Новостной виджет для Яндекса

Литературная премия

Маргарита Петрова

Три вещи из ничего

Симочка металась между продуктовым и парфюмерным. Что предпочесть – краску для волос или творог?! На то и другое денег точно не хватит, а пенсия лишь двенадцатого мая. Не брать творог? Прикинула, что имеется в холодильнике. Нет, без творога не дотянуть. А как на День Победы с такой головой идти, седина у корней на два пальца?

Задача решения не имела, и она понуро поплелась к автобусу. Мысли были невесёлыми. Не идти завтра к обелиску? Но ведь лично приглашали. Им, теперь уже пожилым детям войны, стоять надлежало на митинге в первом ряду, поскольку ветеранов оставалось штучно.

К Галине, подруге, с такой бедой не обратишься, не поймёт, или хуже того – высмеет. Ей не впервой подшучивать над Симочкиной щепетильностью в отношении костюма и внешнего вида. По ней так после шестидесяти проблема костюма отпадает сама собой, а уж о седине и говорить нечего.

Симочка вздохнула. Представила  бабушку, давно ушедшую в мир иной, но вспоминаемую частенько. Это от неё, модницы и кокетки до последних своих дней, Симочкины привычки. Бабушка, старшая из пяти сестёр, случалось, отчитывала их за небрежение к своей женской сути:

– Возраст на себе носить женщине непозволительно! Женщина всегда должна уметь сотворить три вещи из ничего: скандал, салат и наряд. Это же прописная истина.

Со скандалом и салатом у Симочки, правда, не очень получалось. Кулинаркой, нужно честно признаться, она не родилась. «Я варю плохо», – то и дело заявляла она своим товаркам, если где-то требовались лишние руки в подготовке праздничного стола. И характером природа ли, родители или Господь Бог наградили её покладистым. Она всем хотела угодить, услужить, не помешать.

А вот наряд она, действительно, умела соорудить из ничего. Лишних денег, как и изысканных вещей, у неё не бывало. И время текло такое, и муж скуповат был. Но умение как-то по-особому надеть шляпку, повязать шарфик, скомбинировать вещи не раз сослужило ей хорошую службу. Она всегда выглядела эффектно, как говорили окружающие.

Кое-кто считал её недалёкой кокеткой, пустышкой, заботящейся только о тряпках, хотя это истине не соответствовало. Да, большим умом и талантами её природа тоже не оделила. И Симочка это знала, но не злилась на судьбу и более интеллектуальных особ женского пола. Наоборот, относилась к их способностям с уважением, если не сказать благоговейно. Но и тряпки не были целью её жизни, просто в её руках они из банальных ширпотребовских превращались  в индивидуальные.

Как-то так выходило, что Симочка оказывалась просто необходимой на всякого рода умных и интеллектуальных собраниях, хотя сама ничего никогда не говорила, только кивала и поддакивала к месту. Но её отсутствие сразу чувствовалось, и вопросы «как так? где Симочка?» возникали сразу же после её пропажи. Наверное, это происходило потому, что она умела слушать, может быть, и не всё понимая, но с искренним и неподдельным интересом. И Сима, зная уже по опыту, что без неё всё равно не обойдётся, участвовала во всех мероприятиях, даже если ей этого не всегда хотелось.

Честно признаться, сама бы она в этот день одна, без всякого окружения, отнесла простую гвоздичку на могилу родителей. Они ведь тоже воевали. Сколько пуль просвистело над отцовской головой? Скольких раненых вытащила с поля боя её мама, медсестричка? В семье об этом почти не говорили, видимо, нелегко было вспоминать пережитое. Но награды родительские лежат в маминой сумочке до сих пор. Сима хранит их свято, иногда открывая старенький ридикюльчик и перебирая содержимое. Но не пойти на митинг – нечего было и думать.

И Симочка с несвойственным ей унынием принялась перебирать свой гардероб. Туфельки. Если гуталином пройтись по их  носкам, вполне себе ничего. Ворот костюмчика, конечно, выдаёт устаревшую модель, но шарфик выручит. А вот голова… Может быть, шляпку? Нет, не пойдёт. Жару Симочка ради антуража выдержала бы, но ведь не сезон – в шляпке, заметят. Роясь в старом чемодане, наткнулась на давно забытый паричок, была когда-то мода на них. А что, если…? Прикинула: изменила направление нескольких прядей у висков, подстригла чуть короче над бровями, которые всегда держала в порядке. И улыбка вернулась на её лицо.

У обелиска Симочка стояла в первом ряду: бровки, паричок, туфельки… И сияющая улыбка. Счастливая и почти молодая, она олицетворяла всё поколение детей войны.

 

Приди ко мне наряженный

Внутренние Светкины часы шли куда медленнее настоящих. Настоящие уже несколько лет отсчитывали её пятый десяток, а на внутренних было никак не больше тридцати. Но паспорт-то в ящичке комода лежал, напоминая истинную ситуацию: её затянувшееся одиночество.

Как-то так складывалось, что у неё, девушки с заметной внешностью, хорошим вкусом в нарядах и косметике, покладистым к тому же характером, с мужчинами все доходило лишь до постели, а до Загса не дотягивало. Но мечты стать чьею-нибудь женой её не покидали. Впрямую навязываться кому бы то ни было она не могла, гордость не позволяла, не на помойке она себя и нашла, чтобы до этого опуститься. А вот мечтала в последнее время о надежном суженом все чаще. И гадала.

В нынешнее предновогодье выискала Светка гадание особо достоверное, с присутствием в ритуале свечей, зеркала и колодца, выложенного из спичек.

– Только осторожнее с этим, девка, –  предупредила баба Маня, выудившая этот тайный ритуал из своей давней молодости, – гадание крепкое, но опасное. Как бы шашко не вмешался, ну, нечистый то есть.

– Да ну тебя, баб Мань, какой шашко? Не водятся они в наше время, в вашем остались,  – отшутилась тогда Светлана.

 Но когда, прочитав необходимые заклинания и задув свечи, как было предписано условием гаданья, она  осторожно, чтобы не порушить композицию из спичечного колодца с зеркальцем на дне, устраивалась на подушке, недобрый холодок пробежал по коже.

Но успокоилась, предвкушая, как к этому колодцу в её снах, приведет коня или сам придет напиться новый сосед, поселившийся в доме наискосок недавно. Интересный мужчина её примерно лет. Говорят, что местный, работал долго в Питере после института, развелся и приехал жить в завещанную матерью квартиру. Света не раз ловила на себе его заинтересованный взгляд. А баба Маня говорила, что если приснится, то гадание начетно сбудется. И приснившийся станет ей мужем.

– Суженый-ряженый, приди ко мне наряженный, – трижды проговорила девушка речитативом и сомкнула веки.

Разбудил её какой-то тихий шорох, послышавшийся у изголовья. Еще не отдавая себе отчета в действиях и не успев испугаться, скорее интуитивно, чем продуманно, она потянулась к столику в ногах кровати, чтобы щелкнуть выключателем настольной лампы. Лампы не было. Громко хлопнулось об пол что-то похожее на посуду.

– Ай, блюдце со свечами, наверное, – вспомнила Света про гаданье. – Тьфу ты, соседей на первом  разбужу.

Не нашаривая впотьмах на привычном  месте настольной лампы, она вскочила на ноги, запутавшись в сползшем одеяле, и наклонилась над столиком. Вдруг привыкающим постепенно к темноте глазом, боковым зрением, она заметила прямо над своей склоненной головой какую-то тень. Или нет, пожалуй, раньше она почувствовала на шее сзади, у кромки волос легкое прикосновение шелковисто-нежных прядей.

– Чья-то борода?! – пронеслось молнией в мозгу.

– Вот что такое тихий ужас, – подумала следом, чувствуя встающий дыбом собственный пушок на холодеющей шее, и ринулась почему-то не прочь, а прямо на темную фигуру.

Что-то с деревянным грохотом упало на пол. Анализировать ситуацию Светка уже не могла. Не помнила, как оказалась у противоположной стены, как нашарила выключатель, расположенный, как это обычно бывает в старых квартирах, за шкафом.

Свет вспыхнул, как взрыв. Предметы не сразу сложились в единую картину в обалдевшей голове. Но когда мозг вернул способность соображать, она не знала – смеяться или плакать.

От изножья кровати к Светланиным ногам растянулся поверженный торшер с длинной бахромой шелкового абажура (вот она, шелковистая борода!). Для удобства гадания этот самый торшер Светлана вчера переставила из другого угла комнаты, где он привычно находился  долгое время. Под столиком валялись осколки блюдца и недогоревшие свечи. А настольная лампа, также переставленная ею накануне, видимо, тихо сползла вместе с подушкой и покрывалом на пол со стоящего у изголовья стула.

– Видно, я их во сне нечаянно столкнула. Так вот что меня разбудило. Да, пришел ко мне наряженный! Нарочно не придумаешь.

И она начала наводить порядок.

                                                                            

               

                                                                                                                 


Читать других авторов


Газета «Караван Ярмарка» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter.

Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская