Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Перекресток дорог и технологий. Набор редкостей поселка Редкино

Об этом тверском поселке страна узнала и заговорила два года назад, когда в расположенном возле него дачном кооперативе некий залетный москвич устроил жуткую бойню, перестреляв из охотничьего ружья девять ни в чем не провинившихся перед ним людей.

Но по большому счету к самому месту происшествия эта мрачная история имеет мало отношения.

Свое название поселок Редкино оправдывает совсем с других сторон. Имя его, кстати, совсем не редкое: населенных пунктов с таким названием довольно много. Но, когда название их поселка производят от горького, хоть и полезного овоща, местные жители обижаются, и не без основания.

Посудите сами. В девяностые и нулевые годы почти все поселки такого рода приходили в полное запустение. Градообразующие предприятия либо банкротились, либо резко сокращали производство и, соответственно, число работающих. При этом сама собой разрушалась социальная инфраструктура, и все, кто мог, из этих рабочих поселков разбегались.

Редкина эти беды вроде бы тоже коснулись. И на некогда главном предприятии поселка – Редкинском опытном заводе – ныне числится около 600 работающих, а 30 лет назад трудилось более 5 тысяч. Однако на его территории появилось с полдюжины новых предприятий, да и поселок не просто выжил, но еще и расстроился. Появились новые дома, к поселку от трассы Москва – Санкт-Петербург ведет вполне приличная дорога, рядом с которой не так давно вырос целый больничный городок (о нем мы скажем отдельно), а население не только не уменьшилось, но еще и выросло. Сегодня в Редкине живет более 14 тысяч человек. Это самый крупный поселок в нашей области, превосходящий не только по числу жителей, но и по уровню благосостояния многие районные центры. Да и в Тверь, до которой всего-то полчаса езды, редкинцы не спешат перебираться. Трудно даже сказать, какой поток больше: жителей Редкина, едущих на работу в Тверь, или тверитян, мотающихся по рабочим дням в Редкино и обратно.

В чем же секрет редкинской редкости?

Прежде всего, отметим уникальность самого расположения поселка в точке, где максимально близко сходятся самые главные дороги России: речная волжская (самая древняя и славная, более тысячи лет назад получившая название «из варяг в арабы»), рядом с ней находится почти такая же древняя сухопутная дорога из Москвы в Новгород, ставшая теперь автомагистралью Москва – Санкт-Петербург, и, наконец, первая в России Николаевская, а ныне Октябрьская железная дорога, заметной точкой на которой стала станция Редкино, отстоящая от первых двух магистралей всего в 7 километрах.

Самое интересное, что станции такой могло и не быть, поскольку первоначально дорога должна была идти по прямой линии через поселок Козлово на Чуприяновку. Но потом строители решили не строить дорогостоящие мосты через реки Ламу, Шошу и Инюху, ради чего отклонились от прямой линии и провели дорогу через Редкино.

Благодаря этой редкой удаче старинное село, известное с XVI века, обрело новую жизнь. До революции оно было центром Редкинской волости, а в 1918 году вошло в состав Городенской волости, потому как до древнего приволжского села Городня, первое упоминание о котором относится к 1312 году, от Редкина рукой подать. Изначально Городня, называемая и Городком, и Городищем, а позже Вертязином, представляла собой город-крепость, вокруг которого возникли посады и шесть монастырей. Там даже деньги свои чеканили. Так что и близко от него лежащие редкинские места явно тяготели к этому вошедшему в русскую историю древнему поселению.

Издавна редкинские жители были прихожанами старейшего из сохранившихся на тверской земле храмов – церкви Рождества Богородицы в селе Городня. В 1990 году, когда отмечалось 600-летие храма, сюда приезжал патриарх Московский и всея Руси Алексий II. А в 2005 году праздник Рождества Христова встречал здесь президент Путин. Так что кое-кому из редкинцев наверняка довелось помолиться вместе с главным лицом государства.

От торфа до ракетного топлива

Главным в его судьбе стало действительно редкое производство. Поначалу, благодаря железной дороге, стала рентабельной добыча торфа на расположенном поблизости месторождении Галицкий Мох. А в 1902 году в Редкине появился торфококсовальный завод, ставший первым таким предприятием в России и вторым в Европе. Перед Великой Отечественной войной он был преобразован в торфохимический комбинат. В те же годы население Редкина заметно выросло и достигло 4 тысяч человек за счет переселения сюда жителей затопленных во время строительства Иваньковского водохранилища деревень. 16 января 1939 года Редкино получило статус поселка городского типа.

Война, хоть и прошлась со всей суровостью по здешним местам, ненадолго приостановила развитие Редкина. И железнодорожная магистраль, и завод были жизненно важны для воюющей страны, так что уже через несколько месяцев после освобождения Редкина от немецкой оккупации, продолжавшейся меньше четырех недель, завод возобновил свою работу. И это невзирая на то, что перед самым приходом немцев заводские здания были взорваны, а часть оборудования еще раньше эвакуирована на Урал, в город Нижний Тагил.

Огромная заслуга в становлении и возрождении Редкина принадлежит Владимиру Ермолаевичу Диеву, многолетнему директору торфохимического комбината, под его руководством преобразованного в Редкинский опытный завод с уникальным по тем временам производством. Директорский пост он занял в 1937 году. Молодому инженеру, выпускнику Московской горной академии, было всего 34 года, но он уже успел проявить себя как высококвалифицированный специалист. Диев готовился к защите кандидатской диссертации, но угроза ареста (видимо, из-за доноса кого-то из сослуживцев) побудила его покинуть опасную Москву и принять назначение в Редкино, с которым оказалась связана вся его дальнейшая жизнь.

Диев относился к категории руководителей, готовых и способных взять на себя ответственность за все происходящее на его предприятии. Потому и был он все тридцать лет своего директорства настоящей властью в поселке. Благодаря его настойчивости в сентябре 1957 года завод был передан Министерству химической промышленности СССР. Удачное географическое положение позволило привлечь сюда научные кадры обеих столиц для освоения и отработки новых технологических процессов в химической промышленности. Сравнительно скромное торфяное прошлое предприятия было быстро забыто, и в последующие годы завод выпускал различную химическую продукцию – от искусственного жидкого топлива для ракетных двигателей до кремнийорганических мономеров и полимеров. Создание целого комплекса опытных установок позволило заводу стать крупнейшим опытным предприятием Минхимпрома в сфере тяжелого органического синтеза.

Одно из лучших медучреждений области

Название этого производства уже говорит о его сложном и небезопасном для здоровья людей характере. Потому и возникла здесь ровно 60 лет назад, в ноябре 1959 года, не обычная больница, а медико-санитарная часть № 57, подчиненная Третьему главному управлению при Минздраве СССР по обслуживанию трудящихся особо опасных участков производства. Медицинское обслуживание членов семей работников РОЗ, а также детей и неработающей части населения поселка Редкино также было возложено на медсанчасть № 57.

Ныне МСЧ-57 можно заведомо считать одним из лучших медучреждений в Тверской области. Самое современное оборудование, полная компьютеризация, высококвалифицированные врачи и сестры, ежегодно проходящие обучение новейшим методикам, и, что самое ценное, довольно широкий для небольшой больницы спектр оказываемой населению медицинской помощи, в основном бесплатной. Во всем этом я убедился сам, обойдя все отделения и поговорив со всеми, кто готов был говорить с залетным журналистом, приглашенным подготовить буклет к юбилею медсанчасти.

Но, занимаясь этим не особенно хитрым делом, не мог я не задуматься о причинах возникновения такой медицинской роскоши в нашей глубинке.

Что такое вредное производство, у нас знают многие. И главный стадион в областном центре не случайно был назван «Химик». Помнятся и удушливые волны сероводорода, накрывавшие город, когда ветер поворачивал на него со стороны химического комбината, замаскированного под номером 513. Лихие 90-е загубили в числе прочего и химическую промышленность, нечаянно очистив тверскую атмосферу и гидросферу. Почему же Редкинский опытный завод, сократившийся, как уже говорилось, в 7–8 раз, все же уцелел, да еще и привлекает редкостное для нынешних времен финансирование со стороны федеральной власти хотя бы в ту же медицину?

Полигон, затерянный в лесах

Во время одной из редкинских бесед услышал я резко звучащее ныне для многих ушей слово «полигон». Речь, понятное дело, шла о захоронении отходов сверхвредного производства РОЗ, находящемся совсем недалеко от поселка, на бывших торфяных карьерах. Настолько недалеко, что редкинские любители грибов и ягод частенько наведываются в те места, где этого добра навалом. Те, кто похитрее, собирают эту лесную и болотную продукцию только на продажу, а сами не едят. Но таких немного, беспечен в большинстве своем русский человек. Да и многие ли понимают, что означают слова «тяжелый органический синтез» и как делается топливо, позволяющее разгонять ракету до второй космической скорости? Или что такое мышьяковистый ангидрид, от общения с которым на РОЗ случались смертные случаи, а уцелевшие мочились кровью?

Потому-то еще с конца 1950-х годов и взялись развивать редкинскую медицину, чтобы показатели заболеваемости и смертности здесь не выпирали слишком заметно из среднестатистических. И надо сказать, добились своего. Даже смертность от онкологических заболеваний здесь не превышает среднюю по Тверской области. Ну а что область у нас вообще не очень здоровая, это другой разговор.

Такой вот набор редкостей сложился в поселке, случайно оказавшемся на перекрестке главных дорог России. И пристальное внимание к нему не менее полезно, чем принятое в практике йоготерапии рассматривание собственного пупа.

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика