Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Как работает скорая помощь условиях коронавируса

Чем грипп и Москва опаснее COVID-19

28 апреля президент Путин предложил установить новый праздник – День работника скорой помощи. О работе скорой помощи, закрытии частных медцентров и ценности человеческой жизни мы поговорили с Игорем Алышевым, членом Общественной палаты Тверской области, членом общественного совета при Министерстве здравоохранения Тверской области, врачом Калининской ЦРБ, в которой сейчас развернут инфекционный госпиталь.

– Игорь Вячеславович, как сейчас изменилась работа скорой помощи в связи с коронавирусом?

– Скорая работает в напряженном режиме. Выделены специальные инфекционные бригады для работы с COVID-больными. Эти бригады хорошо оборудованы и обеспечены хорошими защитными костюмами.

– Как изменилось количество вызовов?

– Нагрузка на скорую помощь выросла. Сейчас по Твери и Калининскому району фиксируется до 800 вызовов в сутки, при обычном режиме – около 500, по области – 1300–1500 вызовов.

– Есть сообщения о том, что жители Твери стали чаще вызывать скорую помощь. Это правда?

– Увеличение есть. В эпидсезон гриппа количество вызовов резко возрастает, до 900 вызовов в сутки по Твери и Калининскому району. Многие обращения обусловлены не только состоянием здоровья, но и страхом человека за себя и своих близких.

У нас в области чуть более 800 заболевших коронавирусом. Многие из них находятся на домашнем лечении. К ним приходит врач-терапевт или врач общей практики. В этом смысле нагрузка на скорую помощь снята.

– Есть сообщения о том, что сотрудникам скорой не хватает защитных костюмов. Это правда?

– Костюмы, защитные респираторы, очки – все это есть, но их не так много, как хотелось бы.

– Сколько бригад скорой помощи сейчас работает по Твери и Калининскому району?

– Сейчас в районе 34 – 36 бригад в сутки при необходимом по стандарту показателе в 40 бригад. Дефицит есть, но совсем некритичный. Напомню, что два года назад на Тверь и Калининский район было всего 14 суточных бригад. Мы совместными усилиями смогли эту ситуацию исправить. Резко сократилось время доезда до пациента. Жалобы на работников скорой в Твери вы сейчас не встретите в Сети, как это бывало раньше.

В 2018 году все вместе мы донесли до губернатора Игоря Рудени необходимость увеличить финансирование нашей скорой помощи в части оплаты труда. С 2019 года на заработную плату медикам выездных бригад СМП выделяется до 150 млн рублей из областного бюджета.

– Какие проблемы сейчас испытывает скорая помощь Тверской области?

– Главные проблемы нам создает Москва. В нашем регионе вызов скорой стоит в среднем 3 тысяч рублей, а в столице 6 – 7 тысяч рублей. И что мы получаем в итоге? Наши кадры, которые мы готовим, уезжают в Москву. В столице работали целые подстанции, составленные из тверских медиков.

И в итоге мы получили ситуацию, когда поработавшие в Москве врачи и фельдшеры приехали и устроились на скорую помощь в Твери. У некоторых из них был обнаружен коронавирус. В итоге пришлось несколько сотрудников единого диспетчерского центра скорой помощи отправлять на карантин по контакту. Это еще больше увеличило нагрузку на нашу скорую помощь.

«Москва отрабатывает человеческий материал»

– Насколько сейчас врачи скорой помощи здоровы?

– Сейчас почти все вышли из карантина. Но и это не самое главное. Важнее другое. Москва оттягивает все ресурсы и кадры. Эта ситуация сложилась не только по скорой медицинской помощи. В больнице в Коммунарке врачу-анестезиологу платят 360 тысяч рублей. Как вы думаете, куда пойдет работать врач? Логично, что в Москву. Потом он, если заболеет, куда поедет лечиться? По месту прописки, в Тверь и другие города области. Москва отрабатывает человеческий материал. Больные врачи в Москве не нужны.

– Что вы думаете о запрете на работу частных медицинских центров в Тверской области?

– Я не могу понять логику властей региона. Может быть, они надеются, что медики из частных клиник пойдут в государственные, но этого не произойдет по двум причинам. Во-первых, в частных медицинских центрах зарплаты выше, чем в государственных, поэтому у их сотрудников есть возможность создать себе подушку безопасности на 1– 1,5 месяца. Во-вторых, если уж врачи захотят пойти рисковать жизнью в государственных клиниках, то поедут в Москву, где зарплата в два-три раза выше, чем в нашем регионе.

Возможно, власти Тверской области введенным запретом хотят переправить трафик людей из частных в государственные клиники области. Если это так, то это очень недальновидно. Многие государственные больницы перепрофилированы в инфекционные и провизорские госпитали. Государственные клиники могут просто захлебнуться от наплыва людей.

– Частные медцентры вели переговоры с правительством области. Обсуждалась идея открыть те клиники, которые могут делать КТ и МРТ, но пока этого не произошло.

– И это очень странно. В первой городской больнице была очередь людей на компьютерную томографию. Запуганные люди просто хотели проверить здоровье. В итоге дошло чуть ли не до драки. Пришлось вызывать Росгвардию.

Понимаете, аппарат МРТ не может, как шарманка, работать в круглосуточном режиме. Ему нужен отдых. А в шестой городской больнице МРТ делают только по подозрению на коронавирус. И это правильно. Нельзя перекрещивать потоки больных и здоровых людей. Это преступление.

И куда идти людям? Я считаю, что нужно разрешить работать частным медицинским центрам, особенно тем, кто занимается функциональной диагностикой. Пусть они ведут прием по полису ОМС, делают шлюзы, фильтр-боксы для приема больных, ведут деятельность в соответствии с СанПиН. Отдайте частным медицинским центрам и амбулаторный прием, и это снимет огромную в нынешней ситуации нагрузку на государственную медицину.

Нужно учредить премию «Благодарность года»

– Пишут, что посильную помощь тверской медицине оказывают частные организации и простые люди. Это правда?

– Да, люди у нас очень отзывчивые. Вы не представляете, сколько людей звонят, пишут, просто приезжают, чтобы оказать поддержку. Недавно к нам пришла женщина и спросила: «Что вам нужно для работы?» Мы назвали. Она все это заказала, оплатила картой и ушла, не назвав даже своего имени и фамилии. Мы хотели ее поблагодарить, но она сказала: «Извините, мне некогда».

Хочу отметить, что частные клиники Твери тоже оказывают большую помощь и поддержку. Когда первые больные коронавирусом поступили в государственные учреждения, нам нужны были электронные тонометры. Частные центры их просто купили и подарили.

 Я считаю, что, когда закончится вся история с коронавирусом, нужно обязательно всех поблагодарить. Писать об этих людях статьи, снимать передачи. Когда нам плохо, мы просим о помощи, а когда нам хорошо, часто забываем сказать спасибо. Хотелось бы, чтобы в этот раз обо всех добрых делах вспомнили. Общественная палата Тверской области вручает премию «Человек года». Я предлагаю сделать премию «Благодарность года» и вручить всем, кто оказывал помощь.

«Суток работы в скорой достаточно, чтобы стало понятно, кто ты есть на самом деле»

– Президент РФ Владимир Путин предложил установить 28 апреля Днем работника скорой помощи. Насколько это важно?

– Скорая помощь – это кровеносная система здравоохранения. В ней работают люди, которые находятся на острие борьбы со смертью. От их знаний, профессионализма, умения действовать в экстремальной ситуации зависит судьба человека и его родных. Уход человека – всегда трагедия для его близких. В скорой работают врачи и фельдшеры экстра-класса, универсальных знаний и умений. Суток работы в скорой достаточно, чтобы тебе и другим стало понятно, кто ты есть на самом деле.

– Становятся ли врачи скорой циниками во время своей работы?

– Любой врач должен быть немного циником. Если он будет включать эмоции, а не голову, то пациенту будет хуже. А главная задача врача – помочь пациенту. Когда критическая ситуация заканчивается, те же медицинские работники переживают внутри себя эту ситуацию. Я, например, до сих пор помню своих пациентов, которые находились в экстремальной ситуации.

Я на одной встрече со студентами-медиками задал вопрос: «Кто главный человек в больнице?» Были разные ответы: главный врач, доктора и т. д. И только один студент ответил: «Пациент». Вот когда молодые медики это понимают, тогда из них вырастают хорошие врачи, а не менеджеры с медицинским уклоном. Когда все поймут эту истину, положение дел в медицине будет меняться.

И главное, что медицину нельзя рассматривать с точки зрения рыночной экономики, в которой человеческая жизнь оценивается в разрезе той или иной экономической целесообразности. Это все от лукавого. Это не относится к человеческой природе. Человеческая жизнь – самая величайшая ценность мироздания. Рыночный подход может привести к страшным последствиям, что чья-то жизнь будет цениться выше другой. Это недопустимо.

– Как дальше должна развиваться система здравоохранения в регионе? Как сделать ее более эффективной?

– В первую очередь нужно заниматься кадровой политикой, более активно применять программы «Земский врач» и «Земский фельдшер». Очень важно сделать целевые наборы в медицинские колледжи от районов и сельских поселений региона. Сейчас этого нет.

Необходимо уделить самое пристальное внимание первичному звену, ведь туда обращается более 60% населения.

У нас есть перечень поручений президента, в котором написано о льготном предоставлении мест в детских дошкольных и школьных учреждениях. Но в эти льготные списки не включены медицинские работники.

Например, Твери или другому городу области нужен штучный медик высокого класса. Но город не может предоставить ему квартиру. Потому что есть большая очередь на жилье. И любой человек из этой очереди может написать заявление в прокуратуру, и квартиру у медика отберут, потому что он льготником не является. Это можно исправить хоть завтра, дополнив перечень льготных категорий формулировкой «медицинский работник». Законодательное Собрание региона пока почему-то не вносит эти изменения, хотя мы начали говорить об этом еще в 2019 году.

Беседовал Андрей САБЫНИН

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика