Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Голосование изнутри

Испытано на себе: как наш журналист в УИК работал

Когда я решил стать членом участковой избирательной комиссии, я и не думал, что придется стать участником такой масштабной и внезапной истории, как голосование по изменению Конституции.

Внезапное голосование

Когда во время своего послания Федеральному собранию президент России объявил о необходимости изменить Конституцию, все были в шоке. Чтобы президент решил внести более двухсот изменений, среди которых как бы невзначай затесалось знаменитое обнуление президентских сроков, – такое случилось впервые.

В России на протяжении долгих лет, с 1993 года, не проводилось ни голосований, ни референдумов по изменению Конституции. Изначально голосование должно было пройти 22 апреля, но свои поправки внесли эпидемия коронавируса и период нерабочих дней, которые были объявлены в апреле.

1 июня президент Владимир Путин назначил голосование на 1 июля. Но избирательные комиссии должны были начать работу уже 16 июня, а с 25 июня можно было проголосовать досрочно.

Наверное, это одна из самых быстрых избирательных кампаний в стране. За время нерабочих дней и до них были подготовлены сами поправки, они были одобрены всеми региональными парламентами.

Правила менялись на ходу

Итак, я стал членом участковой избирательной комиссии, которая расположилась в спортзале одной из школ спального района в Твери. Как я уже писал ранее, УИКи должны были начать работу еще 16 июня. Но когда я пришел на свой избирательный участок, чтобы представиться председателю и познакомиться с остальными членами комиссии, там никого не было. Пришлось зайти на соседний избирательный участок, чтобы узнать хоть какую-то информацию. Там мне сказали, что председателя соседней комиссии не видели уже давно, и когда он появится – непонятно.

Подождав несколько дней, я получил звонок от председателя с просьбой подойти в комиссию в первый день голосования.

Самый первый день голосования прошел как по маслу. Я познакомился с членами комиссии, мы провели все необходимые приготовления. Некоторые избиратели пытались проголосовать с самого утра, но в первый день участок работал для избирателей только с середины дня.

Первые два-три дня голосования на участок тянулись самые сознательные и ревностно относящиеся к своему здоровью избиратели-пенсионеры.

На второй день голосования, казалось, все пройдет так же чинно, мирно и спокойно. Но вдруг активизировались избиратели. А из ТИКа пришли инструкции, о том, что необходимо работать каждый день
с 8 утра до 8 вечера. То есть комиссия вместо одного полного дня – 1 июля – получила шесть таких дней.

Мне, как самому молодому и неопытному, не доверили работу со списком избирателей и с бюллетенями. Я должен был встречать избирателей, проводить им санитарную обработку рук, выдавать средства индивидуальной защиты и замерять температуру. С измерением температуры вышел загадочный фокус. Сам прибор был похож на маленький пистолетик-шокер, который бьет электрозарядом. Его нужно было поднести к запястью, лбу или другой части тела, и он показывал температуру. Только температура раз от раза менялась. Когда я измерял на себе, на запястье было 36,6, на лбу 35,5, на другом запястье 36,9. На избирателях градусник показывал абсолютно невероятные значения. У некоторых было 32, у кого-то – 34.

Как потом мне удалось узнать, такой градусник вроде как и должен показывать температуру немного меньше. Так что, выходит, когда я намерял себе 36,6, у меня была температура 39 градусов?

Избирком на выезде, голосование на природе

Самым интересным нововведением этого голосования стало «Дворовое голосование». Официально оно называлось выездным, но обычно под выездным подразумевается голосование на дому. А в этот раз было решено ставить членов избирательной комиссии рядом с местом проживания избирателей. В соцсетях такое голосование сразу же подняли на смех. Фото голосования на пеньках, телегах, лавочках, в багажниках, на качелях и каруселях постили все, кому не лень. Я участвовал в таком голосовании три раза. И оба раза все было более-менее цивилизованно.

Первый раз нас отправили с 6 до 9 вечера в самое сердце микрорайона. Оказалось, что это очень удачное время для голосования. Пенсионеры, молодежь, родители с детьми в это время отправляются гулять. За первые 30 минут проголосовало больше народу, чем в остальные два с половиной часа!

Я должен был выдавать бюллетени и подарочные пакетики. Из-за того, что собралась очередь, пришлось выдавать пакетики с подарками всем подряд, потому что необходимо было, чтобы все были в масках. Почему такой вид голосования называли главным антивирусным, если люди буквально выстраивались в очередь? Разве большое скопление людей – это не главный очаг распространения вируса?

В другой раз нас вывезли в район бараков. В старых деревянных домах на 6–8 квартир сейчас живут не самые благополучные члены общества. У некоторых, возможно даже нет российского паспорта. Вместе с нами были «волонтеры» из администрации района, задача которых была организовать для нас рабочее место, то есть привезти столы, стулья, ширмочки для соблюдения тайны голосования. Да-да, на «дворовом голосовании» с соблюдением тайны голосования было все довольно неважно. У нашей комиссии вместо кабинки была пустая папка на скобах, но многие избиратели не стеснялись и ставили отметку в бюллетене прямо при нас. Мотивировали они это следующим образом: «Я все равно не знаю, за что голосуем!», или «Мне нечего скрывать, голосую за все хорошее против всего плохого!».

А за что голосуем?

Действительно, многие избиратели были не в курсе, за что мы голосуем, даже несмотря на постоянную рекламу по телевизору, в интернете, по радио, и во всех других медиа. Многим было, как говорится, по барабану. Другие считали, что проголосовали за пенсии, уважение к старшим, любовь к животным и русскому языку.

Тут можно честно признать провал информирования населения о поправках. Все эти рекламы с Безруковым и Машковым и баннеры с котятами так запутали народ, что понять хоть что-то было невозможно.

Некоторые наоборот, шли голосовать за что-то конкретное из поправок, а все остальное им особо не нужно было. Когда такие избиратели видели бюллетень, где все было объединено в одно целое, их это расстраивало, и они голосовали против. Тут можно признать несостоятельность стратегии «комплексного обеда», о котором говорила председатель ЦИК Элла Памфилова.

Подсчет голосов

На нашем участке никаких манипуляций с бюллетенями я не заметил. В избирательной комиссии работали люди, до этого не знакомые друг с другом, и им не было никакой корысти как-то искажать результаты. В сам день голосования прибавилось тех, кто понимал, за что голосует, и голосовал против. Один из примечательных эпизодов 1 июля – приезд на наш участок депутата и хлебопека Лилии Корниенко, которая предоставила для торговли рядом со школой переносной ларек с плюшками от «Волжского пекаря». Лилия Нигматулловна сильно кашляла, я собственно, даже вышел посмотреть – кто так кашляет рядом с зоной моей ответственности. Мерять ей температуру своим ненадежным градусником я не стал, она у нас не голосовала.

Александр Романов

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика