Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

«Спасение утопающих – дело рук самих утопающих»

Почему власть не хочет нести ответственность за народ

На всех парах эпидемия COVID-19 перерастает в экономический и социальный кризис. Государство самоустранилось от решения насущных потребностей своих граждан, все меры поддержки пока что существуют только на словах. В понедельник в некоторых городах уже начались стихийные митинги: люди всерьез опасаются голода и безработицы.

Когда никто не отвечает за слова

Россия всегда управлялась не столько своими правителями, сколько сама собой. Правители уважались народом именно за то, что они где-то там живут своей жизнью. «До Бога высоко, до царя далеко» – так гласит народная пословица. Власть российская всегда делала вид, что она очень сильная и страшная. Но когда надо было эту силу применить в целях пользы для страны, власть обычно сдувалась. Например, сдулась она в феврале 1917 года, затем во время беспорядочного бегства и сдачи в плен в 1941-м.

Владимир Путин

И вот сейчас, с началом эпидемии коронавируса, тоже стало ясно, что никакой вертикали власти в России нет. Есть самоизоляция, выплаты самим себе неизвестно откуда взявшейся зарплаты и прочее самоспасение. «Сама-сама-сама», – как говорил персонаж Никиты Михалкова в фильме «Вокзал для двоих». Любопытно, что люди либеральных взглядов больше верят в то, что государство одумается и раскупорит свою кубышку, чтобы помочь народу, как это делает правительство даже в довольно бедных странах Восточной Европы. Путинский электорат ничего не ждет, понимая, что не дождется.

На прошлой неделе сначала президент Путин, а потому губернатор Тверской области Руденя пытались утешить население, что-то ему обещая. Президент наконец-то выдавил из себя обещание заплатить по минимальному размеру оплаты труда (чуть больше 12 тысяч рублей) «сотрудникам пострадавших компаний». Видимо, чтобы доказать, что ваша компания является пострадавшей, все сотрудники должны будут принести справки о том, что переболели коронавирусом, во всяком случае, обещанные президентом кредитные каникулы предоставляются только на таком условии.

Кроме того, Путин пообещал регионам деньги на борьбу с последствиями эпидемии и простоя экономики. Надо сказать, что первый транш регионам на борьбу с коронавирусной инфекцией был отправлен в конце марта. По словам премьер-министра Михаила Мишустина, в ряде регионов не освоены даже 10% этих денег. Хуже всего, как оказалось, ситуация в Тверской области. Не могут у нас с умом даже имеющиеся деньги истратить.

Игорь Руденя на канале «Россия 24 — Тверь»

Тверской губернатор Игорь Руденя, выступавший через несколько дней после президента, заявил, что пока Тверская область не собирается вводить режим самоизоляции (единственный регион, который этого не сделал). А также он рассказал чудеса о зарплатах тверских врачей, что якобы с учетом доплат врач-реаниматолог получит зарплату в районе 200 тысяч в месяц, обычные врачи – 140 тысяч, а средний и младший персонал – от 80 тысяч рублей (тем временем медики, не работающие с коронавирусом напрямую, оказались с голыми окладами, без всяких доплат, да еще лишенными подработки в закрывшихся частных медицинских центрах). Перед этим губернатор разрешил не платить за ЖКХ – легко быть щедрым за счет ресурсоснабжающих организаций и управляющих компаний. Хотим предостеречь о том, что, следуя совету губернатора, можете оказаться в задолжниках.

И да, поскольку дело было перед Пасхой, Игорь Руденя уверил жителей Тверской области, что храмы в регионе будут открыты. И тут в тверских соцсетях разгорелась жаркая дискуссия.

Странная Пасха

Людям, которые и не собирались идти в храм на Пасху, легко призывать закрыть церкви. Они не чувствовали в церкви потребности никогда, и им дика и непонятна эта потребность сейчас, в эпидемию. Каждая публикация о том, что некие иерархи или священники говорят, что хорошо бы вам, друзья, воздержаться от посещения храма, но если уж не можете, наденьте маски и соблюдайте дистанцию, вызывает море негатива со стороны тех, кто годами не ходил на пасхальную службу, не понимает ее смысл, для кого это лишь утомительное и совершенно необязательное приложение к куличам и поездке на кладбище.

«Бог в душе» – это значит в переводе с языка большинства агностиков «ну, может, и есть там что-то, мне вон бабушка вчера приснилась, наверное, надо свечку сходить поставить». А сейчас на улице этих агностиков случился праздник, можно тыкать носом тех немногих настоящих верующих, которые страдают от отсутствия церковного общения. Мол, вы источник заразы, не смейте ходить в храм, фанатики.

Я с 1992 года не пропустила ни одной Пасхи. И отлично понимаю, почему у митрополита Тверского и Кашинского Саввы (Михеева) просто язык не поворачивался сказать, что он закрывает церкви. Не может это сказать человек, для которого пасхальная радость стоит в центре жизни.

Объявить карантин и закрыть все, не только церкви, должна была именно светская власть. Она отвечает за нашу земную жизнь и благополучие. Закрыть вагонзавод. Прогнать людей с остановок городского транспорта. Вход в продовольственные магазины разрешить строго по одному человеку. Ну и, конечно, помимо кнута, дать людям пряник – заплатить каждому хотя бы прожиточный минимум за то, что мы не бродим по округе, не заражаемся, не парализуем систему медицинской помощи.

А требовать от митрополита, чтобы он закрыл церкви, при этом с одобрения светских властей оставляя работающими заводы, гипермаркеты и общественный транспорт, это лицемерие.

«Самоизоляция» – это тоже лицемерное слово. От граждан требуют того же, чего и от церкви. Вы уж как-нибудь сами снимите с власти ответственность, посидите дома. Про деньги нас не спрашивайте, какие деньги?! Вы же сами изолировались, у себя и спрашивайте про деньги!

Карантин, только официально объявленный карантин! А пока все рассуждения от лукавого.

В субботу перед Пасхой стоянки у «Глобуса» и «Леруа Мерлен» в Твери были заполнены машинами. Наверное, шанс заразиться в этих магазинах, где отовариваются в том числе московские дачники, выше, чем в храме, куда, вняв призыву патриарха и митрополита, пришли немногочисленные прихожане. В церкви Рождества в Рыбаках, на улице Вольного Новгорода в Твери, на пасхальной утрене было человек пятнадцать. А к концу литургии остался лишь один прихожанин. На входе во все храмы выдавались защитные маски, были повешены санитайзеры, на полу сделана разметка, где надо стоять, чтобы соблюсти социальную дистанцию. Крестные ходы совершало одно духовенство, радостную весть о том, что Христос воскрес, запертые в храме прихожане впервые услышали через затворенные двери.

Не барское это дело!

Итак, власть на всех уровнях не хочет даже попытаться взять на себя ответственность за ситуацию с эпидемией. Да и как можно ожидать от чиновников, которые не были заточены на реальные дела, что они вдруг перевоспитаются?!

Вот взять того же губернатора Руденю. Случайный человек, только и мечтающий покинуть Тверскую область, занять пост в каком-нибудь министерстве. Этот год ему виделся как год, в котором главным событием будет то, что произошло 75 лет назад и уж к нему точно не имеет никакого отношения. Отблеск Великой Победы, однако, давал ему шанс на дальнейшую карьеру: ожидалось, что перед 9 Мая во Ржев приедет Владимир Путин, оценит возведенный там монумент Советскому солдату и снова ласково потреплет Руденю по затылку.

Потом на повестку дня встало столь же не имеющее отношения к повседневной жизни Тверской области действо – всенародное голосование по поправкам в Конституцию. Еще полтора месяца назад казалось, что именно по результатам этого голосования будут оценивать дальнейшую пригодность губернаторов к карьере. Игорь Руденя, не будучи политиком, не прошел даже школу вытягивания на приличный уровень выборных результатов «Единой России». Но специалисты по подобным делам у него были (тот же зам по политике Андрей Ищенко), и уж как-нибудь они бы это голосование нарисовали.

Но тут случается то, что требует решительных и умных действий, – эпидемия коронавируса. И выясняется, что реальные дела – это не обещания строительства Западного моста и областной детской больницы, не конкурс детского рисунка про Ржевскую битву. Тут надо брать на себя ответственность.

И что же делает губернатор Тверской области? В разгар эпидемии оставляет без руководства региональный Минздрав, уволив министра здравоохранения Максима Максимова, а заодно и начальника Управления региональной безопасности Василия Попенко. И отправляет Ивана Егорова, министра экономического развития, а с недавних пор заместителя губернатора (отвечающего, между прочим, и за здравоохранение), выкручиваться, объясняя бизнесу, почему областная власть им ничем не сможет помочь.

Надо спасать людей

Руслан Семенович Гринберг, академик РАН, выдающийся экономист, друг нашей редакции, Геннадия Климова и мой, на прошлой неделе прокомментировал происходящее так: «Понимаете, мы сейчас в такой ситуации, когда в первую очередь надо спасать людей. В конце концов, человек для экономики или экономика для человека? Похоже, сегодня мы вплотную подошли к ситуации, когда уже не обойтись без режима полного карантина, что, на мой взгляд, правильно, но, конечно же, подрывает экономическую активность в стране и только усугубляет и без того незавидное положение людей, работающих в малом и среднем бизнесе. При этом чем дольше длится период нерабочих дней, тем острее ситуация, поскольку миллионы людей останутся без денег. Надежда на то, что работодатели хотя бы на первых порах возместят зарплатные потери работников, не оправдалась, что, собственно, и следовало ожидать. И как здесь быть? Официальная установка такая: они должны получать зарплату, президент об этом и сказал. Но вопрос: откуда они должны получать деньги? Убежден, что в теперешней ситуации власть должна действовать более внятно и решительно, чтобы хотя бы сохранить теперешний уровень личных доходов россиян. А ведь они и до всякой коронавирусной напасти были скандально низки, если иметь в виду, что почти две трети работающих граждан страны уже давно живут от зарплаты до зарплаты, не имея никаких сбережений».

Пока простая мысль о том, что надо спасать людей, дать им деньги, чтобы стимулировать спрос на товары и услуги, не приходит в голову нашим властителям. В странах Евросоюза государства берут на себя выплаты по зарплате в размере 70–80 процентов от текущего уровня. Испания на прошлой неделе решила ввести безусловный доход – каждый месяц выдавать всем гражданам по 500 евро. Испанские власти сообщают, что не намерены отказываться от безусловного дохода даже после отмены карантина.

Много лет в России копили на черный день деньги в Фонде национального благосостояния. Так вот, черный день пришел. Может быть, эти деньги уже рассованы по каким-то местам, откуда их так просто не вытащишь? Но тогда за это должен ответить тот, кто их туда вложил.

В общем, пришло время собирать камни. Ближайшие несколько месяцев будут очень тяжелыми.

Мария Орлова

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика