Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Всем миром мы вернули Тверь!

К 30-летию возвращения исторического имени города

Этим летом мы должны отметить 30-летие возвращения нашему городу исконного имени Тверь. 17 июля 1990 года председатель Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин подписал два указа Президиума ВС РСФСР «О переименовании города Калинина в город Тверь» и «О переименовании Калининской области в Тверскую область».

Определяющая роль в том, что городу вернули его имя, принадлежит инициативной группе «Возвращение», возникшей в начале перестройки. Движение было самым массовым и активным, это было движение настоящей любви горожан к своему городу. В нем приняли участие деятели науки и искусства, рабочие и инженеры, работники архивов, реставраторы, краеведы, писатели и журналисты.

В настоящее время «возвращенцы» готовят к переизданию книгу «Всем миром мы вернули Тверь» (автор проекта Б.А. Ершов) с дополнительными фактами и новыми мемуарами очевидцев тех событий. В преддверии юбилейной даты они предоставили их для эксклюзивной публикации газете «Караван». В этом номере мы публикуем воспоминания члена совета группы «Возвращение» Елены Радчук.

Советская интеллигенция узнавала историю Твери

В начале перестройки, когда ветер вольномыслия ворвался в нашу жизнь и из спецфондов к читателям начали возвращаться забытые книги, мне попал в руки гимназический учебник истории Российской империи. Из него я с удивлением узнала, что в моем родном городе Калинине некогда находился древний Спасо-Преображенский собор – первое каменное здание северо-восточной Руси, построенное после вторжения Золотой Орды. Здесь находились мощи великого князя всея Руси Михаила Ярославича Тверского. Мне не составило труда выяснить, что Спасо-Преображенский собор, или Спас Златоверхий, как его называет в «Хожении за три моря» тверской купец Афанасий Никитин, был взорван в период культа личности Сталина. Он находился на площади Революции (Соборная площадь), на его месте в 1955 году был установлен памятник Михаилу Ивановичу Калинину.

Спасо-Преображенский собор, Тверь. 1903 год

Этот факт до такой степени поразил меня, что когда встал вопрос о возвращении городу исторического имени Тверь, я активно включилась в это движение. Весной 1988 года я работала инженером в Калининском филиале Московского НИИ приборной автоматики (КФ МНИИПА). Один из моих друзей сотрудник технологического отдела Дмитрий Никаноров передал мне листочек бумаги с написанным от руки обращением к горожанам о переименовании города Калинина в Тверь, который он принес с экскаваторного завода. Несколько дней спустя меня пригласили на заседание тверского отделения ВООПИиК, которое находилось тогда в здании индустриального техникума (март 1988 года). Приглашение на заседание ВООПИиК я передала Б.А. Ершову, работавшему тогда в КФ МНИИПА ведущим инженером и также увлекавшемуся историческим краеведением.

Готовясь к первому празднованию Дня города в 1987 году, архитекторы, художники и другие деятели культуры нашли много интересной информации о Твери, что вызвало большой интерес интеллигенции к истории города. Тем более что главным художником-постановщиком праздника был известный архитектор, заведующий кафедрой архитектуры КГПИ В.И. Образцов, который имел большое влияние в творческой среде и давно пропагандировал эту идею.

Первый День города. Тверь, 1987 год

28 февраля 1988 года в областной газете «Калининская правда» – орган Калининского обкома КПСС – была опубликована редакционная статья «Имя нашего города», которая вызвала большой поток писем.

В маленькой комнатке набилось человек пятнадцать. Запомнились: краевед М.Э. Перфильева, архитекторы А.И. Толокин, В.И. Образцов, преподаватели ТвГУ (тогда еще КГУ) Ю.М. Смирнов, Ю.А. Шарков и др. Говорили о древней истории Твери и Великого княжества Тверского, о необходимости возвращения нашего исконного имени как восстановления исторической справедливости. Смирнов, улыбнувшись, протянул мне карандаш: «Милая девушка, пишите протокол». Так я стала секретарем инициативной группы «Возвращение», затем секретарство было передано М. Маштакову, к сожалению, позднее архив данного периода был утрачен.

Хроники борьбы за имя города

Наши заседания проходили еженедельно сначала в помещении местного отделения Союза архитекторов на улице Советской, 54, а затем в Центральной городской библиотеке им. А.И. Герцена. Из Союза театральных деятелей нас поддерживали Г.Н. Пономарев и А.С. Юников. Пользуясь случаем, благодарю директора муниципальной библиотечной сети Елену Павловну Баранову за поддержку нашей работы.

С самого начала внутри «Возвращения» определились две группы: первая опиралась на историко-культурное наследие региона (В.И. Образцов, Ю.М. Смирнов, А. Барковский, А.И. Толокин, Б.А. Ершов, Т.К. Пушай, Е.Е. Радчук, Р.Р. Григорьева, Е. Клокова, Г.Е. Зигерт, Н. и Д. Беловы, Е. Смирнова, Т. Скачкова, Е. Кондакова,
А. Прохоров и др.), вторая тяготела к критике личности М.И. Калинина (И.А. Мангазеев, Ю.А. Шарков, А.И. Колесниченко, Ю.А. Лисицын, М.Н. Маштаков и др.).

Отношения между двумя группами были достаточно сложными, зачастую они переходили в жаркие споры и крики со сжатыми кулаками. После несанкционированного пикета у ворот хлопчатобумажного комбината «Пролетарка» 4 июля 1988 года (И. Мангазеев, В. Шутов, С. Шалунов, Д. Цуркан), окончившегося объяснениями с милицией и властными структурами, из группы ушли известные ученые и архитекторы, представители Тверского областного фонда культуры.

 Нужно отметить, что разница в возрасте между членами группы была достаточно большой и составляла более 20 лет, что также создавало определенную сложность в коммуникации.

На заседаниях инициативной группы «Возвращение» была выработана стратегия движения – формирование общественного мнения в пользу возвращения городу исторического имени Тверь. Основными контраргументами против переименования города были высокие финансовые затраты и позиция ветеранов войны и труда.

Первые подписи я собирала в своем институте в апреле 1988 года. Наш сорокалетний директор доктор технических наук, профессор В.Н. Асеев поддержал нас своим авторитетом, подписав обращение в органы государственной власти. Спасибо!

Калинин, Советская площадь. 80-е годы

И вот впервые нас вызвали на Советскую площадь – в исполком областного Совета депутатов трудящихся. Владимир Николаевич был в командировке, и секретариат принял решение отправить первых трех подписантов – Алексея Бучина, Евгения Орлова и Елену Радчук. В исполкоме нас пригласили пройти в правое крыло нижнего этажа, в районе 214-й комнаты нам предложили подождать инструктора, так как шло внутреннее совещание. Сидели часа два, к нам никто не подходил. Однако периодически сотрудники спускались посмотреть на нас. Слышался шепот: «Какие молодые».

Мы были в джинсах, ребята в черных узких свитерах а-ля Высоцкий. На мне был еще свободный крапчатый пиджак и туфли на шпильке. В руках все держали дипломаты. Мы представляли институт высоких информационных технологий, работающий на оборонный заказ, новые направления научных знаний и знали себе цену. Я думаю, что мы им понравились и они решили не проводить с нами разборок. Инструктор так и не спустился.

Как «Возвращение» вышло к горожанам

Первый уличный сбор подписей мы провели в мае 1988 года на фестивале студенческой самодеятельности «Студенческая весна», куда нас пригласили руководители клуба КГУ. От нас почему-то ждали, что мы появимся в феерических княжеских костюмах, но такой одежды не было, и мы просто поставили два стола на улице Урицкого (сейчас Трехсвятская). Молодежь молча подходила к нам и расписывалась за Тверь.

Презентация группы «Возвращение» прошла в День города в июне 1988 года. В архиве КФ МНИИПА я нашла фотографии уничтоженных в 1930-е и 1960-е годы храмов и соборов Твери. Съемка проводилась до революции перед приездом в Тверь императорской семьи. Хотя стоило мне это удовольствие месячной зарплаты, дело было сделано.

Наша площадка находилась рядом с 16-й школой в Студенческом переулке. Наклеенные на ватманские листы фотографии трогательно-прекрасных белокаменных соборов просто потрясали. Спустя десять лет уже мэр города Твери А.П. Белоусов назовет этот вернисаж хитрой и коварной агитацией Елены Радчук. В тот день мы собрали порядка трех тысяч подписей в поддержку переименования города.

первый мэр Твери Александр Белоусов

 Мне кажется, что эта выставка запала в душу Александра Петровича. Он много сделает для возрождения православия, восстановления уничтоженных соборов и храмов города, топонимики города, его культурного наследия.

7 ноября 1988 года инициативная группа «Возвращение» впервые в истории города пронесла по улицам флаг России, который сегодня так гордо реет над зданием правительства Тверской области. Символику региона с шапкой Мономаха на престоле мы тоже вытащили из архива в этот период времени. С «Возвращением» сотрудничал наш главный тверской геральдист В.И. Лавренов.

Не менее активно действовала и группа «против имени Калинина». Игорь Мангазеев, работая в московских архивах, составил перечень документов, подписанных всероссийским старостой. Среди них был «закон о трех колосках» (принятое в исторической публицистике наименование Постановления ЦИК и СНК СССР от
7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности»), который ввел смертную казнь за расхищение социалистической собственности. Именно Калинин 7 апреля 1935 года подписал указ, разрешающий расстреливать детей «врагов народа» начиная с 12-летнего возраста.

Памятник Калинину у Императорского дворца

Анатолий Колесниченко на всех крупных городских мероприятиях в скверах и парках пел под гитару свою ставшую очень популярной песню «Мы носим имя палача!».

Помощь с другой стороны фронта ощущалась постоянно. Только после переименования города мне стало известно, что нас поддерживал райком партии Центрального района и первый секретарь горкома КПСС С.Л. Киселев.

Шаги наверх

28 июня – 1 июля 1988 года в Москве прошла 19-я конференция КПСС, рассмотревшая вопросы перестройки, гуманизации социализма и реформы власти. Все собранные к этому времени подписи за Тверь мы выслали заказным письмом в Кремль в адрес партконференции (Б. Ершов, Е. Клокова, Е. Радчук), их уже насчитывалось порядка 30 тысяч. И, как утверждает народная молва, М.С. Горбачев бы поражен наличием такого движения в стране.

Непонимание впервые возникло на заседании городского клуба краеведов. Я рассказывала о взрыве Спасо-Преображенского собора на площади Революции, называла имена из мартиролога захороненных здесь знаменитых горожан, что иконами из тверских храмов две недели топили котельную на Пролетарке и даже подсчитали экономический эффект. После в коридоре ко мне подошел Ю.А. Шарков и сказал: «Что же ты наделала, теперь твое выступление будут использовать как жупел». Религия оставалась запретной темой, статья Конституции СССР о руководящей роли партии будет отменена только в 1991 году.

11 ноября 1988 года объединенная сессия городского и районных советов народных депутатов единогласно приняла решение о возвращении городу его исторического имени. С января 1989 года публикации о переименовании города Калинина в СМИ появлялись еженедельно. Нас поддерживала редакция газеты «Калининская правда» в лице В.Я. Кириллова, Е.Н. Шимина, Н.А. Алексеевой, В.Ф. Бурилова, М.М. Сиваковой.

15 июня 1989 года сессия нового созыва подтвердила решение о возвращении городу его исконного имени.

Мы праздновали победу! После Дня города я, как и многие старики, ушла из «Возвращения», проход во власть нам был не нужен.

Елена Радчук

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика