Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

«Нужно работать со страхами пациентов». Фредерика де Грааф рассказала о важности хосписов

11 октября в ГБУЗ «Центр специализированных видов медицинской помощи им. В.П. Аваева» состоялась VIII межрегиональная конференция «Розовая лента». Ведущие специалисты в течение дня конференции обсуждали проблемы диагностики и лечения онкологических заболеваний. Одним из участников конференции была Фредерика де Грааф. В своем выступлении она рассказывала о духовной и психологической поддержке онкологических больных. После выступления она подробнее рассказала о важности хосписов и паллиативной помощи людям, которые столкнулись со страшным заболеванием.

– Отсутствие хосписов – это проблема не только Тверского региона, но и многих других регионов России. Это большая проблема. Расскажите, пожалуйста, о том, почему такие учреждения важны.

– Я много лет работаю в хосписах. Хосписный стационар – это место, где люди, которые стоят перед лицом тяжелой болезни, кризисом, смертью. Но это касается не только физических недугов, это духовные и душевные страхи. Они напрямую влияют на физическое состояние человека. Обычно, когда человек находится в стационаре, медсестры и врачи приходят к нему, чтобы сделать укол, обезболить. Большую часть дня человек проводит со своими родственниками или один на один с собой. И ночью нет обслуживания. Я думаю, что крайне важно его обеспечить. Ночью всегда к человеку приходят страхи. А в хосписе обслуживание пациента идет 24 часа. Человек по кнопке вызывает врача, и тот может обезболить, если нужно, посидеть, поговорить. Кроме того, хосписы нужны, чтобы в случае возникновения таких симптомов, как рвота или непроходимость, человеку помогали. Плюс люди, которые ухаживают за своими родственниками, выматываются, ведь это может длиться месяцами и годами. Многие приезжают к нам на две или три недели, чтобы справиться с этим, а затем снова ухаживать за больным.

– Значит, большое внимание нужно уделять и родственникам больных онкологией людей?

– Это очень важно, большое спасибо за такой вопрос. В хосписах можно дольше наблюдать за родственниками больных и увидеть, где есть проблемы и страхи. Можно с ними поговорить, чтобы узнать, что творится у них на душе. Нужно, чтобы было доверие к тому, с кем они могут о своих страхах поговорить. Больные и их родственники – это одно целое. Как мама с ребенком: когда ребенок болеет, его мама нервничает, и нервозность передается ребенку. То же самое здесь. Я, как психотерапевт, часто лечу родственников. У них бывают бессонница, усталость. И я им помогаю, потому что, если им лучше, их больному родственнику тоже будет лучше.

– У вас есть книга о том, как пережить смерть близкого человека под названием «Разлуки не будет». Потеря близкого человека, всегда дается тяжело. А если ты видишь, как близкого человека побеждает болезнь, это еще тяжелее.

– Мне говорят, это книга про жизнь. Про то, как жить и как научиться жить бесстрашно. Многие люди говорят, что она помогает, многие за нее благодарят. Что касается людей, которые в больницах ухаживают за своими больными родственниками, про них обычно говорят, что «они мешают». А я считаю, что их нахождение в больнице крайне важно, потому что у людей есть страх разлуки, страх быть одному после стольких лет с человеком, страх «как я буду без нее/него». Нужно не дать человеку замыкаться в своем горе. Но самый главный страх – это страх смерти. Мы живем так, как будто смерти нет. Но она есть, и это не конец. Смерть – это переход в жизнь с большой буквы. Мы теряем своих близких и думаем, что никогда их больше не увидим. Мы снова встретимся. И это важно. И это нужно донести до сознания людей. Хосписы нужны в том числе и для этого. Чтобы делиться с людьми своим опытом. Не настаивать, не проповедовать, а просто рассказывать о своем опыте.

– Существует проблема отсутствия обезболивающих. И многие люди боятся не самого диагноза, а того, что будет больно.

– Я сейчас вижу хосписы, в которых не хватает морфия. Люди кричат от боли. В нашем веке – да нет обезболивающих! Это недостойно! Так же как и то, что нет в Тверской области хосписа. В Москве их восемь, и то их не хватает. Если их не дают сверху, то люди сами должны начать говорить, что хотят хосписы, что они имеют на это право. Это же не для кого-то другого, а для них самих, потому что сейчас почти в каждой семье есть онкологический больной.

Также я часто слышу от своих пациентов о том, что они боятся врачей. Они говорят, что ходят очень долго на осмотры и приемы и у них ничего не находят. А потом раз – и онкология четвертой стадии. Врач спрашивает: «А почему до этого не ходили к нам?». А люди-то ходили. И человеческое отношение к пациентам у многих на нуле. Современные методы диагностики, ранний скрининг – это, конечно, хорошо, но нужно работать со страхами пациентов. Врач должен понять, что он тоже человек. Он тоже может болеть, умирать и испытывать страх.

– Расскажите, пожалуйста, о паллиативной помощи. Что это такое и насколько она важна в сегодняшней медицинской практике?

– Паллиативная помощь – это широкое понятие. Она оказывается тогда, когда человек уже прошел активную стадию лечения. Когда у него нет химиотерапии или когда он восстанавливается после инсульта. В первую очередь это работа с онкобольными. Но так как в обычных больницах не хватает мест для людей, которые пережили инсульт или которые страдают болезнью Альцгеймера, они лежат в центрах паллиативной помощи. Но это не совсем правильно, так как к разным заболеваниям нужен разный подход. Для онкобольных паллиативная помощь оказывается на четвертой стадии, когда уже все лечение прошло и прошло безрезультатно. Эти люди уже стоят перед смертью, перед переходом в вечность. Это крайне важно, потому что эти люди испытывают страхи, которые влияют на физическое и духовное состояние. Таким людям нужно помогать, потому что человек должен уйти достойно, чтобы человек смог последнее время своей жизни прожить достойно. Для этой цели существует паллиатив. Но это в идеале, потому что на деле все немного по-другому, не хватает финансирования. А в Тверской области даже нет хосписа. Это позорно. Нужно изо всех сил стараться, чтобы он тут был.

– Паллиативную помощь должны оказывать именно психологи или это может делать другой медицинский персонал?

– Прежде всего, нужно быть человеком. Если один человек находится рядом с другим и поддерживает его, не боится – его покой и отсутствие страха может помочь. Главное – помочь человеку нести свою судьбу и не бояться помочь ему осознать сам факт существования смерти. Дать ему понять, что это не конец.

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика