Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Накопление общественного невроза

Тверская область и Россия накануне единого дня голосования

Эта неделя предшествует единому дню голосования. В Тверской области в 2020 году нет особо судьбоносных выборов. А в регионах, где проходят выборы губернаторов и региональных парламентов, единый день голосования может спровоцировать протестную динамику. Народ сегодня настолько нервный, что протест может что угодно спровоцировать. Куда этот протест будет направлен, никому пока не ведомо.

Четыре тревожные истории

Сегодня мы видим как минимум четыре истории, которые тревожат общество. Но все четыре истории такие длинные, что пока являются источником накопления невроза, а не стимулом к протесту.

Первая история, благодаря которой 2020 год навсегда войдет в историю, – это эпидемия коронавируса и вызванный ею экономический кризис. Вторая история – революционная ситуация в Беларуси, где 9 августа начались и не утихают протесты. Третья – протесты в Хабаровске, начавшиеся после ареста губернатора края Сергея Фургала и продолжающиеся уже более двух месяцев. И наконец, отравление оппозиционного политика Алексея Навального – четвертая длинная история. Чем все закончится во всех четырех случаях, мы не знаем. Но такое сочетание экстремальных политических ситуаций Россия не видела давно.

Примерно лет шесть назад я перестала смотреть телевизор. Думаю, что многие из вас, уважаемые читатели, его смотрят и о том, что сейчас происходит, вам рассказывают какие-то легенды и мифы. Это стирание грани между правдой и ложью – одна из главных опасностей сегодняшней пропаганды.

После того как несколько недель назад я написала о революционных событиях в Минске, в редакцию звонили немолодые читатели и возмущались тем, что мне не нравится Лукашенко. Им, читателям, он нравится. Когда они ездили в белорусские санатории, сравнение тамошних мест с нашими было не в пользу Тверской области.

Дорогие мои, это говорит лишь о том, что у нас в Тверской области вообще все плохо. А белорусы сравнивают свою жизнь не с Тверской областью, а с Восточной Европой. Тем более всю эту колхозно-государственную экономику дотирует Россия, и, в частности, из-за этих дотаций Тверская область живет так убого.

Белорусы не хотят жить в колхозе под управлением «картофельного фюрера». Жизнь не исчерпывается материальными соображениями, людям нужно, чтобы с их выбором считались, не врали им, не избивали их в застенках. Удивительно, как быстро получилась хунта образца Латинской Америки 1970-х из бывших советских комсомольцев, разоблачавших на политинформациях Пиночета и иже с ним!

Особенность белорусского протеста – в том, что у него нет лидера. С одной стороны, это хорошо, потому что невозможно обезглавить протест. Лидеров всегда можно убить, запугать, подкупить. А тут непонятно, с кем борется ОМОН. С народом? С женщинами и студентами? Но с другой стороны, нет субъекта переговоров. И как осуществлять дальнейшее движение по переводу конфликта с улицы в политическую плоскость непонятно.

Выбором пренебрегли

Примерно та же история происходит с народным протестом в Хабаровске. Федеральная власть выбрала по отношению к нашей «дальневосточной Беларуси» тактику замалчивания ситуации. Насколько я поняла, в официальной российской телевизионной поверке Хабаровска нет. И граждане остальной страны, не интересующиеся происходящим там специально, имеют самое приблизительное представление о хабаровских протестах. Уж больно большое у нас государство и слишком далеко Хабаровск от той же Центральной России. Это не компактная Беларусь, где сегодня у каждого есть родственник или знакомый, избитый ОМОНом. Тверитяне хабаровчан видят крайне редко, общих знакомых нет.

А ведь жителей Хабаровска заставляет выходить на улицы та же обида, что жителей Беларуси. Их выбором пренебрегали. Хоть и получилось в 2018 году проголосовать против кандидата в губернаторы от «Единой России», но Кремль не стал долго терпеть избранного народом губернатора.

Но где Кремль и где Хабаровск? Даже премьер-министр Михаил Мишустин, совершая поездку по Дальнему Востоку, не заехал в мятежный город, дабы люди не подумали, что власть обращает внимание на их протесты. Федеральная власть с упорством, достойным лучшего применения, делает вид, что мнение народа ей глубоко безразлично. Не связанные с территориями губернаторы-«парашютисты» назначаются не глядя на региональные особенности.

Посмотрим, найдутся ли силы противостоять этой тенденции на выборах 13 сентября 2020 года. Выборы губернаторов должны пройти в 20 регионах России. Кто знает, не появятся ли по их итогам новые Хабаровски.

Отравление Навального и падение курса рубля

Отравление Алексея Навального – еще одно дикое событие, которое пока неизвестно чем кончится. Главный оппозиционный политик России, как стало известно от немецких медиков на прошлой неделе, был отравлен чем-то наподобие боевого отравляющего вещества «Новичок», уже наследившего в деле об отравлении бывшего разведчика Скрипаля, его дочери и заражении большой части английского города Солсбери.

Перспективы восстановления Навального самые туманные, как отразится отравление на его центральной нервной системе, неизвестно. И уж точно, возможные осенние протесты в России остаются без самого известного лидера.

Возможно, в России в ближайшую осень начнется пресловутый «транзит» верховной власти и на всякий случай был нейтрализован человек, который вдруг сможет на нее претендовать? Очень не хочется верить в то, что государственные структуры в нашей стране могут действовать таким средневековым способом. Но судя по тому, что расследование отравления ведущего оппозиционера не ведется, самые нехорошие подозрения могут оказаться правдой.

Очень возмущает подача ситуации с отравлением Алексея Навального в официальных российских СМИ. Мы уже привыкли, что в Кремле его не называют по имени. «Он», «пациент» и так далее. Но когда в солидном издании пишут «курс рубля упал из-за болезни Навального», это просто чудовищно. Навальный с удовольствием был бы здоров, на радость своим близким. А курс рубля упал из-за странного поведения российской власти.

Да, на прошлой неделе мы снова стали беднее процентов на тридцать в реальном денежном выражении. Те, кто считают, что курс доллара и евро нас в этом году не касается, поскольку мы никуда не ездим, не правы. Курс валют – отражение нашей покупательной способности. Значит, все опять подорожает.

Бюджет Тверской области хотят наполнить штрафами?

Как ни печально, инфляция – один из способов выполнить обязательства государства перед населением в условиях снижения газонефтяных доходов. При обесценивающемся рубле пенсии и зарплаты могут вырасти, но мы от этого богаче не станем.

На прошлой неделе стало известно, что федеральный бюджет на ближайшие три года планируется не профицитным, как мы уже привыкли, а дефицитным. Зазвучало забытое с 1990-х годов слово «секвестр», то бишь сокращение. Причем, как рассказала политолог Екатерина Шульман, успевшая ознакомиться с проектом бюджета, секвестру подвергнутся образование, здравоохранение и прочая гуманитарная сфера. На силовые структуры и госуправление расходы снижаться практически не будут. Как в том анекдоте: «Нет, папа не будет меньше пить, это ты, сынок, будешь меньше есть».

Больше всего просели по собираемости налогов регионы. Крупные госкорпорации, производства, которые не прекращали работать в пандемию, чаще всего имеют головной офис в Москве. Тверская область, как известно, в разгар «самоизоляции» приняла решение, что работать могут практически все, предоставив гражданам самим заботиться о том, чтобы не заразиться. Карантинные меры у нас были одни из самых либеральных в России. Скорее всего, причина – именно бедственное положение с собираемостью налогов. Сейчас, когда закончились все объявленные президентом Путиным отсрочки по уплате налогов, региональный бизнес начал получать уведомления от УФНС. Притом что мало кто сумел восстановиться и приблизиться хотя бы к уровню прошлого года.

«Люди – новая нефть»

Наверное, все заметили, как резко возросли объемы и поводы для штрафов. Например, на прошлой неделе по Твери прокатился слух о том, что в городском саду закроют и снесут колесо обозрения и другие качели-карусели. Подозреваю, дело в том, что, как только было разрешено работать развлекательным аттракционам, каждый аттракцион был оштрафован Ростехнадзором тысяч на 35 рублей. А потом еще раз и еще раз. И выяснилось, что не приносящие доходов аттракционы легче демонтировать, чем эти штрафы выплачивать.

Собственников домов в Твери по нескольку раз оштрафовали за состояние фасадов, вынуждая их быстро покрасить фасады чем придется. Особенно жалко пожилых жителей частного сектора в центре: они красят свои дома сами, той краской, что удалось купить подешевле. Итог такого копеечного благоустройства будет крайне непрезентабелен.

Новый Шиес в Нелидове

Главная беда – губернатор Тверской области Игорь Руденя, взявший на себя практически единоличное руководство Тверью, не любит Тверь, не связывает с ней свое будущее и будущее своих детей. Вполне возможно, в наказание за такое отношение ему придется провести в этом ненавистном городе остаток жизни (это грустная шутка, надеемся все же распрощаться с ним после нынешнего единого дня голосования).

Поговаривают, что глава Твери Алексей Огоньков тоже может покинуть свое кресло. Якобы на его место уже согласован нынешний замглавы Твери Денис Черных, бывший начальник областной ГИБДД. Как известно, губернатор Игорь Руденя тоже из гаишников. Может быть, с Черных ему легче находить общий язык?

А вообще, этой осенью самые горячие события региональной политики сместились на запад Тверской области. Все, кто в курсе, следят за тем, как в Оленинском муниципальном округе приходит конец власти главы района Олега Дубова, который правит там практически столько же лет, сколько Лукашенко в Беларуси. Да и чудачества у них сходные, правда, Дубов еще не бегал по Оленину с автоматом, но запросто может начать, если вдруг проиграет.

Но гораздо больший резонанс на областном и даже на федеральном уровне приобрели события в Нелидове, где не был продлен контракт с директором школы №4 Сергеем Погодиным, который одновременно является председателем Нелидовской думы и руководителем местной «Единой России». Сергей Погодин отказался подписывать документы о выделении земли под так называемый мусорный кластер.

Наш нелидовский коллега Иван Кирпичев пишет: «Все помнят про недавние события в Шиесе? Там удалось отстоять территорию. Но «мусорщики» извлекли из ситуации урок и поняли, что наскоком такие дела не делаются. Деньги любят тишину. А то, что свалка – это для кого-то огромные деньги, никто, надеюсь, спорить не будет. Чтобы представить, что нас, возможно, ждет, достаточно обратить внимание на расположение земель, где предполагается устроить полигон и станцию Паникля. Плечо Паникля – Селы очень короткое и пересекает только одну трассу М-9. Железная дорога Москва – Рига загружена слабо. На станции Паникля имеются все возможности для создания разгрузочного терминала грузовых составов с мусором из Москвы. (Шиес не прокатил, а мусор остался.) Появление свалки московского уровня ударит не только по городу Нелидово, но и по другим городам области. Это даже обсуждать не нужно. Это просто убьет заповедник и лишит другую территорию туристической привлекательности».

В свое время Сергея Погодина пригласил в «Единую Россию» и в региональную политику наш тогдашний депутат Госдумы и руководитель фракции ЕР в российском парламенте Владимир Васильев. Несколько лет назад был запрос на обновление партии, на хоть каких-то инициативных людей на местах. Сейчас Владимир Васильев – глава Дагестана, а у нас инициативным человеком быть опасно.

Впрочем, уже скоро все может измениться. Следите за нашими публикациями, и вы первыми узнаете, как начнутся перемены.

Мария Орлова

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика