Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Нагорный Карабах: прошлое и настоящее

Депутат Эммаусского СП Анар Ильясов поделился воспоминаниями о войне Армении и Азербайджана, которая происходила на его глазах.

2020 год выдался очень неспокойным. Сначала пандемия, затем многочисленные митинги в Беларуси, а теперь и вновь вспыхнувший конфликт между Азербайджаном и Арменией за Нагорный Карабах. Его история уходит корнями в далекое прошлое, однако споры о том, кому принадлежит земля, не перестают угасать. Накануне между обеими сторонами была достигнута договоренность о приостановлении военных действий.

О том, в какой ситуации сейчас находится Азербайджан и как прийти к общему знаменателю, «Каравану» рассказал депутат Анар Ильясов, который родился в Кельбаджаре, где сейчас развернулся нагорно-карабахский конфликт. Он рос в интеллигентной дружной семье. Отец был директором школы, мама – медиком. Оба родителя делали все возможное, чтобы у их детей было светлое будущее. Однако у судьбы были свои планы. В регион пришла война.

Когда жизни угрожал лишь один хищник

Анар Ильясов в детстве

– Как долго ваша семья жила в Кельбаджаре?

– Очень давно. Здесь еще жили мои деды и их предки. Мой прадед, Ильяс Джафаров, был долгожителем. Он прожил 127 лет. Причем, будучи уже в преклонном возрасте, мог прошагать несколько километров. Однажды он с сыновьями отправился на охоту, когда сзади на него напал тигр. Зверь не смог повалить прадеда, завязалась борьба. В схватке мой предок плюнул тигру в лицо, и хищник отступил. Ильяс был верующим человеком, в нем была благодать. Так и тигр понял, что Ильяс – человек божий. Кстати, долгожителем была и моя прабабушка Хатын.

– Наверное, на отменном здоровье сказалась и хорошая экология?

– Возможно. Также и у нас. Поселок, где мы жили, был недавно построен. В конце деревни чистая река, горы и водопад. Свежий воздух и потрясающая природа.

Страшные перемены, трудные времена

Нагорный Карабах. Азербайджанские беженцы, 1992 год

– Анар, сколько лет вам было, когда жизнь перевернулась с ног на голову?

– Мне было около 11 лет, когда началась война. Конфликт, вспыхнувший между армянами и азербайджанцами, лишил нас мирной жизни. Я был свидетелем страшной Ходжалинской резни, которую сейчас многие именуют настоящим геноцидом. Почти весь район был перебит. Пострадали сотни мирных жителей. Армянские военные стреляли и резали, не разбираясь, мужчина перед ними, женщина или ребенок. Я видел, как взрывались снаряды. Видел раненых и мертвых людей. Где мы жили, построили новую школу, старую же отдали военным. Там женщины лечили раненых. Среди них была и моя мама. Отцы по очереди охраняли деревню, у всех было оружие.

Ходжалинская резня, февраль 1992 год

– Среди жителей было много пострадавших, исчезнувших?

– Немало. Был случай, когда армяне взяли в заложники моего дядю, а у нас был армянский пленник. Мы ими обменялись, так дядя вернулся домой. Помню, пропал наш родственник Исмат. Все думали, что он умер. Однако спустя полгода он вернулся. Исмата невозможно было узнать! Он был бородатый, с длинными волосами. В Твери живет мой друг Мамедов Меджнун. Будучи еще молодым юношей, он воевал за родину. Во время военных действий потерял пальцы на ноге.

Уйти, чтобы вернуться

Азербайджанские военные. Нагорный Карабах. 1992 год

– Людям все же пришлось бежать?

– Да. Из-за ужасных событий в Нагорном Карабахе образовалось около миллиона беженцев. Еще до войны с Арменией была построена дорога через Муровдаг. Незаменимый труд в ее строительстве проявил ныне покойный, а в то время второй секретарь райкома мой дядя Тахмаз Джафаров. Во время наступления и окружения Кельбаджара эта дорога стала единственным спасением для людей. Если бы не она, то 80% мирных жителей не было бы в живых. Было холодно, когда бежали. Из-за обморожений и голода многие умирали.

Мы уехали в Россию, в Тверь. Это сейчас я, благодаря своей целеустремленности, предприниматель, депутат. Но тогда мы приехали абсолютно без ничего. Буквально в чем были, в том и бежали.

– Уходили только женщины и дети?

– Да. Мужчины оставались воевать. Моя мама просила папу вывезти наши вещи в безопасное место, но отец был категорически против, говорил: «Что подумают о нас соседи? Скажут, что я трус!»

По прошествии 30 лет многие наши старики хотят вернуться на свою родину, навестить могилы своих предков. Да и умереть там, на своей родной земле. Некоторые мои знакомые рассказывают, что хотят сыграть свадьбу на родине. Сейчас те малыши, мои земляки, которых тогда уносили матери на руках, возвращаются обратно на танках, с автоматами в руках. Они достояние азербайджанской армии, воюют за свою землю.

Единственный способ остановить войну

Последствия обстрела Гянджи, осень 2020 года

– Анар, вы очень много делаете для Твери. Создаете рабочие места, участвуете в благоустройстве региона. Можете ли вы назвать Тверскую область своей второй родиной?

– Конечно! Так и есть. И я очень благодарен русскому народу.

– Какова позиция Азербайджана в конфликте за Нагорный Карабах?

– Просмотрев всю историю Азербайджана и Армении, станет понятно, что Нагорный Карабах принадлежит Азербайджану. Очень важно понимать, что Азербайджан не выступает против армянского народа. Война не нужна ни им, ни нам. Погибают люди с обеих сторон, страдают мирные граждане. Этого нельзя допускать. Тридцать лет люди ждали мира, а не кровопролития. Очень хочется верить, что военным действиям придет конец, конфликт будет урегулирован, а оба государства смогут жить в мире и согласии. Также очень важно сейчас не поддаваться на провокации и следить за ситуацией, опираясь на официальные источники. Азербайджанцы не против армянского народа. Мы против армянской армии, которая ведет войну на территории азербайджанского народа.

– Оказывается ли помощь мирным жителям, пострадавшим во время ведения военных действий?

– Ильхам Алиев всячески поддерживает свой народ. Власти выделяют квартиры, ежемесячные выплаты, гуманитарную помощь. Но я не могу сказать, что в 1990-е годы люди были брошены на произвол судьбы, мы получали продукты, кое-какую одежду.

– Какой вы видите выход из всего этого?

– Чтобы остановить войну, есть только один путь. Армянские войска должны освободить семь оккупированных районов. Потом уже можно будет сесть за стол переговоров. Иначе как происходит? Несмотря на договоренность о прекращении огня, вооруженные силы Армении начали наносить ракетные удары по Гянджи и ее окрестностям, тем самым ставя под удар мирное население. Мои соболезнования родным и близким погибших. А также сил и терпения всем, кто был искалечен в этой войне.

Беседовала Дашун Самарина

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс. Дзен» и заходите на сайт газеты «Караван. Ярмарка», где вы найдёте не только самые свежие новости и самую качественную авторскую аналитику, но и тысячи объявлений.

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика