Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 25 (25) от 10.07.2019
Раздел: Тема номера

Вандализм или искусство? Как современные художники поганят и украшают Тверь

В Твери за последние несколько месяцев появилось большое количество стрит-арта и граффити. Мы поговорили об этом явлении с двумя художниками: один рисует в Твери много лет и известен многим, а второй в городе всего несколько месяцев, но его рисунки невозможно не заметить.

Немного об истории тверских граффити

Джокер, он же Виктор Лебедев, наверное, самый известный уличный художник в Твери, в том числе и благодаря прошлогодней скандальной истории с портретом Солженицына на жилом доме.

– Я переехал в Тверь только в 2002 году, поэтому, что было до этого, не скажу. А вот в 2002-м и далее, когда я в основном тегал (рисовал теги. – Прим. ред.), были ребята-художники. Самая крутая была команда OFR, они были настолько активны, что до сих пор можно увидеть куски их рисунков или теги. Лично я хорошо общался с командой FUK. Потом качественно и активно стала развиваться команда T69R, а сейчас – ACM (на мой взгляд, самая крутая граффити-крю в городе). Еще были Rock’n’Wall, Nike и другие. Потом как-то я перестал пачкать стены и начал рисовать активно в 2011–2012 годах. В общем-то, каждый этап истории граффити в Твери, каждая команда и ее состав заслуживают отдельного разговора.

– Когда ты начал рисовать граффити?

– Мои первые работы были сделаны, когда я учился в школе в Мурманской области. Причем если не мог достать краску ABRO или KING, единственно доступную по тем временам (1999–2000 годы), то приходилось рисовать восковыми мелками.

– В чем разница между стрит-артом и граффити?

– Ну, с самого начала (если не считать первые нацарапанные изображения в пещерах) граффити – это когда я пишу свое имя, повторяя, усложняя, рисуя чаще и больше используя городское пространство и его объекты (особенно поезда). Причем нелегально. Стрит-арт тоже нелегальное использование городского пространства, но здесь автор закладывает какой-то смысл в работу, а не просто имя художника. Это может быть шрифтовая композиция, иллюстрации или абстрактное изображение. Главное, что здесь есть замысел, художник хочет что-то сказать зрителю. Но опять же, об этом можно много говорить, и много уже сказано. Я рекомендую лекции Дмитрия Aske, который очень доходчиво рассказывает и об истории стилей, и о художниках.

– Ты сейчас больше занимаешься коммерческими рисунками?

– Да, верно.

– Почему?

– Разве не здорово зарабатывать своим умением?

 

«В некоторых случаях я бы предпочел отсутствие стрит-арта»

– Кстати, почему ты взял псевдоним Джокер?

– Джокер – это еще со школы. Выдумывали друг другу имена, просто нравилось, наверное, сочетание букв. Позднее было сокращение – Джок, сейчас я просто подписываю Витяверит.

– Можешь назвать пару тверских художников (граффити), которые тебе нравятся, и их работы и где их можно найти?

– Из тверских художников, работающих именно с улицей, конечно же, команда ACM, еще нравится «БР».

– Сейчас в городе очень много рисунков Майка Хайпера, который недавно приехал в Тверь. Как относишься к его творчеству?

– Когда я впервые увидел на столбе или трансформаторе буквы, почитал, подумал: хорошо, интересно. Еще на Трехе (улице Трехсвятской. Прим. ред.) видел, тоже интересно, особенно то, что нарисовано кистью. У нас шикарный магазин в центре с краской, а человек кистью рисует – странно... Потом я читал в его интервью, что он как-то некрасиво отзывается о тверских людях и что в Твери плохо и так далее, тротуаров нет, хотя сам приехал только и весь центр уже перепачкал. В общем, что сказать, каждому свое, и каждый, считающий себя художником, найдет себе зрителя.

– Граффити – это вандализм или искусство? Есть ли какая-то грань? Где она?

– А про вандализм или искусство тоже я не отвечу. Если тег выполнен со вкусом, стильно, в подходящем месте – мне нравится. Главное, чтобы художник понимал, что он несет ответственность за все, что он вкладывает в умы через свои творения. В некоторых случаях я бы предпочел отсутствие стрит-арта.

 

«У Твери понятный центр»

Майк Хайпер, он же Михаил Дремин, приехал в Тверь четыре месяца назад, здесь сейчас живут его родители. Весь центр заполнен его рисунками. Это небольшие символы, текстовые загадки, которые он сам именует «ереписью», и полноценные картины. Характерная черта Майка – глаз, эта деталь есть почти в каждом рисунке.

– Ты в Твери несколько месяцев, какие впечатления от города?

– Я люблю Тверь, мне она нравится. Здесь удобный и понятный центр. Во многих городах он размазан. Для меня в Твери приятен климат, я до этого достаточно долго жил на Урале, там тяжело из-за холода, жил в Сочи, там, наоборот, слишком жарко. И главное, здесь много поверхностей для рисования. И я не понимаю, почему в Твери так мало рисунков, хотя здесь очень много творческих людей. Еще в Твери много красивых девочек.

Видно, что администрация здесь положила болт на многие вещи. Но когда-нибудь глобальное благоустройство докатится и до Твери. Я вообще выступаю за введение дизайн-кода во всех городах. Нужно убирать с центральных улиц разноцветную рекламу, вывески, кондиционеры. А потом уже, может быть, дойдет и до тротуаров и фасадов. В Твери всего три основные туристические зоны: Треха, набережная и парк Победы. Нужно привести в порядок хотя бы это, и все будут пищать от радости.

Но, честно, жить в Твери и ездить каждый день на работу в маршрутке я бы не хотел. Сейчас я много гуляю по городу и рисую.

– Ты работаешь удаленно?

– Я дизайнер-фрилансер. Участвую в разработке довольно крупных брендов.

– За несколько месяцев в Твери ты успел, можно сказать, войти в историю, твои рисунки повсюду. Как ты выбираешь, где и что рисовать?

– Я всегда ношу с собой маркер. Это как телефон с собой взять. Увидел место, нарисовал что-то.

– Ты делаешь эскизы?

– По-разному. Есть три направления. Вандализм – просто х…шь что-нибудь маркером. Есть эскизы с собой, я хожу с портативным проектором. Увидел место – нарисовал. Есть продуманные работы, когда фотографируешь место, потом на компе накладываешь эскиз и только потом идешь и рисуешь. Есть фристайл, у меня он в основном текстовый.

 

Откуда взялась «ерепись»

– Замысловатые фразы, которые ты рисуешь по городу, их стиль – это твоя идея?

– Это ко мне пришло недавно, когда приехал в Тверь. Я называю это ереписью. В России в уличной индустрии знаменитых, скажем так, шрифтописцев не очень и много. Самый известный – Покрас Лампас. Но у него и каллиграфия, и паттерны шрифтовые. Они не читаемые. Есть еще чувачки, например в Екатеринбурге Рома Бантик, но у него шрифты тоже не читаемы. Я дизайнер, поэтому довольно близок к шрифтам, и мне захотелось попробовать. Тоже паттерны, но чтобы они были читаемы и в них можно было вкладывать какой-то смысл. Сначала писал на листочках и расклеивал по городу. Писал много, чтобы выявить шрифт, нашел его, со временем он немного видоизменяется. Фразы придумываю сразу на месте. Иногда это доводит до исступления: ты стоишь на месте, а голова пустая.

– Мнение у людей о твоих рисунках разное: кто-то пишет, что это вандализм, кто-то восхищается. Кто-то восхищается, но уточняет, что рисункам нет места в исторической части города. Как ты к этому относишься?

– Я мальчик не маленький. В жизни прожил много разных жизней. Хейтеры будут всегда. Без этого никак, когда попадаешь в информационное поле, особенно когда твое искусство находится на грани. Мне смешно, когда ко мне пацаны подходят: «Тебя там байкеры искали». Ну и что? У меня немного подписчиков, но если побыть мной и походить по городу, то это интересно. Девчульки узнают, фоткаются. Это мотивирует, но иногда мешает. Особенно когда идешь в магазин или еще куда-то. Хейтеры, кстати, лично никогда не высказывают свое мнение.

– Было такое, чтобы к тебе подходили люди с претензиями? Или даже полиция?

– В полицию меня недавно забирали. Я рисовал на знаке около цирка. Парень вышел из-за угла, начал снимать. Мы поговорили, разошлись мирно. А через 30–40 минут мы случайно встретили его второй раз, снова поговорили. Потом мы с пацанами разошлись, я вызвал такси, а вместо него приехал «бобик». С меня взяли объяснительную, отпечатки, сделали фото и отпустили домой. Большинство художников рисуют на дорожных знаках. Иногда это даже привлекает внимание. Кто-то писал, что это помешает водителю прочитать знак, но что это за водитель, который не узнает знака? А недавно, когда мы ночью с другом рисовали, у нас произошла стычка сразу с двумя компаниями, нас чуть не избили, в итоге заставили закрасить только что нарисованный рисунок.

– Много твоих работ по городу закрасили?

– Бывает. Самое досадное для меня то, что закрасили чувачка во фраке.

Место было долго загажено, на него никто не обращал внимания, я пришел, шпателем все почистил, сделал рисунок, а его закрасили… Зачем? Мои работы часто привлекают внимание к чему-то. Например, в Екатеринбурге я сделал рисунок на фасаде дома, который был изгажен, через два дня его отремонтировали.

– Может, ты на речном вокзале что-то нарисуешь, вдруг восстановят?

– Да, там офигительное место. Очень атмосферное… И стоит бедный речной вокзал, на который положили огромный болт.

– Почему ты рисуешь только в центре?

 – Я здесь живу, в других районах есть небольшие рисунки, но их мало. Там это никому практически не надо. Да, и мы бы не встретились с вами, если бы я рисовал везде: не было бы такой плотности. И неудобно передвигаться, краски нужно нести, а на такси не поедешь обратно, перепачканный краской. Возможно, в каком-то другом районе скоро появятся рисунки. Я сейчас планирую покупать квартиру в Твери.

 

«Изредка вандализм переходит в искусство»

– Есть люди, которые делают стрит-арт, а есть те, кто рисует граффити, – говорит Майк. – Издалека они в одной массе. Теги, бомбы и т.д. – это вандализм, который построен на захвате территории. Часто ты идешь мимо здания с красивым фасадом, а на нем в середине кто-то «насрал» баллончиком.

– Где грань между вандализмом и искусством?

– Она точно существует для человека, который какое-то время находится в индустрии. Ты видишь, сколько времени и сил человек потратил на рисунок. Иногда вандализм переходит в искусство, но это редко происходит. Чаще человек просто где-то напоганил.

– Но ты сам говорил, что твои небольшие рисунки – это вандализм?

– Да, я поганю. Я вообще этого не отрицаю. Мой вандализм лайтовенький, я понимаю, что это можно быстро и дешево убрать, чувствую, где можно это делать, а где нет. Я стараюсь выдерживать равновесие. Когда я задумывал Майка Хайпера…

– А ты его прям задумывал?

– Да, я вообще живу образами, переходя от одного к другому. Я дизайнер, это моя профдеформация. Когда задумывал Майка, сразу решил, что у меня будет кусок от граффити, кусок от стрит-арта, кусок от дизайна.

– Почему так много глаз в твоих рисунках?

– Я же дизайнер. Глаз – это один из самых часто используемых образов в визуальной культуре. Мы смотрим глазами. У Хайпера отдельная философия с глазом. Она состоит из трех частей. Первая – масонство, глобальное тайное управление. Вторая – я наблюдаю за всеми, за городом, за людьми и т.д. Ты идешь по городу, а где-то сидит маленький глаз Хайпера и наблюдает за тобой. И третья – за нами постоянно кто-то наблюдает: камеры, телефоны, люди. Иногда ты сидишь дома в одиночестве, а в углу сидит паучок с восемью глазами и следит за тобой. Мы редко остаемся без прямого наблюдения.

– Ты видел работы тверских художников? Что тебе нравится? Может, назовешь кого-то конкретного?

– (Тяжелый вздох.) В Твери уличных художников нет, я их не вижу. Я сейчас привлекаю к этому ребят, мотивирую их, обучаю. Они сделали уже первые шаги, но стоило мне уехать и отвлечься от них, как они перестали этим заниматься. Есть в Твери граффитчики, но они рисуют никнеймы. Есть хорошие работы, но их мало.

– Кстати, признаюсь, я думала, что тебе лет 17. Когда узнала, что тебе 30, даже офигела.

– Это классно, позволяет свободно общаться с молодежью, подростками лет 14–17. Я иногда даже занимаюсь нравоучениями. Я не пью, не курю, не ем мясо, можно сказать, веду здоровый образ жизни. Иногда и их подкручиваю, чтобы они меньше пили и курили, больше думали, развивались. В Твери очень не хватает творческого кластера, куда могли бы приходить люди, общаться, что-то делать, продавать свои работы. Там бы собиралась молодежь, сейчас все их развлечение – ходить кругами по Трехе.

– Ты говоришь, что живешь образами. Интересно, когда умрет Майк Хайпер?

– Когда-нибудь. У любого проекта есть свое рождение и своя смерть. У меня татуха на лице «Майк Хайпер»! Но я к этому спокойно отношусь, татуировку убрать и набить новую недолго. Майк Хайпер – это тверской персонаж. Здесь вообще любят Михаилов: Михаил Тверской, Михаил Круг… Это еще одна вещь, которая меня зацепила.

Екатерина Смирнова


Газета «Караван Ярмарка» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.



Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская

 

Сайт объявления Караван Ярмарка

Вакансии издательства - Тел. 33-91-32