Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

«Сначала намечались торжества, потом аресты, затем решили совместить»: политика после обнуления – от Хабаровска до Торжка

Дальневосточные протесты, московские аресты, проклятия схиигумена Сергия (Романова) в адрес Сами Знаете Кого и в довершение ко всему хвостатая комета на горизонте. Это все грозные атрибуты июля 2020 года, второй недели после обнуления.

Праздник, о котором мы забыли

В Твери на этой неделе, 17 июля, состоится незаметный праздник. Ровно 30 лет назад наш город вернул себе свое имя, и чуть было не вернул историческое достоинство. Из безликого Калинина Тверь снова стала Тверью. Указ об этом подписал первый президент России Борис Ельцин. Тогдашний руководитель города Сергей Киселев сумел подобраться к президенту и отдать ему на подпись заранее подготовленную бумагу, которую тот и подмахнул чуть ли не на спине у начальника охраны Коржакова. Потом Сергей Леонтьевич рассказывал мне: «Если бы я не подписал у Ельцина указ о переименовании, депутаты горсовета меня бы обратно в город не пустили».

30-летие переименования пройдет без торжественных мероприятий. Не будет никакой научно-практической конференции ни в одном тверском вузе или библиотеке. Только молебен в Спасо-Преображенском соборе отслужат в 12 часов 17 июля. Скорее всего, служить будет отец Георгий Белодуров, во времена возвращения городу имени – активист движения «Социальная инициатива». (Между прочим, отец Георгий – один из главных тверских ньюсмейкеров прошлой недели, о нем в среду отец Андрей Кураев в своей передаче на «Эхе Москвы» рассказывал. Митрополит Савва внезапно решил причислить овдовевшего отца Георгия к братии Николо-Малицкого монастыря, якобы без воли на то самого священника. Не будем давать оценку этому событию, просто констатируем факт).

Так вот, про историческое достоинство. Тверское княжество, некогда спорившее с Москвой за право возглавить новое Русское государство, было стерто из отечественной истории. Сейчас, после трех подряд транзитных губернаторов Тверской области шанс на возрождение местной гордости и славы кажется совсем утраченным. А между тем, в современном мире это неотъемлемые качества, обеспечивающие конкурентоспособность регионов.

Почему Хабаровск не Тверь

На прошлой неделе пример регионального самосознания показал всей России Хабаровский край. После громкого задержания губернатора Сергея Фургала на улицы Хабаровска, Комсомольска-на-Амуре и других городов края вышли десятки тысяч людей. Арест члена ЛДПР Фургала, оглушительно разгромившего на губернаторских выборах 2018 г. бывшего губернатора-единоросса Вячеслава Шпорта (69,6% к 28%, в то время как на президентских выборах 2018 года Владимир Путин набрал в крае 65,8%), население восприняло как насмешку Москвы над своим выбором. Люди вышли протестовать не столько обеспокоенные судьбой Фургала, сколько оскорбленные всей этой ситуацией. Что характерно, центральные телеканалы новости о митингах, которые несколько дней идут в Хабаровском крае, в эфир не дают.

Фургалу инкриминируются убийства и покушения на убийства, совершенные в 2005 году. С тех пор он успел побывать депутатом регионального Законодательного Собрания, а также Госдумы РФ трех созывов, причем был заместителем председателя думского Комитета по охране здоровья. На губернаторские выборы он попал не просто так, а пройдя муниципальный фильтр, который помогает отсеять неугодных Кремлю кандидатов. Те, кто устраивался на госслужбу, знают, какие сейчас приходится проходить проверки системой безопасности. Так почему 15 лет преступления Фургала никого не волновали? Он же два года являлся госчиновником категории «А», носителем гостайны!

Кандидат от ЛДПР обычно допускается на выборы как спойлер единоросса. Так, когда выбирали губернатора Тверской области, никто не мешал участию в избирательной кампании «жириновца» Антона Морозова. Известный закон выборов: если во втором туре против единоросса выйдет кто угодно, победит именно этот кто угодно. Хабаровчане, прокатив в первом туре непопулярного Шпорта, в результате проголосовали за Сергея Фургала. И он, в отличие от никем не избранных назначенцев, став губернатором, начал доказывать, что избиратели не ошиблись. Ему в заслугу ставят сокращение чиновников и собственной зарплаты, возвращение выборности глав местного самоуправления, снижение тарифов на полеты внутри территории огромного края, простоту и доступность, регулярные встречи с людьми, открытость в соцсетях.

Сергей Фургал

В прошлом году ЛДПР в Хабаровском крае заняла почти все места в региональном парламенте, кажется, туда смогли пройти всего два единоросса. А вот на только что состоявшемся плебисците по поправкам в Конституцию население края голосовало без особого энтузиазма. Результаты голосования за поправки там чуть хуже, чем в Тверской области – за поправки была примерно четверть списочного состава избирателей (65% от 44% пришедших). И, видимо, после этого у Москвы лопнуло терпение, и Фургала арестовали.

Партийный шеф опального хабаровского губернатора Владимир Жириновский называет еще одну причину, спровоцировавшую арест Фургала. Мол, он отказывался возить в Москву «коробки с деньгами», что, по словам Жириновского, делают другие губернаторы по всей стране. Это тот редкий случай, когда я верю Жириновскому. Вообще, у ЛДПР сейчас уникальный случай – за всю свою 30-летнюю историю в первый раз эта партия действительно встала во главе народного протеста, переиграв на этом поле КПРФ. Впрочем, все еще впереди…

Мы говорим партия, подразумеваем – Руденя

Игорь Руденя

Если в Хабаровске пока еще действующий губернатор добавляет политические очки своей партии, в Тверской области происходит обратный процесс. На прошлой неделе непопулярный губернатор региона Игорь Руденя возглавил Тверское региональное отделение партии «Единая Россия». Это распространенная практика в регионах накануне выборов – губернатор должен стать партийным «паровозом», вытянуть за собой из болота бегемота. Но тут и руководитель области, и партия становятся друг для друга дополнительным балластом.

Вообще, у Кремля (в широком смысле этого слова) странное представление о нынешних губернаторах. Они должны быть безликими технократами, с рейтингом гораздо ниже, чем рейтинг президента Путина (иначе см. судьбу Сергея Фургала, папочка с компроматом лежит на любого крупного чиновника). Но на плебисцитах по обнулению президента и выборах в Госдуму и ЗС именно эти безликие люди, ни разу не политики, должны отвечать за правильное голосование. Мало того, как мы увидели в разгар пандемии, в решающий момент на них перекладываются все полномочия по объявлению карантина и прочих  неприятных вещей.

По календарю, на 2021 год в Тверской области приходятся выборы губернатора, выборы депутатов Законодательного Собрания, а также выборы депутатов Государственной Думы. Значит ли то, что Руденя возглавил местное отделение «Единой России», что в этот избирательный цикл мы войдем вместе с ним, и он будет главным кандидатом на пост губернатора? Или это все по нынешним временам вообще ничего не значит, потому что за предстоящий год все кардинально поменяется? Пока судить сложно.

Операция «нейтрализация»: Иван Сафронов, Юлия Галямина, Марина Белова

Друг нашей редакции профессор Валерий Соловей прогнозирует аресты еще как минимум шести губернаторов, причем единороссов. А также все настойчивее говорится о том, что выборы в Государственную Думу РФ пройдут уже в декабре 2020 года. Сразу после плебисцита 1 июля об этом заявил лидер «Справедливой России» Сергей Миронов, потом – все тот же Жириновский. Эти господа в самодеятельности не замечены, скорее всего, им дана санкция на подобные заявления. О близости выборов в ГД говорят и некоторые косвенные признаки.

В Москве буквально за несколько дней произошли: арест бывшего журналиста «Коммерсанта» и «Ведомостей» Ивана Сафронова; уголовное преследование издателя «Медиазоны» Петра Верзилова; обыски у активистов кампании «Нет!» Юлии Галяминой, Ольги Горелик, Татьяны Усмановой, шеф-редактора «МБХ медиа» Сергея Простакова; задержание руководителя «Открытой России» Андрея Пивоварова.

А в Тверской области, в Торжокском районе, потенциальному независимому кандидату в депутаты Госдумы, в данный момент – муниципальному районному депутату Марине Беловой вдруг начали «шить» уголовное дело. Марина рассказывала об этой истории мне и нашему покойному главному редактору Геннадию Климову еще после прошлых выборов в Госдуму, в которых она неожиданно приняла участие, бросив вызов самому Владимиру Васильеву, нашему стародавнему депутату, будущему губернатору Дагестана.

В общем, в ее родной деревне Галки Торжокского района сельским активом было решено разобрать заброшенный дом – ввиду его пожароопасности. Позже оказалось, что уж неизвестно какими путями этот дом был приобретен на средства материнского капитала некой женщиной. Вообще-то, это известная схема обналичивания маткапитала: приобретается за три копейки непригодная для жилья развалюха, потом ее продают какой-нибудь мамаше, которой нужны наличные, она получает из 430 тысяч рублей материнского капитала примерно 50 тысяч, остальное делят участники организованной группы. Сама Марина дом, конечно, не разбирала, мало того, ее в этот момент вообще не было в Галках, она вела предвыборную кампанию в Госдуму.

Но дело тянется с тех пор, и вот на прошлой неделе Беловой неожиданно предъявили обвинение по статье 167 УК РФ «Умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества». Надо учесть, что за время карантина Госдумой были приняты поправки в избирательное право, ограничивающие возможность занимать выборные должности для тех, кто осужден по уголовным статьям. Думаю, Марину Белову пытаются нейтрализовать в преддверии выборов в Госдуму, которые состоятся совсем скоро, и надо торопиться.

Мы внимательно следим за изменением ситуации. Тема схиигумена и кометы в этой статье не раскрыта, ждите новых публикаций.

Мария Орлова

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика