Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Из пастуха – в моряки. Из Иванова – в Октябрьского

Имя адмирала Филиппа Октябрьского навечно запечатлено в истории второй обороны Севастополя и битвы за Крым.

Тверская земля не омывается никаким морем, хотя воды в ее многочисленных озерах и реках, озерцах и речках хватит на небольшое море. Может, по этой причине в сухопутной нашей земле рождались знаменитые в прошлом моряки и флотоводцы Корнилов, Анжу, Чистяков, Рикорд, Панафидины, Новосильский и другие, а также современный адмирал Масорин? В их ряды не часто включают нашего земляка Филиппа Сергеевича Октябрьского.

Родился Филипп 11 октября 1899 года в деревне Малое Богоявление Зубцовского уезда (потом называлась Лукшино в Старицком уезде Тверской губернии). Сейчас ее нет, она давно исчезла. Семья носила фамилию Ивановы. После четырех классов местной школы 16-летний Филипп Иванов поехал к отцу в Шлиссельбург, где тот был на заработках. Отец отвез Филиппа в Петербург и устроил учеником кочегара на один из пароходов, ходивших по Ладоге, Свири, Неве.

С 1917 года матрос Иванов, как и многие, участвует в революционной деятельности, в следующем году решил вступить добровольцем в ряды Красного Балтийского флота, участвовал в Гражданской войне, воевал матросом против белых уже на боевых кораблях Балтийского флота и Северной флотилии. Вступил в РКП (б) в 1919 году. В 1920 году окончил минную школу, затем служил в Архангельском флотском полуэкипаже.

Балтийские матросы, 1921 год

 17–18 марта 1921 года вспыхнул Кронштадтский мятеж матросов, как уверяют историки, спровоцированный врагами революции, в том числе офицерами. Филипп Иванов в эти дни в Архангельске заболел тифом, провалялся в госпитале, и это его спасло от проверок чекистами, когда их перевели на Балтфлот. Его признали благонадежным, взяли на линкор «Гангут» машинистом, наверное, вместо кого-то арестованного.

 В 1924 году умер вождь большевиков Владимир Ульянов-Ленин, и, подчиняясь душевному порыву, а может, из политических соображений Филипп сменил фамилию: «Я решил, родившись в октябре 1899 года, снова рожденный к настоящей жизни октябрем 1917 года, сменить фамилию Иванова на Октябрьского». Во флотских кругах, чего таить, Филиппа по-прежнему звали «кочегар Иванов», не признавая его настоящим морским офицером из-за недостаточного специального образования.

К 1928 году Филипп стал офицером, окончив параллельные классы при Военно-морском училище имени Фрунзе (странно, Фрунзе не был моряком. – Прим. авт.), потом служил на Балтийском, Тихоокеанском, Черноморском флотах, командовал торпедным катером, после 1928 года назначен командиром дивизиона, потом отряда, бригады торпедных катеров. За высокую выучку личного состава бригады Филипп был награжден орденом Красной Звезды.

Свирепые репрессии командного состава в 1937–1938 годах обошли его стороной, так как в 1938 году командование флота СССР, заметив успешного, идеологически выдержанного моряка, назначило Октябрьского начальником Амурской военной флотилии, а в марте 1939 года – командующим Черноморским флотом в звании вице-адмирала, сменив на этом посту флагмана флота второго ранга И.С. Юмашева, назначенного командующим Тихоокеанским флотом.

 Война. Начало

 Для вице-адмирала Октябрьского и его флота война началась 22 июня 1941 года: немецкая авиация внезапно появилась в небе Севастополя, как полагают, с главной целью минирования основных портов Крыма. Об этой ситуации Георгий Жуков писал так: «В 3 часа 07 минут мне позвонил по ВЧ командующий Черноморским флотом адмирал (так в тексте. – Прим. авт.)
Ф.С. Октябрьский и сообщил: «Система ВНОС флота докладывает о подходе со стороны моря большого количества неизвестных самолетов; флот находится в полной боевой готовности. Прошу указаний».

Начальник Генштаба Жуков приказал действовать и доложить своему наркому. «В 4 часа я вновь разговаривал с Ф.С. Октябрьским. Он спокойным тоном доложил: вражеский налет отбит. Попытка удара по кораблям сорвана. Но в городе есть разрушения. Я хотел бы отметить, что Черноморский флот во главе с адмиралом Ф.С. Октябрьским был одним из первых наших объединений, организованно встретивших вражеское нападение» (из книги мемуаров Г.К. Жукова «Воспоминания и размышления», 1971 г.). Заметим, что бывший начальник Генштаба маршал Жуков никогда никого за исполнение своих служебных обязанностей не хвалил. Но тут особый случай: попытка немцев блокировать Черноморский флот магнитными минами не удалась. Моряков есть за что похвалить.

Оборона Севастополя

Флот готовился к боевым действиям на море и к отражению атак противника, были заминированы подступы к Одессе, Севастополю, Новороссийску, Керченскому проливу. Главной задачей флота пока что считалось обеспечение морских перевозок, препятствия в подвозе войск немцев в порты Румынии. 26 июня 1941 года был нанесен удар по базе в Констанце. Так продолжалось до октября 1941 года.

 Война. Смертельная схватка

18 октября немцы нанесли удар через Перекопский перешеек, имея перевес в силах. 31 октября они взяли станцию Альму, создав угрозу Севастополю. Наши повсюду в Крыму отступали, ведя сдерживающие бои. К середине ноября немцы захватили весь Крым.

Но Севастополь стоял, организовав оборону к 30 октября, превратившись в ключевую базу наших сил на Черном море. Под командованием Ф. Октябрьского были укреплены сухопутные подступы к военно-морской базе и началось сооружение оборонительных объектов вокруг самого Севастополя. Не успели.

 30 октября 1941 года немцы попытались с ходу взять Севастополь, наши, обороняясь, попытку сорвали, в этом заслуга и береговой артиллерии, и пушек кораблей. Сознавая важность обороны Севастополя, Ставка 7 ноября (в день Парада в Москве. – Прим. авт.) приказала создать Севастопольский оборонительный район (СОР) под командованием вице-адмирала Ф.С. Октябрьского.

А.А.Дейнека «оборона Севастополя» (1943)

К концу мая 1942 года немцы стянули под Севастополь почти все свои силы в Крыму. Последнее наступление немцев  началось 2 июня с артподготовки и налета авиации, а 7 июня в бой пошла их пехота. 11 июня войска СОР нанесли контрудар, 18 июня немцы вышли к Северной бухте Севастополя, до 22-го числа наши вели там бои, но по приказу оставили Северную бухту. До конца июня флот, включая подлодки, доставлял пополнение, последнее было осуществлено 26 июня. К 29 июня командиры наших частей и соединений доложили, что в строю осталось по 300–400 человек и этого недостаточно для обороны города. 29 июня немцы ворвались в город.

Ставка 30 июня приняла решение об эвакуации Севастополя, который сражался с немцами 250 (некоторые полагают, что 247) суток. Флот Октябрьского уже не смог помочь деблокировать город. Считается, что Севастополь пал 4 июля 1942 года во второй раз в своей истории.

 Трагедия защитников Севастополя

Оставшиеся на берегу защитники Севастополя самоотверженно дрались до последней возможности, пока не иссякли боеприпасы, продовольствие и питьевая вода. На отдельных участках борьба продолжалась до 9 июля.

Еще ведущие бой пехотинцы и раненые в подвалах и штольнях – все были оставлены на берегу. Из воспоминаний инженера А.Н. Шарова, воевавшего на Херсонесе до последнего дня: «На берегу скопились тысячи солдат. Когда подошел корабль, люди бросились на деревянный причал, и он рухнул под тяжестью тел. Невозможно было разобрать, кто погиб, а кто выбрался из-под бревен. Штормовая волна. Корабль отошел от берега. Люди бросаются вплавь. Матросы спускают веревки, чтобы помочь солдатам взобраться на палубу. Картина была страшная… Вдоль берега под скалами, насколько хватало глаз, лежали убитые бойцы. Узкая кромка буквально устлана телами».

Севастополь в огне

Из вышесказанного следует, что наш земляк Ф.С. Октябрьский по приказу свыше оставил (бросил?) своих солдат и матросов и отбыл 1 июля в безопасное место. Неудивительно, что это «до сих пор вызывает массу споров, дискуссий и противоположных оценок, но это уже тема для отдельного и серьезного разговора» (путеводитель «Тверской Севастополь». Автор-составитель священник Р. Манилов, 2015 г.). Сарказм и скепсис долго еще будут сопровождать память об Октябрьском. Но обнародована масса других положительных оценок поступка вице-адмирала и его коллег в данной ситуации.

 Дальнейшая судьба

В апреле 1943 года вице-адмирал Октябрьский снят с должности командующего Черноморским флотом вследствие резкого недовольства Сталина подготовкой и проведением Южно-Озерейской десантной операции. Через два месяца по протекции наркома Н.Г. Кузнецова Октябрьского назначили командующим Амурской флотилией, хорошо ему знакомой по прошлым временам. Однако через год в марте 1944 года его восстановили в должности командующего Черноморским флотом, и Октябрьский со своим флотом участвовал в Крымской, Одесской и Ясско-Кишиневской операциях. В апреле этого года его повысили в звании на одну ступень – он стал полным адмиралом. При участии кораблей Черноморского флота 10 апреля освобождена Одесса, 11 апреля – Керчь, 13-го – Феодосия. 23 апреля наши войска начали наступление на Севастополь, и 10 мая (можно встретить дату 9 мая) город был очищен от фашистов. 11 мая адмирал Октябрьский из своей базы в Новороссийске вернулся в главную базу Черноморского флота – Севастополь.

Советские солдаты салютуют в честь освобождения Севастополя

В ноябре 1948 года с переводом в Москву Октябрьского назначили первым заместителем главкома ВМФ И.С. Юмашева, в 1951 году за несогласие с Юмашевым и за критические в его адрес замечания адмиралу дали отставку, в следующем году после замены Юмашева Кузнецовым Филипп Октябрьский стал служить в Военно-морском министерстве. В 1954 году он заболел, вынужден был сам подать в отставку, но в мае 1957 года после поправки по его личной просьбе был назначен начальником Высшего военно-морского училища им. Нахимова в ставшем ему родным Севастополе. В этой должности он прослужил до 1960 года, когда наступил срок увольнения по возрасту, после чего его включили в Группу генеральных инспекторов МО СССР. Все это время жил с семьей сначала в Феодосии, затем в Севастополе.

К 1969 году Филипп Сергеевич снова заболел, и тяжело. Умер у себя дома в Севастополе 8 июля 1969 года, похоронили его на кладбище Коммунаров, на могиле поставили памятник. В Севастополе есть улица его имени, в Старице с 1973 года есть тоже такая улица, на одном из ее домов находится памятный барельеф адмирала.

Подытоживая, приведем характеристику адмирала Октябрьского, данную ему наркомом и главнокомандующим ВМФ СССР в 1939–1946 годах Николаем Кузнецовым: «Это был довольно своеобразный адмирал со многими положительными качествами и одновременно недостаточно правильно решавший некоторые вопросы. Он имел обыкновение слишком возомнить о себе, когда дело у него шло хорошо, и критиковать своих подчиненных, если случались неудачи».

Мы же добавим, что Филипп Сергеевич Октябрьский – солдат Отечества – сражался с врагом, как умел, за это ему прощаются его адмиральские минусы.

 * * *

У нашей Твери есть за границей ряд городов-побратимов в том числе в странах, ставших членами НАТО, потенциального противника. Зачем они нам? Вот Севастополь – город-герой, вот настоящий побратим, за который воевали или командовали им наши земляки: вице-адмирал Владимир Корнилов (1806–1854), вице-адмирал Сергей Тыртов (1889–1903), адмирал Федор Новосильский (1808–1892), контр-адмирал Федор Нарбут (1831–1897), капитан-лейтенант Константин Лазарев (1828–1875), генерал-лейтенант Петр Меньков (1814–1875), контр-адмирал Николай Бирюлев (1829–1882), капитан-лейтенант Владимир Десятов (1813–1855), генерал-майор Николай Маслов (1808–1872), контр-адмирал Николай Кузьмин-Караваев (1820–1883) и много, очень много других дореволюционных защитников Севастополя (подробнее см. путеводитель «Тверской Севастополь»). Заключают список наши земляки советского периода адмирал Филипп Октябрьский (1899–1969) и адмирал Андрей Филиппов (1909–1964). Всем им – вечная слава!

Борис ЕРШОВ

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика