Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Все издержки переложили на плечи малого и среднего бизнеса

В чем разница между нерабочим месяцем и режимом чрезвычайного положения? Что сейчас делают предприниматели, чтобы спасти свой бизнес? Как в текущей ситуации происходит процесс уплаты налогов? На эти и другие вопросы в интервью нашему еженедельнику ответил Вадим Макаров, директор аудиторской группы «Прайм аудит».

– Вадим Александрович, какая ситуация сейчас сложилась для бизнеса с юридической точки зрения?

– Ситуация тяжелая. Предприниматели не понимают, как им действовать. Когда объявили апрель нерабочим, многие отнеслись к этому с негативом, но при этом с пониманием. Какие-то бизнесмены говорят, что какое-то время не будут платить своим партнерам. Кто-то решил не платить налоги, потому что нет денег на зарплату. Есть и те, кто хочет закрывать бизнес. Наш президент Владимир Путин сказал, что зарплата за сотрудниками будет сохранена, но не сказал, откуда бизнесу взять на это деньги.

У многих компаний есть понимание, что меры, которые предпринимаются в связи с ситуацией с коронавирусом, важны. Но при этом все издержки переложили на плечи малого и среднего бизнеса. Как хотите, так и решайте их.

«Государство пошло более дешевым для себя путем»

– Мосгорсуд зарегистрировал иск москвича Дмитрия Кисиева к правительству Москвы о признании незаконным режима самоизоляции столицы. В иске говорится, что такое решение может быть принято исключительно в трех случаях: при введении карантина на основании предложения главного государственного санитарного врача, при введении чрезвычайного либо военного положения. Как вы считаете, есть ли шансы выиграть такое дело? Будут ли в Твери подобные иски уже к региональной власти?

– С одной стороны, мы все понимаем, что правовая коллизия налицо. Режим чрезвычайного положения включает механизм форс-мажора. У бизнеса появляется основание не исполнять обязательства по договорам, государственным контрактам и т.д. Государство пошло более дешевым для себя путем: объявило нерабочие дни с сохранением зарплаты. Это такая полумера. Но есть ли смысл с ней спорить? Сомневаюсь, что суд Москвы встанет на сторону заявителя, да и непонятно, когда дело вообще будет рассмотрено.

Никто не будет спорить с тем, что строгая самоизоляция – правильная мера для борьбы с коронавирусом. В пример можно привести Германию и Южную Корею, где такой подход дает хорошие результаты. Но с другой стороны, некоторая абсурдность в текущей ситуации есть. Людям дают пропуска, чтобы передвигаться по Москве, но разве они не рискуют заразиться или кого-то сами заразить, если они вдруг больны?

Говорят, что в Москве не остановлена ни одна стройка. А что, все строители работают в масках и перчатках? Или они проспиртованы изнутри и их никакой вирус не берет?

Строительный комплекс Москвы – это десятки тысяч людей, и они все работают. Понятно, если они строят госпитали, с этим можно согласиться. А строительство домов? Почему оно не приостановлено?

– Как вы оцениваете комплекс мер поддержки, который разработало федеральное правительство?

– Он хороший, но, увы, все, кроме снижения страховых взносов для малого бизнеса, касается только 29 видов деятельности, которые признаны наиболее пострадавшими от сложившейся ситуации. Возможно, перечень еще будет расширен. Например, в него вошли точки общепита, а компании, которые их снабжают продуктами, нет. Хотя у них тоже огромный провал. Им нужно платить своим поставщикам по 2–3 млн рублей, а при этом заказов от ресторанов на поставку продуктов нет. Как им покрыть кассовый разрыв?

Некоторые наши клиенты тоже нам говорят: «Мы в ближайшие два-три месяца не будем вам платить, потому что нам самим не платят». И я им верю, потому что их выручка очень сильно упала. У некоторых компаний ее нет совсем.

По большому счету пострадал весь малый бизнес. Возможно, только аптеки и продавцы продуктов не испытывают проблем.

«Порядка 80–85% компаний страны сдают отчетность по электронным каналам связи»

– Изменился ли как-то в текущей ситуации процесс уплаты налогов?

– Компании, которые сейчас работают, должны платить налоги в обычном режиме. Отсрочка по уплате налогов касается только отраслей, которые внесены в список пострадавших компаний.

В последние два-три года налоговая очень сильно развивала дистанционные сервисы сдачи отчетности. Порядка 80–85% компаний страны сдают отчетность по электронным каналам связи. Процесс в привычном режиме продолжается и сейчас. Нельзя сдать отчетность непосредственно в налоговую, но таким способом пользуется очень малое число бизнесов.

«Анализ финансовой модели бизнеса с целью ее проверки на стрессоустойчивость»

– С какими запросами к вам сейчас обращаются предприниматели?

– К нам обращаются за консультациями, как лучше всего перестроить работу компании на удаленный режим. Например, есть такой казус – нельзя выплачивать зарплату в нерабочие дни. При этом бухгалтеру для выплаты зарплаты нужно прийти на свое рабочее место и оформить платежки. В некоторых компаниях зарплата выдается наличными. А сейчас многие операторы сотовой связи отказываются принимать бумажные деньги, ссылаясь на коронавирус. Я лично столкнулся с этим вопросом, когда хотел перевести деньги в салонах сотовой связи.

Еще один запрос – анализ финансовой модели бизнеса с целью ее проверки на стрессоустойчивость. Важно понять, сможет ли компания проработать два-три месяца, если выручка снизится на 70–80%. Когда объявили первую нерабочую неделю, то многие бизнесы не стали даже организовывать удаленную работу. Они думали, что скоро все вернется на круги своя. Теперь бизнес понимает, что нынешнее положение продлится до конца апреля, а возможно и до конца мая. Два месяца без полноценной деятельности – это критично для многих компаний.

Некоторые бизнесы обратились к нам за консультацией, как правильно уволить сотрудников в текущей ситуа-
ции. Они не готовы ждать, понимая, что ситуация для них через два месяца будет хуже, чем сейчас.

Беседовал Андрей САБЫНИН

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика