Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Из варяг в печенеги. В чем урок Хабаровска для Центральной России и Тверской области?

Прошлая неделя показала, что политика творится не только в Москве. Протесты жителей Хабаровска не прекращались несколько дней. Федеральный центр попытался сделать то, чего никогда не делал – как бы пойти на уступки. Но даст ли это желаемый результат? И что это значит для Тверской области, которой правят, то варяг, то печенеги?

Из депутата со стаканчиком на носу – в народные губернаторы

Сергей Фургал

Напомним, что на позапрошлой неделе в Хабаровском крае был арестован губернатор Сергей Фургал, избранный в 2018 году от ЛДПР. Это было протестное голосование, хабаровчанам категорически не хотелось голосовать за единоросса Шпорта. ЛДПР традиционно популярна на Дальнем Востоке, и Сергей Фургал трижды был от этой партии в Государственной думе, а в 2018 году смог пройти сито муниципального фильтра и зарегистрироваться кандидатом в губернаторы.

История Фургала последних двух лет – ответ на главный вопрос российской политики: «Если не Путин, то кто?» Да кто угодно, прошедший настоящие выборы и готовящийся к следующим!

Берем никчемного депутата Госдумы, который до этого прославился лишь дурацкой фотографией, где показано, как он прилепляет к носу пластиковый стаканчик, скучая на заседании. Выбираем его губернатором края, где он не чужой, где его все знают. И смотрим, как статист из фракции ЛДПР превращается в настоящего политика. Его совещания в областной администрации, транслируемые онлайн, стали популярными среди хабаровчан «реалити-шоу». Фургал сам следил за своими соцсетями, отвечал на вопросы жителей. Он сумел снизить цены на авиаперелеты внутри региона (Хабаровский край огромный, и цена на билет из отдаленных райцентров в областной центр была запредельной), наладил питание школьников и вообще много чего сделал. А все потому, что ему надо было показать жителям, что они не ошиблись со своим выбором.

И сейчас эти жители выходят на пятидесятитысячные акции протеста. Выходят скорее не за Фургала, а за свое право определять судьбу края. Требуют, чтобы Москва убрала свои руки от Дальнего Востока.

Не берусь судить, насколько справедливы предъявленные Фургалу обвинения в убийствах 15-летней давности. Странно лишь, что об этих убийствах никто не вспоминал, пока он был три созыва депутатом Госдумы и когда баллотировался в губернаторы. Былые преступления всплыли, когда у Фургала возник бизнес-конфликт со всесильными друзьями Путина братьями Роттенберг. Ну и политические причины – обрушение позиций «Единой России», слишком независимое поведение – тоже сыграли роль.

о том, что тот стал губернатором, Путин сообщил Дегтяреву по видеосвязи

Сейчас Кремль попытался выйти из кризиса способом, который из Москвы может выглядеть разумным, но, скорее всего, спровоцирует новые волнения. На Хабаровский край назначили еще одного депутата Госдумы от ЛДПР Михаила Дегтярева. Того самого, что вносил законопроекты о том, чтобы запретить в России доллары и Санта-Клауса. Типа хабаровчане такие фанаты ЛДПР, что выберут этого деятеля, а потом он не справится, и жители раскаются и начнут голосовать за «Единую Россию». Со стороны президента это несвойственная ему попытка компромисса, а на взгляд хабаровчан – издевательство. По их мнению, им пытаются навязать московского клоуна.

Игорь Руденя: неужели это надолго?

Игорь Руденя — губернатор и партийный босс

Тут надо понимать, что Хабаровский край абсолютно не чета Тверской области. Его экономику называют «бандитской» – просто ее сложнее зарегулировать, централизовать и подчинить Москве. В Тверской области централизовано все. Там, где еще недавно рубили лес местные мужики, все находится в долгосрочной аренде у мегахолдингов. Где выращивали свиней фермеры – стоят свинарники на миллион голов, принадлежащие аграрным гигантам. Соответственно, деньги, которые раньше зарабатывались и тратились на территории, утекают в Москву или вообще в офшоры. На больших предприятиях руководители – наемные менеджеры госкорпораций, которых не заботит судьба региона.

Кроме того, области Центральной России в последние годы сильно потеряли в человеческом потенциале: и бизнесмены, и журналисты, и другие активные граждане рано или поздно решают плюнуть на здешнюю бесперспективную жизнь и попытать счастья в Москве или за границей. А региональная элита, по выражению друга нашей редакции политолога Александра Кынева, как северный лес – если срубить, не вырастает долго.

В Тверской области ситуация усугубилась из-за трех подряд транзитных управленческих команд. Таких губернаторов, как Дмитрий Зеленин и Андрей Шевелев, принято было называть «варягами». Игорь Руденя заслуживает другого «политологического термина» – печенег (или половец). Варяги хоть как-то пытались адаптироваться на местности. Печенеги и половцы мыслят свою карьеру категориями набегов. У Игоря Рудени «набег» затянулся, нет ничего более постоянного, чем временное, но это не значит, что он стал своим в Тверской области.

Другое дело, что никому из крупных игроков, имеющих интересы на территории Тверской области, Игорь Руденя не мешает. Поэтому в следующий избирательный цикл мы войдем с ним во главе регионального отделения «Единой России». Еще год назад ситуация казалась бы безнадежной. Но сейчас все так быстро меняется, что никто не может поручиться за будущее. Поэтому продолжаем наблюдать.

Мария Орлова

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика