Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

«Париж» цветет и сыплется

Репортаж из «Парижа» – самого известного здания Морозовских казарм в Твери, о котором часто пел Михаил Круг.

Здесь снимают исторические фильмы, сюда приезжают чиновники, в очередной раз обещая жильцам новые квартиры и все блага цивилизации. В этот раз я решила рассказать вам о «Париже». Но не о том Париже, что во Франции, а о том, который у нас под боком, во Дворе Пролетарки, и о котором так часто пел Михаил Круг.

Немного истории

Казарму «Париж» можно смело назвать самым оригинальным строением Морозовского городка. Она была построена в 1913 году в стиле романтизированного модерна. Центр здания имеет свою изюминку – это архитектурный прием «ползучие окна», когда окна соответствуют лестничным маршам.

О том, почему тверской «Париж» взял именно такое название, рассказывает историк Дмитрий Груздков: «Согласно первой версии, Морозовы участвовали во Всемирной торговой выставке в Париже в 1900 году и получили Гран-при за планировку городка для рабочих. Полученные средства и пошли на постройку казармы «Париж». Но тут возникает сомнение, потому что разница между выставкой и последним кирпичом составляет 14 лет, кроме того, на западном фасаде дома до революции красовалась надпись «Дом имени Варвары Алексеевны Морозовой».

Груздков предполагает, что название родилось из-за сходства архитектурных элементов казармы с собором Парижской Богоматери, в частности, схожи идущие одна за другой полуарки.

Когда бытовые мелочи – вовсе не мелочи

В этот раз моим «экскурсоводом» был житель дома № 70 Двора Пролетарки Глеб Кожаков. Молодой человек встретил меня у парадного входа в «Париж», и мы не торопясь прошлись вокруг казармы. Внешне здание сохранилось лучше, чем другие казармы, о которых «Караван» неоднократно писал. Однако и здесь, в этом уникальном памятнике архитектуры, прослеживается заброшенность. Так, во время прогулки я насчитала как минимум три дерева, растущих на верхних этажах и пускающих корни сквозь столетний красный кирпич. Немудрено, что такие вот «посадки» приводят к разрушению и аварийному состоянию здания.

Недавно прошел дождь, и вода скопилась прямо перед домом, отгораживая жильцам проход к мусорным контейнерам.

– И так после каждого дождя, – замечает Глеб, переводя взгляд на лужи. – Здесь не то что для пенсионера, даже для меня пойти просто выкинуть мусор серьезная задача.

Невооруженным взглядом видно, как от дождей страдает фасад. Он бы страдал меньше, если бы управляющая компания вовремя привела в порядок водосточные трубы.

– Видите, здесь куска не хватает и там. Казалось бы, такая мелочь, но смотрите, к чему это приводит. – Молодой человек рукой указывает на стену, покрытую мхом. – Бытовые недоработки приводят к серьезному износу здания. А вот здесь, на асфальте, во время холодов будет лед.

Электрик без лампочки, уборщица, которой нет

По словам Глеба, жильцы совершили ошибку, сменив около года назад управляющую компанию. Раньше, когда дом обслуживала УК «Фаворит», проблемы решались оперативно, буквально по щелчку пальца. Сейчас же добиться чего-либо от новой УК «Нива» достаточно сложно. Так, электрика, чтобы тот просто поменял лампочку в подъезде, прислали только после пятого звонка. Причем у того не было с собой лестницы, пришлось просить у жильцов. Несколько месяцев приходилось обходиться без уборщицы. Причем перерасчет, несмотря на обращения и требования, произведен не был.

С тревогой жители тверского «Парижа» ждут начала отопительного сезона, который запускается в этом доме точно не с первой попытки. Люди мерзнут и пытаются хоть как-то прогреть квартиры с помощью электрических батарей. Но при таких высоких потолках сделать это не так-то просто.

Потемкинские деревни Пролетарки

Обойдя дом, оказываемся со стороны железнодорожных путей. Взбираемся на мост, и мой спутник направляет мое внимание на фасад. Небольшая его часть с этой стороны значительно отличается. Не так давно здесь был проведен ремонт.

– Эта часть не была в аварийном состоянии. Мы подозреваем, что ремонт был произведен для того, чтобы создать красивую картинку для первых лиц, проезжающих на «Сапсанах». Такие вот потемкинские деревни Пролетарки между Москвой и Санкт-Петербургом.

Спускаемся с железнодорожного моста, приближаемся к зданию. Я невольно поднимаю голову вверх. Вижу неровную поверхность стены. Местами кирпичи покинули свое историческое место, попросту обвалились.

– Жутковато, – сообщаю я Глебу, которого такие виды уже не пугают. Привык.

Останавливаемся у дыры в стене, которая явно ведет в подвал. Попасть внутрь нет ни возможности, ни желания. Особенно когда я, посветив телефоном, увидела там комаров. Много, целые стаи. Откуда их здесь столько?

– Да, – проследив за взглядом, кивает с пониманием молодой человек, – их у нас очень много и в самом доме. Особенно не повезло тем, кто живет на первых этажах.

На доске объявлений висит распечатка: «В управляющую компанию срочно требуются: кровельщик, разнорабочий, маляр». По всей видимости, с рабочими ресурсами в УК все плохо. Однако это не помешало «Ниве» взять на обслуживание такой непростой дом.

– Про другие казармы пишут много, однако наша остается в тени, – подытоживает Глеб Кожаков, когда мы, обойдя дом, вернулись на место. – Теперь вы своими глазами видели, в каком плохом состоянии находится основная достопримечательность Пролетарки и памятник архитектуры.

Неслучайно сюда приезжают снимать фильмы о военном и послевоенном времени. Декораций искать не нужно. «Париж» не входит в проект реновации Морозовского городка, разработанный КБ «Стрелка». Считается, что в этом доме все благополучно.

Дашун Самарина

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс. Дзен» и заходите на сайт газеты «Караван. Ярмарка», где вы найдёте не только самые свежие новости и самую качественную авторскую аналитику, но и тысячи объявлений.

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.


яндекс.ћетрика