» и управляющие компании?).

Прозвучавшее из уст губернатора разрешение работать парикмахерским и сервисам шиномонтажа подействовало на народ воодушевляюще. Руденю даже стали называть «единственным разумным человеком во власти». Конечно, было понятно, что это до поры до времени, пока в области не полыхнет. Но на какой-то момент нашего губернатора даже зауважали, мол, дает людям жить.

«Вирусный суверенитет»

На прошлой неделе фонд «Петербургская политика» во главе с политологом Михаилом Виноградовым опубликовал «Индекс «вирусного суверенитета» регионов – сборник всего, что наворотили в разных регионах в последние дни по поводу коронавируса.

Регионы разделены на категории высокого «вирусного суверенитета», среднего и малого. Для чрезвычайно большого числа регионов сегодня характерно специальное недоверие и специальный страх перед людьми, которые приезжают из Москвы. Как в начале эпидемии обвиняли в распространении заразы тех, кто вернулся из-за границы, ровно это в регионах теперь рассказывают про москвичей.

Например, в Ивановской области власти не рекомендовали жителям области сдавать жилье москвичам, напомнив о возможности применения статьи 236 Уголовного кодекса Российской Федерации о нарушении санитарно-эпидемиологических правил. В Краснодарском крае сообщалось о принудительном выселении отдыхающих из Москвы и Питера из гостиниц и санаториев с аннулированием их путевок. В Красноярском крае и Томской области власти обязали прибывающих из Москвы и Санкт-Петербурга самоизолироваться на две недели. В Орловской области губернатор поручил оборудовать все въезды в регион круглосуточными учетно-заградительными постами, а также называл главной угрозой вахтовиков, которые возвращаются с заработков из Москвы и других регионов.

На Крымском мосту перед Керчью были установлены блокпосты. Прервано автобусное сообщение с Краснодарским краем и Севастополем. В Челябинске были закрыты границы для въезда всего иногороднего транспорта за исключением транзитных автомобилей с путевыми листами и грузовиков с продуктами первой необходимости. То же самое произошло в Астраханской области.

Когда после строительства многолетней вертикали вдруг выясняется, что люди, которые для этого совершенно не предназначены, которые не были никем выбраны, оказываются вдруг наделены ответственностью, но не наделены полномочиями, они начинают чудить.

И в этом отношении тверской губернатор Руденя не отличается особой экстравагантностью. В отличие от Томской и Курганской областей мы не можем закрыть свою границу от москвичей. Пол-Москвы – это выходцы из Тверской области (включая президента Владимира Путина, у которого, кстати, в национальном парке Завидово находится резиденция «Русь»). В Конаковском и Калязинском районах можно найти коттеджные поселки, сплошь заселенные высшими чинами ФСБ и Генпрокуратуры. Как таких москвичей на тверскую землю не пустишь?

Среди 44 зараженных, выявленных в понедельник, девять человек – это жители Тверской области, которые работают врачами в Москве. Очень много бригад московской скорой помощи были укомплектованы именно тверскими медиками, и сейчас волна заражений медперсонала докатилась до региона. Учитывая, что у медиков, как правило, и члены семьи тоже врачи – родители, жены и мужья в таких медицинских семьях тоже могут стать источником инфицирования уже в тверских больницах.

Коронавирус и пневмонию объединили

На прошлой неделе было принято важное медицинское решение. Теперь COVID-19 и пневмонию лечат в одних центрах, не разделяя. Тесты не очень надежны как единственный инструмент диагностики – 20% результатов оказываются ложноотрицательными, 10% – ложноположительными.

Наивысшей концентрации в организме коронавирус достигает, когда особо тяжелых симптомов у заболевшего еще нет. Пневмония и удушье развиваются обычно через неделю после начала болезни. Но к этому времени присутствие вируса в организме снижается. Московские врачи, оказавшиеся на передовой борьбы с этой бедой, с ужасом рассказывают, что часто у пациентов, которые вроде с виду нормально себя чувствуют, компьютерная томография показывает, что легкие совсем разрушены. Поэтому теперь диагноз ставится не только по результатам ПЦР-теста, но обязательно делается КТ. Многим москвичам, которые смогли дойти и сделать КТ легких в платных центрах, это спасло жизнь.

Прогнозы медиков неутешительные. Как и следовало ожидать, эпидемия в России пошла по итальянскому сценарию. Пренебрежение карантинными мерами привело к резкому росту заболеваемости, который, скорее всего, продлится где-то до середины мая. Потом наступит так называемое плато: уровень заболеваемости будет высоким, но расти перестанет. Спада эпидемии, по самым оптимистичным прогнозам, надо ждать к середине июня.

Прогнозы экономистов еще более неутешительны, чем прогнозы медиков. Впрочем, эти прогнозы вы и сами можете сделать, тут не надо быть экономистом.

Мария ОРЛОВА

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика