Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Молочные реки, некисельные берега

Круглосуточную вахту несут доярки на старой ферме в Торжокском районе.

Надежда Барышева (слева) и Татьяна Зеленова 

В селе Захожье Торжокского района осенью поселилась семья Барышевых, беженцев с Украины.

Глава семьи Надежда Барышева работает дояркой в колхозе «Победа», она одна кормит семью из семерых иждивенцев. У ее старшей дочери Любы семейная жизнь не задалась, и она вернулась из Твери к матери с двумя малышами. В деревне с Надеждой живут также ее пожилая мать Любовь Николаевна и трое детей Надежды: четырнадцатилетний Коля, десятилетняя Галя и шестилетний Рома. В деревне Барышевым выделили колхозный деревянный дом с тремя комнатами и печкой.

Из-под Луганска – в Тверскую область

Волонтеры Твери узнали о бедственном положении беженцев и кинули клич в интернете с просьбой помочь. Люди бесплатно отдавали мебель, бытовую технику, одежду и обувь. Большую помощь оказал тверской благотворительный фонд «Мама». О нелегкой жизни беженцев узнали сотрудники предприятия ЗАО «Хлеб», они собрали одежду, обувь и другие нужные в хозяйстве предметы, отвезли продукты. Сотрудники службы соцзащиты Торжокского района привезли семье Барышевых машину дров.

«Наша семья жила в маленьком городке Миусинске Луганской области, – рассказывает Надежда. – Там я окончила девять классов и в 16 лет пошла работать на ферму дояркой. В 17 лет вышла замуж, от первого мужа у меня две дочери – Люба и Аня, от второго – Коля, Галя и Рома. Со вторым мужем незадолго до войны мы расстались (потом я узнала, что его во время военных действий убили).

В июле Миусинск начали бомбить. Я была в декретном отпуске с маленьким Ромой на руках.

Бомбили нас каждый день из установок «Град», ни одного дня не проходило, чтобы не раздавался вой снарядов. Когда в очередной раз мы вернулись из бомбоубежища, то увидели, что нашего дома больше нет.

Страшно вспоминать это время, никому не хочу пожелать такого, что нам пришлось пережить с детьми. Мы ушли из Миусинска 20 июля 2014 года, добрались пешком до города Красный Луч. Там нас приютили в церкви, собрали деньги, чтобы отправить дальше. Волонтеры вывозили беженцев в Харьков на автобусах.

В Харькове нас посадили на поезд и отправили в Белгород. В городе вместе с другими беженцами поселили в общежитии, выделили комнату. Я работала в деревне Белгородской области дояркой. Потом нас по программе переселения соотечественников перевезли в Тверскую область».

Барышевы сменили несколько мест жительства, прежде чем попасть в Захожье, жили в деревнях Сонковского и Бежецкого районов. Не везде приезжих с Украины встречали радушно: в одной из деревень подростки невзлюбили приезжих, дошло до того, что кто-то облил бензином стену дома. Сейчас положение их устоялось, Надежда надеется, что в Захожье они и осядут.

Дом Барышевых в Захожье

Тяжелые будни деревни

Деревня Захожье большая, несколько домов, как в большинстве деревень, заброшены.

Большие трудности были у семьи Барышевых с получением российского гражданства. Миграционная служба, формально подойдя к делу, отказывала им в приеме документов: у Надежды Барышевой потеряно свидетельство о рождении, а у ее матери, Любови Николаевны, не было свидетельства о браке. Беженцы даже не знали об упрощенной процедуре получения гражданства для граждан Луганской и Донецкой областей, введенной в апреле прошлого года. Сейчас, после обращения в миграционный центр, документы у них приняли, и беженцы в скором времени ожидают, что станут гражданами страны, в которой проживают с 2014 года, не имея никаких социальных пособий.

На колхозной ферме работают четыре человека, коллектив дружный. Надежда и ее сменщица Татьяна работают на ферме без выходных, так же трудятся оператор Михаил и животновод Василий.

Работа каторжная: утренняя дойка начинается в четыре утра и длится почти три часа. После четырех часов отдыха, вернее работы по дому, доярки возвращаются на ферму ко времени обеденной дойки. Вечерняя дойка начинается с пяти часов вечера. Нередко приходится задерживаться, если идет отел, а ведь есть еще свое хозяйство.

Всего на ферме 120 коров, у Надежды 60 коров и столько же у ее напарницы Татьяны. Раньше были подменные доярки, люди брали выходные и уходили в отпуска. Нынешний штат такой роскоши не позволяет. Сейчас дояркам даже не выгодно брать выходные: осенью, зимой и весной зарплата у них составляет всего одиннадцать тысяч рублей – размер минимальной оплаты труда. Летом, правда, доярки зарабатывают в два раза больше, так как вырастают удои.

Цена молока

Председатель колхоза «Победа» Геннадий Блинов и рад бы платить дояркам зарплату больше, да не из чего: предприятие еле держится на плаву, выживать удается лишь благодаря банковским кредитам. Льготные кредиты для сельхозпроизводителей практически недоступны для таких небольших предприятий, для их получения банки ставят множество невыполнимых для колхоза условий.

Производство молока требует больших затрат: нужно платить за электричество и комбикорма, не говоря уже о том, что оборудование фермы требует ремонта, на который нет средств.

Другая большая проблема – низкая закупочная цена молока: колхоз сдает его на перерабатывающие предприятия по цене 18–20 рублей за литр, а зарплата доярок привязана к объему удоев.

Покупая литр молока в магазине за 50–70 рублей, мы и не подозреваем, что стоимость труда доярки в этом литре составляет смехотворную сумму в один рубль, а остальные деньги достаются посредникам – переработчикам и торговцам.

Несмотря на декларируемую правительством поддержку сельхозпроизводителей, колхозы платят за электричество по тарифам для городских предприятий. Остается поклониться до земли таким деревенским труженицам, как Надежда Барышева и Татьяна Зеленова, которые, пренебрегая сном и отдыхом, несут  вахту нелегкого труда, чтобы каждое утро на нашем столе появлялась кружка молока.

Татьяна Тюрина

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.


яндекс.ћетрика