Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Руины в центре. Что делать со старинными домами в исторических городах Тверской области?

Тверская область находится на одном из первых мест в России по количеству заброшенных памятников. Усадьбы, особняки и дома зажиточных горожан с трудом дотянули до наших времен и сейчас обречены. Они не нужны ни государству, ни инвесторам.

 Дураков нет

Малые города региона оказались жертвой демографического провала, нарастающей миграции населения туда, где есть хоть какая-то экономическая активность. И все старинные улочки Торжка, Кашина, Бежецка, Торопца, еще недавно достаточно добротно и живописно выглядящие, сегодня пребывают в запустении. Дома заброшены, окна выбиты, двери заколочены. Пройдитесь по центру Торжка: заколочен путевой дворец, дом городничего, все дома на Красной Горе (за исключением недавно открывшейся чудесной кофейни «Ангеловъ»), значительная часть домов на центральной улице Дзержинского…

 Инвесторов на то, чтобы восстанавливать эти опустевшие дома, уже не найти. Если в 1990-е романтические пионеры бизнеса хотели вкладывать деньги в исторические памятники, но не могли это сделать по причине строгости комитета по охране памятников, то сегодня дураков нет. Богатый региональный бизнес почти исчез. Крупный московский – уже не хочет инвестировать в российскую глубинку, потому что понял, как все зависит от перемен в муниципальной и региональной власти. Пришел новый мэр – и восстановленное с иголочки здание отобрали.

Да, в Торжке путевой дворец и дом городничего планируют восстановить по программе банка развития БРИКС. Но средства на реконструкцию Тверская область как-то не спешит освоить, и есть подозрение, что в очередной раз ничего не получится.

Торжок, ул. Дзержинского, 66

Две усадьбы – две судьбы

В Тверской области есть единственный пример удачно сложившейся судьбы старинной усадьбы Степановское-
Волосово в Зубцовском районе. Там совпало несколько факторов. Сергей Васильев, один из бывших топ-менеджеров «Тверьуниверсалбанка», умный и творческий человек, сумел при губернаторе Дмитрии Зеленине выкупить усадьбу в собственность и сделал ее восстановление своим, если можно так выразиться, очень дорогостоящим хобби. Усадьба бережно восстановлена и открыта для осмотра туристами. Но таких, как Васильев, на всю страну единицы, да и губернаторов уровня Зеленина теперь тоже нет. Поэтому судьба усадьбы Степановское-Волосово – исключение.

Зато типична судьба Райка, самой знаменитой тверской усадьбы. В советское время, когда там был профилакторий завода «Центросвар», усадьба еще худо-бедно жила. В последние двадцать лет череда арендаторов предпринимала попытки как-то приспособить Раек к нуждам современности, возникали разные фантастические проекты – от свадебного бутик-отеля до института благородных девиц. Но все заканчивалось ничем, а разруха нарастала. Ведь здание живет, только если используется. Стоит его заколотить, и через несколько лет оно разрушается.

Как богатые особняки становились трущобами

Усадьбы погибли, когда Россия совершила переход из земледельческой в индустриальную фазу. Революция их окончательно добила, но довольно долго «наследие царского прошлого» использовалось как санатории, пионерлагеря, турбазы. В городах тем временем проходили свои разрушительные процессы.

Причины гибели исторических улиц в России многочисленны. Конечно, прежде всего их погубило то, что более семи десятков лет у симпатичных особнячков XVIII–XIX веков не было хозяев. Эти дома являлись коммуналками с туалетами на улице и водой на ближайшей колонке. Порой в самых лучших комнатах еще в 1980-х жили потомки прежних хозяев. Но если в Прибалтике со времен установления советской власти и национализации сменилось примерно два поколения, то в России – поколений пять. И в 1990-е годы было бессмысленно принимать закон о реституции, забирать прежнюю собственность было некому. Когда-то богатые дома превратились в трущобы, заселенные довольно маргинальной публикой.

В крупных городах такие посады из купеческих особнячков активно сносили в 1970–1980-е годы. Тогда, например, в центре Твери на месте таких домов появились гостиница «Волга» и библиотека имени Герцена. В малых городах многие подобные домики-коммуналки с туалетами на улице достояли до начала программы переселения из ветхого и аварийного жилья.

Антон Стамплевский
Дмитрий Хилькевич

Снести нельзя восстановить

И вот тут-то случилась новая западня. Снести такие дома, которые были объявлены историческими памятниками, нельзя. Восстановить невозможно, ибо нужны средства, серьезно превышающие просто затраты на капитальный ремонт. Одна проектно-сметная документация на ремонт такого здания может стоить много миллионов рублей.

Местные власти оказались между молотом и наковальней. В город, где исторические здания зияют пустыми провалами выбитых окон, не пойдут инвесторы, не поедут туристы. Лишь блогер Илья Варламов снимет очередной фильм про разруху и нищету, проезжая Торжок или Вышний Волочек. Механизм «аренда за 1 рубль», якобы запущенный в Тверской области, никого не соблазняет. Вложишь деньги в восстановление, а потом тебя выгонят.

Выкуп таких зданий сопряжен с другими рисками. Во-первых, оценщики, которых по конкурсу (кто дешевле цену запросит) привлекает муниципалитет, оценивают их на глазок. Вроде как стоит в центре Торжка дом 300 квадратных метров – ну, оценим его в шесть миллионов рублей. А то, что у дома крыша провалилась и лежит на фундаменте, а также задняя стена отвалилась, эти незначительные детали можно проигнорировать. Кроме того, для выкупа надо предоставить проект восстановления. А стоит этот проект часто еще больше самого здания.

Между тем процесс разрушения расселенных по программе переселения из ветхого и аварийного жилья домов ускорился. И медлить нельзя, надо что-то решать. С одной стороны, отдать бы эти дома тем, кто пожелает их взять. Но с другой – их тут же облепят сайдингом, вставят пластиковые окна и двери и со всех сторон повесят надписи «Ломбард», «Быстроденьги» и тому подобные свидетельства обнищания масс.

Новоторжский эксперимент

На прошлой неделе мы писали о том, что в центре «Мой бизнес» в Твери прошел семинар, где было рассказано, как использовать механизм государственно-частного партнерства в решении проблемы восстановления памятников историко-культурного наследия. В Тверской области нет ни одного примера использования ГЧП в этой сфере, и известный тверской юрист Дмитрий Хилькевич, руководитель компании «Декарт», решился на эксперимент. Он готов бесплатно сделать образцовый проект ГЧП по восстановлению памятника историко-культурного наследия.

На прошлой неделе в администрации Торжка под председательством нового главы Юрия Гурина прошло совещание, где рассматривалась судьба нескольких зданий. Два дома XIX века на улице Дзержинского, № 53 и 66, усадьба Ланина конца XVIII века на улице Грузинской, 19, дом
№ 54 на Тверецкой набережной (начало XIX века) и руины бывшей синагоги на улице Радищева. Все эти здания сейчас принадлежат муниципалитету, и муниципалитет не знает, что с ними делать.

На совещании присутствовали уполномоченный по правам предпринимателей в Тверской области Антон Стамплевский, заместитель председателя областного отделения ВООПИиК Александра Смирнова, Дмитрий Хилькевич, торжокский археолог Наталья Сарафанова, представители администрации города и два предпринимателя, у которых есть интерес к зданиям на улице Дзержинского. В их планах отремонтировать эти здания и сдавать их под офисы. Для этого они хотели бы их купить. Но чуть выше мы описали все проблемы, связанные с покупкой этих зданий.

Безопасность нужна и инвесторам, и администрации. И именно государственно-частное партнерство позволило бы зафиксировать все взаимные обязательства в договоре между сторонами. Возможно, конкретные инвесторы и конкретная администрация еще не совсем готовы к реализации этого механизма. Но для Торжка (Бежецка, Кашина, Вышнего Волочка и так далее) пока ничего другого не придумать.

После совещания мы сходили посмотреть, что сейчас происходит с этими домами, расселенными несколько лет назад. Это, конечно, ужас и позор. С фасада стены еще есть, но внутри полное ощущение, что немцы только отбомбились по Торжку.

Мы будем следить за тем, как развиваются события. Вдруг что-то получится?

Мария ОРЛОВА

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика