Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Нерабочий апрель и его последствия

Игорь Руденя принял решение не замечать коронавирус?

Тверитянин Виталий Кондратьев бесплатно гуляет с собаками пожилых людей

Прошлая неделя в политическом отношении была сверхнепонятная, донельзя странная, и последствия ее еще долго будут напоминать о себе всему населению России. Возможно, мы находимся в начале какого-то процесса политического переустройства страны.

Вертикаль дала трещину

Владимир Путин

Президент РФ Владимир Путин второй раз выступил с обращением к гражданам. И даровал населению страны целый нерабочий месяц – до 1 мая. Ожидалось, что он официально объявит карантин, но этого так и не было сделано. На что жить тем, кто не будет работать целый месяц, президент не объяснил. Напряженно вслушивавшиеся россияне, желавшие узнать побольше про кредитные и налоговые каникулы или прямые выплаты от государства на поддержание штанов, так ничего и не услышали. Президент переложил ответственность на губернаторов: дескать, страна у нас большая, везде разные климатические условия, разный уровень зараженности, разный уровень благосостояния. Мол, пусть на местах и решают.

Чиновники на местах от этого резко приуныли. Для чего же Россия двадцать лет строила жесткую вертикаль власти – для того, чтобы в час испытаний эта вертикаль взяла и самоустранилась? Государственная система налогообложения и трансфертов сделала почти все регионы формально убыточными. А теперь федеральный центр, с его огромными резервами Фонда национального благосостояния и другими заначками на черный день, призывает регионы к самостоятельности. Выглядит это как невеселая шутка.

При чрезвычайном положении юридически прописан порядок поведения властей и граждан, их ответственность друг перед другом. Сейчас, по идее, никто ни за что не отвечает: власть дает рекомендации, граждане проявляют сознательность. Не без перегибов на местах, разумеется. Всю неделю главы регионов действовали «от ветра главы своея». В Новосибирске каждый час звонили в колокола, в других городах жители вздрагивали от системы оповещения ГО и ЧС, воя сирен и металлического голоса из репродуктора. В Саратовской области и Пермском крае запретили выезжать на дачи. В Санкт-Петербурге и Пскове закрыли церкви, богослужения совершает только духовенство, а прихожан внутрь не пускают. Некоторые губернаторы приняли решение закрыть границы своих регионов. Красноярский край, Томская область, Иркутская область устанавливают правила изоляции приезжающих из Москвы и Петербурга.

Игорь Руденя в эфире канала «Россия-24»

Тверской губернатор Игорь Руденя, судя по всему, принял решение закрыть глаза и жить, как жилось. Во всяком случае, так стало ясно из его выступления 3 апреля в прямом эфире телекомпании «Россия-24». После этого выступления, малосодержательного, но успокоительного, граждане сделали вывод, что можно выходить на работу. «Показателей для введения всеобщего карантина в Тверской области нет», – объявил Руденя. И в понедельник этой недели автобусы «Транспорта Верхневолжья», курсирующие по расписанию выходного дня, с трудом справились с перевозкой истосковавшихся по работе жителей Твери.

«Цифровой концлагерь» не состоялся

Нынешние губернаторы – это не самостоятельные выборные политики, а бюрократы, привыкшие ждать инструкций сверху. Но инструкций не последовало. Десять лет губернаторов лишали права брать на себя ответственность, а теперь вдруг даровали настоящий федерализм! Как говорится, «с добрым утром, тетя Хая, вам посылка из Уханя».

Сергей Собянин

Всю прошлую неделю губернаторы пытались понять, как же действовать. Перед их глазами был пример мэра Москвы Сергея Собянина, от удачи или провала действий которого, по мнению аналитиков, зависит не только борьба с эпидемией в Москве, но и будущее российской политики. В общем-то, пример не показательный: у Москвы, в отличие от регионов, есть огромные ресурсы. А у москвичей, в отличие от жителей остальной России, чаще имеются сбережения на черный день.

Всю прошлую неделю из Москвы прилетали тревожные вести о том, что нельзя отходить от дома дальше чем на сто метров, нельзя ездить на автомобилях под угрозой их конфискации и так далее. В Московской области попытались пойти на то, чтобы ввести комендантский час. Но, правда, тут же отказались от этой идеи. Как выяснилось, с правовой точки зрения это весьма сомнительный шаг.

Впрочем, сейчас совершается много сомнительных с правовой точки зрения шагов, которые после окончания нерабочего месяца еще дадут возможность работать судьям и адвокатам. Нерабочие дни – это тоже какой-то странный термин с точки зрения трудового законодательства. Нам объяснили, что они не выходные и не праздничные. А какие тогда? И почему главы регионов вдруг начали ограничивать конституционные права граждан, такие как право на свободу передвижения?

Москва

Москвичам запретили навещать престарелых родственников, отвезти еду проживающей отдельно бабушке не считается уважительной причиной, для того чтобы отойти от дома. Апофеозом явилось случившееся в субботу задержание на Патриарших прудах мужчины, по имени Иисус (правда-правда!) Воробьев, гулявшего с собакой по кличке Платон. Иисуса увезли в кутузку, Платон, будучи мудрецом, сумел сам найти дорогу домой.

Поначалу московская мэрия разрабатывала высокотехнологичный план удержания жителей дома при помощи QR-кодов, которые пришлось бы получать перед каждым выходом на улицу на портале правительства Москвы. К счастью, оказалось, что этот план технически мало осуществим. Приложение «Социальный мониторинг», которое разработали как будто специально для этого случая, теперь обязательно только для тех, у кого действительно диагностирован COVID-19 или кто должен находиться на карантине, вернувшись из-за рубежа.

Высокотехнологичный план Сергея Собянина не сработал. И к концу недели он публично объявил, что с такими сознательными гражданами, как москвичи, никаких особых мер не нужно. Просто самоизоляция продлевается.

Альтернатива для Рудени: эпидемия или голодный бунт

В Москве эпидемия начала расти по экспоненте, как и предсказывали медицинские аналитики. Сознательность граждан повышается по мере того, как у них появляются заразившиеся знакомые. Примеры главврача больницы в Коммунарке Дениса Проценко, Льва Лещенко, трех известных почтенных московских священников и других известных людей, инфицированных COVID-19, повышают веру в то, что на самом деле все серьезно и лучше перебдеть, чем недобдеть.

В Тверской области несколько дней не отмечалось новых случаев заражения. Остряки шутили, что, заглянув в нищую Тверскую область, вирус уполз обратно в сытую Москву. Еще в воскресенье, по официальным данным, из шести зараженных трое выздоровели. Всю прошлую неделю Тверская область оставалась в числе шести регионов, где так и не был введен режим самоизоляции. Однако все было закрыто, в том числе платные медицинские центры, стоматологии и так далее. А некоторых предпринимателей за попытки работать успели оштрафовать (надзорных органов у нас развелось столько, что они не могут позволить себе простаивать даже в такой тяжелый для родины час).

Тверь

Когда стало ясно, что до 1 мая люди должны будут сидеть без работы и в большинстве случаев без зарплаты, губернатор Игорь Руденя принял решение составить список предприятий, которым все же будет разрешено работать. Этот список планируется обнародовать во вторник, когда наш номер будет печататься, но мы сразу же опубликуем его на нашем сайте www.karavantver.ru.

В отличие от мэра Москвы Собянина тверские власти не могут раздать по 19 500 рублей тем, кто остался без работы в связи с пандемией коронавируса (кстати, эти деньги в Москве не так легко получить, мне пока неизвестно ни одного случая, чтобы их выдали). Из реально работающего пока принята только федеральная программа выплат по 5 000 руб-
лей в месяц на каждого ребенка до трех лет.

И Руденя оказался вынужден выбирать между ужасным концом и ужасом без конца. В тверских домовладениях еще хватило бы запасов продержаться неделю. Но месяц без работы – это угроза голодных бунтов.

Даже вирус испугается ЦРБ в Тверской области

По нашим данным, у губернатора Игоря Рудени больше поводов опасаться коронавируса, чем у рядовых тверитян. В самом начале эпидемии это была болезнь богатых, вернувшихся с европейских горнолыжных курортов. Вполне возможно, сам губернатор, как это сейчас называется, «ковидоскептик» – не верит, что все серьезно. А насколько все серьезно в действительности?

К сожалению, с укоренившейся в наших чиновничьих кругах привычкой к очковтирательству мы не обладаем достоверной информацией. Пока что информация о катастрофе не соответствует масштабам подготовки к ней.

Ведущие медицинские центры России приказом Минздрава переведены в инфекционные больницы. В 6-й горбольнице Твери освобождены большие площади под больных коронавирусом, инфекционный госпиталь оборудован в ЦРБ Калининского района. Знакомые врачи, с которыми мы обсуждали эту проблему, не делятся информацией, сколько людей сейчас госпитализированы с тяжелыми ОРВИ и пневмонией. Да и статистики такой пока нет, в отличие от статистики по коронавирусу, она не обновляется в ежедневном режиме. В эти дни многие специалисты высказывают подозрение, что мы давно в этой эпидемии и пик ее уже миновал.

Одно ясно. Если COVID-19 обнаружится в районах Тверской области, справиться с ним будет некому. Даже если поставить туда аппараты ИВЛ, их некому будет подключать. Состояние центральных районных больниц ужасно, недоукомплектованность кадрами доходит до того, что несколько ЦРБ в регионе возглавляются фельдшерами. Пациентов с более высокими запросами придется везти в Тверь. А местные, деревенские, выздоровеют или умрут сами неучтенными в общем числе заболевших.

И в заключение – о тех самых защитных масках, которых так не хватает сегодня. Насколько нам известно, не хватает их не только простым россиянам, но и медучреждениям, которых буквально «кинули» поставщики, у которых они закупили маски еще перед новым годом по полтора рубля. Теперь поставщики пишут, что в связи с обстоятельствами непреодолимой силы не могут выполнить контракты.

Медицинский сайт vademec.ru сообщает, что с апреля поставками масок в регионы займется «единый интегратор». Как это у нас заведено, быстренько создан государственный монополист, и никого не удивило, что им стала одна из дочерних компаний «Ростеха». Отныне продавать маски, респираторы и перчатки могут только компании с фармацевтической лицензией. Российские производители медицинских масок, которые есть и в Тверской области, работают на обеспечение крупных госкорпораций. В аптеках их по-прежнему нет.

Мы продолжаем следить за развитием ситуации. Надеемся, на следующей неделе газета выйдет как обычно.

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика