Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Из Шанхая в Тверь: covid-19 в Китае и в России. Интервью очевидца.

Житель Твери o коронавирусе, жестких ограничениях и возвращении в родной город

Родина коронавируса – это Китай. Именно там были выявлены первые официально заболевшие. Китай первым в мире ввел жесткие ограничительные меры. Житель Твери Павел Лаптев работал в Шанхае и стал очевидцем этих событий. В эксклюзивном интервью «Караван. Ярмарке» он рассказал о своих приключениях.

«В Китае я зарабатывал 200 тысяч рублей в месяц»

Павел, как ты попал в Китай и сколько провел там времени?

– Впервые в Китай я прилетел в 2018 году. Я закончил ТвГУ. Сначала я хотел поехать работать в США, но, когда Дональд Трамп стал президентом, программы приглашения иностранцев на работу сократились. Я уже настроился поработать за рубежом. И тут мне подвернулся вариант с Китаем. Я нашел агентства, которые находят работу иностранцам, провел с ними интервью, собрал документы. Документы нужно перевести на китайский язык и заверить в посольстве Поднебесной.

– Какие занятия ты вел?

– Я учил жителей Китая английскому, драматическому искусству и игре на укулеле. Она очень популярна в Поднебесной. Все уроки я веду на английском языке.

– Сколько ты зарабатывал в Китае?

– Я за 1,5 года сменил четырех работодателей, и каждый раз моя зарплата росла. Ежемесячно я зарабатывал порядка 200 тысяч рублей. За это время я три раза прилетал домой и снова улетал на работу.

– Сколько там стоит жилье?

– Одна большая комната в центре Шанхая стоит 4 тысячи юаней, или 40 тыс. рублей. За эти деньги можно снять четырехкомнатную квартиру вдали от центра, но тогда мне пришлось бы тратить каждый день на дорогу не менее трех часов. Шанхай огромный город. Он намного больше Москвы. Его площадь 6,3 тысячи кв. километров.

«Сначала к коронавирусу в Китае не относились серьезно»

«Фестиваль весны», Шанхай. 2020 год

– Ты встретил начало эпохи коронавируса в Китае. Как это было?

– В 2020 году китайский Новый год, дата которого рассчитывается по лунному календарю, был в январе. Это так называемый «фестиваль весны», семейный праздник. Он идет две недели, и в это время в стране всеобщий выходной. Именно в эти дни происходит самая массовая миграция в мире. Очень много людей работают не там, где они живут. И китайский Новый год – единственная возможность для них приехать домой и повидать семью.

Первое сообщение о заболевшем коронавирусом появилось 31 декабря 2019 года. Этому никто не придал особого значения. Первые ограничительные меры начали принимать уже после китайского Нового года, в конце января. Потом жестко закрыли Ухань.

Жителям Шанхая рекомендовали носить маску и реже выходить из дома. К этим рекомендациям не относились серьезно. Потом начался новый виток ограничений. Без маски перестали пускать в метро, в кафе и другие общественные места. Только тогда я приобрел себе тряпичную черную многоразовую маску. Я ее постоянно стирал и сушил. Медицинские маски невозможно было купить. Я обошел три аптеки, но их уже нигде не было.

Количество моих занятий резко сократилось, а те, что остались, перешли в онлайн-формат. Я сначала тоже серьезно проникся опасностью. Я выходил из дома, чтобы купить продукты, очень тщательно мыл руки и купленную еду. Через полторы недели мне все это надоело, и я стал возвращаться к привычной жизни.

Зеленый, желтый и красный QR-коды

– Что изменилось в твоем мироощущении за эти две недели?

– Статистика заболеваемости по Шанхаю была крайне низкая. Из моих знакомых никто не болел. За все время карантина в городе с населением 25 млн болело менее 1 тысячи человек. Всех, кто приезжал в город, отправляли в двухнедельный карантин. Сначала за счет государства, потом за свой счет. Закрылись фитнес-клубы и образовательные центры. Большинство кафе и баров продолжили свою работу.

– Какие ограничительные меры действовали в это время?

– При входе в метро, в кафе и в любое другое учреждение мерили температуру. Ее показания всегда вызывали у меня вопросы. Часто тепловизор показывал температуру 34 градуса. Когда у кого-то прибор показывал температуру 36,5, это вызывало вопросы. Если у меня не 34 градуса, а больше, значит, у этого человека тоже больше и, возможно, он уже не здоров.

Также при входе записывали твое имя и фамилию, а потом ввели специальные QR-коды. Если у тебя есть китайская сим-карта, то QR-код выдавался через специальное приложение, к которому привязана симка. Поясню, что при получении местной сим-карты в базу заносят твое фото и данные паспорта. И это приложение следило за тобой и показывало, где и когда ты был и контактировал ли с людьми, которые потенциально могли быть заражены Covid-19.

Если все в порядке, то тебе выдавался зеленый QR-код. Если ты находился на территории, где выявлен заболевший коронавирусом, то тебе выдавался уже желтый QR-код. В этом случае ты можешь сходить в магазин или аптеку, но в кафе и бары тебя уже не пустят. И, наконец, красный QR-код выдавался тем, кто только приехал и обязан соблюдать карантин или по-настоящему заболел. Людей, которые сидели на карантине, их работодатели обеспечивали едой. Она по минимальной стоимости вычиталась из зарплаты.

– Какого цвета у тебя был QR-код?

– Дело в том, что он вообще был не мой. Свою сим-карту я потерял, а чтобы ее восстановить, нужно было ехать в головное отделение провайдера сотовой связи. Я попросил свою китайскую подругу сделать для меня сим-карту. Местные жители могут сделать это в любом салоне связи.

– Как это по-русски…

– Да, но дело в том, что для получения QR-кода недостаточно сим-карты. Нужно еще делать селфи, чтобы подтвердить свою личность. К тому же на QR-коде написано имя. Для иностранцев оно пишется на английском, а для местных жителей – на китайском. Так что меня бы сразу раскусили.

Как же ты выкрутился из этой ситуации?

– Сначала я просил своего друга, тоже иностранца, присылать мне скрины его QR-кодов, на которых по-английски написано его имя. Это срабатывало. А потом я нашел для себя другое приложение, которое выдавало QR-коды через скан паспорта. Оно было популярно в Пекине, а в Шанхае использовалось редко.

«Через два месяца людям надоел карантин»

– Как изменилась твоя жизнь во время карантина?

– Я ходил в магазин, много гулял, тренировался с друзьями на спортивной площадке, ходил в кафе и даже в бары. В марте – апреле людям надоел карантин, и они начали выходить на улицу. В это время в Шанхае температура воздуха поднималась до 20 – 30 градусов. В жару очень неудобно ходить в маске. Многие китайцы носили маски кое-как, даже на подбородке.

– То есть в апреле все стало возвращаться к привычной жизни?

– Да, но последствия карантина были налицо. Если пройтись по центру Шанхая, то можно увидеть сотни небольших закрытых магазинчиков. У них не хватило запаса прочности.

– Когда ты понял, что пора улетать?

– Когда закрыли границы, то все визы автоматически продлили на 60 дней. Моя виза истекала в июне. В апреле я съездил в миграционную службу. Там был полный бардак. Все каждый день менялось. Я понял, что не смогу продлить свою визу в срок.

Я регулярно созванивался с дежурным дипломатом российского генерального консульства в Шанхае. Весь апрель самолеты из Шанхая не летали. И вот объявили, что 6 мая будет рейс Шанхай–Санкт-Петербург–Москва. Вылететь на нем могли граждане России, которые прописаны в этих двух мегаполисах и в близлежащих регионах России. Кстати, на рейс нужно было регистрироваться через портал «Гоуслуги», а зайти на него в Китае проблематично.

Аэропорт в Шанхае

– В это время аэропорт в Шанхае практически не работал?

– Международный терминал был пустым. В нем не было никого, кроме русских. Мне очень запомнилась атмосфера, когда ты долго-долго идешь по терминалу, в котором закрыты все кафе и магазины, а вокруг никого. Только один самолет «Аэрофлота» ждет тебя, чтобы увезти на Родину. «Боинг» на 300 мест был заполнен менее чем наполовину.

Это было бесплатным для тебя?

– Нет, конечно. Сейчас цена на такие вывозные рейсы фиксированная. Я заплатил 400 евро. До Дальнего Востока – 250 евро. Интересная деталь. Весь экипаж «Аэрофлота», включая стюардесс, обязали надеть белые спецкостюмы. Они как космонавты летели в них до Москвы. Это было условие китайской стороны. Я сразу вспомнил фильм «Война миров Z». Самолеты не летают. И только мы одни в небе, а вокруг тебя люди в белых защитных костюмах.

В Москве нас встретили эпидемиологи, врачи, полиция, ОМОН. Нельзя было ступить и шагу без разрешения. Хорошо, что Тверская область прислала за мной и еще одной девушкой из Твери машину. Иначе нам бы пришлось ехать на карантин в изолятор под Солнечногорском. Отмечу, что регион стоял перед выбором: оплатить за нас доставку домой или 14 дней карантина в подмосковной больнице. Нас довезли до дома и закрыли на двухнедельный карантин. Ко мне регулярно приходили сотрудники МВД и Роспотребнадзора.

— У тебя взяли тест на кронавирус?

— Я во время рейса в Россию обменялся контактами со многими людьми. Интересно, что мазок из носа и рта на коронавирус взяли только у меня одного.

— А КТ не делали?

— Нет. У меня не было никаких симптомов. Тест ничего не показал. Две недели я просидел на карантине, и теперь свободно гуляю по городу.

«Для настоящей борьбой с Covid-19 нужно было вводить режим ЧС»

— Насколько в Твери, на твой взгляд, приняты серьезные ограничительные меры для борьбы с Covid-19?

— На мой взгляд, они более жесткие, чем в Шанхае, но с Москвой, конечно, не сравнить. Да, в Шанхае нужно было носить маску и иметь qr-код. Но если он у тебя был, ты мог спокойно гулять по городу. В Твери не нужны qr-коды, но и ходить особо не где, почти все до сих пор закрыто.

Посмотрите на Швецию, где были введены легкие ограничительные меры. Лучше вводить не карантин, а сразу ЧС по всей стране. И пусть две недели люди бы сидели дома, а продовольствие разносила армия. Зато за это время коронавирус просто бы исчез. Раньше в СССР так и предотвращали эпидемии.

— Ты сейчас носишь маску?

— Нет, я не уверен в ее эффективности.

— Раньше выявленных случаев COvid-19 были единицы, поэтому мало кто верил в реальную угрозу. Сейчас каждый день в Твери только официально регистрируются десятки новых заболевших. У многих появились друзья и знакомые, которые переболели коронавирусом или каким-то непонятным, но не диагностированным заболеванием. Как ты к этому относишься?

— Мои многие знакомы неделю болели непотным бронхитом. Я думаю, что если бы в 2019 году мы бы также внимательно следили за людьми, которые заболели гриппом, то точно нашли в ближнем круге заболевших. Кто-то, возможно, умер бы от осложнений. Да, коронавирус есть, но это очередной штамм гриппа, новые штаммы возникают каждый сезон, вирус постоянно мутирует. От гриппа и туберкулёза каждый год умирает значительно больше людей, чем от нового коронавируса, но никто не закрывает границы и не останавливает экономики всего мира.

Есть интересная информация, что у 80% людей, которые попали в палаты интенсивной терапии и были подключены к аппаратам ИВЛ, дефицит витамина D. И при этом нас просят сидеть дома и до сих пор официально не открывают парки. Я принимаю витамин D и стараюсь больше гулять на солнце.

— Говорят, есть случаи, когда люди были в полной самоизоляции, но все равно переболели Covid-19.

— Да, в Китае и в Южной Корее тоже были зафиксированы такие случаи. Это говорит о том, что, возможно, этот вирус давно гуляет по планете, но просто недавно был выявлен.

— Какие у тебя планы?

— Пока я провожу онлайн-уроки, в основном для россиян. Я слежу за международной обстановкой, и когда откроют границы, рассмотрю возможность возвращения в Китай на работу.

Беседовал Андрей Сабынин

Беседовал Андрей Сабынин

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика