Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Работа волшебника. Театру кукол в Твери – 75 лет

Тверской театр кукол был основан в июле 1944 года, в этом году он празднует серьезный юбилей. Журналист газеты «Караван Ярмарка» встретился с работающими в театре заслуженными артистками Российской Федерации Надеждой Анатольевной Ицкович и Ириной Леонидовной Зубаревой.

Оживление неживого

Сейчас в театре небольшая труппа, всего 16 артистов. Каждый человек на вес золота. Поэтому, как говорят актеры, здесь здоровья друг другу желают искренне, если кто-то заболел, уже нужно серьезно перекраивать репертуар. Прогулявшись по театру, я поняла, что ему уже давно нужен ремонт, хотя и заметно, что за зданием старательно ухаживают. В холле театра в огромных клетках поют птицы, в аквариумах плавают рыбки. К юбилею театр обновил свой музей, здесь в новых витринах с красивой подсветкой выставлены куклы из спектаклей, которые уже ушли в историю. Есть даже герои самых первых спектаклей. Рядом расположены стенды с фотографиями актеров и работников театра, вижу я там и своих будущих собеседниц. Встречаемся мы в кабинете, который нам предоставила художественный руководитель театра Наталия Марковна Мажуга.

– Почему вы выбрали именно кукольный театр?

Надежда Анатольевна (далее – Н.А.): У меня нет образования кукольника. Я окончила Калининское областное культурно-просветительное училище. На сдаче дипломного спектакля присутствовал главный режиссер Театра кукол Александр Миронович Ильвовский. Ему понравилась энергичная девочка, и он пригласил меня в театр. С 1975 года я здесь работаю. Получается, что кукольный театр нашел меня сам.

Ирина Леонидовна (далее – И.Л.): У меня более банальная история. Я родилась в Твери, когда еще училась в школе, к нам пришел актер из Театра кукол, пригласил заниматься в кукольном кружке. Многие записались, в том числе и я. Сначала занимались в школе, потом в ДК «Химволокно», ДК «Железнодорожник» и во Дворце пионеров. Потом я поступила на кукольное отделение в Горьковском театральном училище (сейчас Нижегородское. – Прим. авт.). И с 1978 года я здесь. Сначала была актрисой, сейчас режиссер-постановщик.

– В чем разница между артистами обычного театра и кукольного? Какие есть тонкости? Это сложнее?

Н.А.: Это сложнее, на мой взгляд. В драматическом театре актер показывает эмоции через свое тело, голос, мимику. А кукольник должен оживить в руке неживой предмет. Твой голос должен попасть в куклу или маску, чтобы зритель верил, что этот персонаж может говорить только таким голосом и никаким другим, а при этом есть еще эмоции, кукловождение, задачи режиссера…

– Можно сказать, что это своеобразное волшебство, оживление неживого…

И.Л.: Да. Просто я работаю волшебником. (Смеется.) Сейчас большая проблема с актерами-кукольниками. По сути, их выпускают, но молодежь не хочет идти в театр кукол. Слишком много соблазнов появилось в Москве и Питере, все хотят заниматься анимацией и получать большие деньги. Нам зачастую приходится брать актеров не со специальным образованием и обучать здесь. Но это сложный и длительный процесс, и он не всем дается. Кому-то дано, кому-то нет. Важен, конечно, еще и опыт.

Н.А.: Опыт опытом. Но начинается новый спектакль. Вроде куклы все одинаковые, в основном тростевые. Но к каждой нужно приспособиться, у каждой есть что-то свое. Куклу наши цеха изготавливают под руку определенного актера, но все равно нужно привыкнуть и научиться ею владеть.

 

Зритель везде разный

– У актеров есть несколько способов вжиться в роль. Интересно, в кукольном театре они тоже есть?

Н.А.: Получаешь пьесу, и точно так же, пусть это и ежик, ты смотришь, почему он в той или иной ситуации так поступает, что его заставляет это делать. Еще отталкиваешься от куклы. Даже голос подстраиваешь под особенности, например есть какие-то изменения в ротике куклы, и ты ищешь, как они должны сказаться на речи.

И.Л.: Кукольник – очень зависимый человек. Он зависит от режиссера, куклы, выбранного материала. Большая зависимость от художника, как он увидел эту куклу, как она сделана. Плюс в современном театре кукол уже давно используются и живой план, и маски, то есть актер театра кукол еще должен быть немного актером театра драмы. Актер театра кукол сможет работать в театре драмы, а драматический актер в театре кукол вряд ли, нужно учиться.

– Сколько нужно времени, чтобы научиться работать с куклой?

И.Л.: Это индивидуально. У кого-то есть дар, а кто-то должен долго идти к этому.

Н.А.: Бывает, что одну роль играют два человека. Одному веришь – смотришь и понимаешь, что с ним эта кукла живая, а с другим все не так.

– А в чем особенности работы режиссера-постановщика кукольного театра?

И.Л.: Это интересная и сложная работа. Приходится взаимодействовать не только с актерами. Это большой творческий процесс. Сначала выбираешь пьесу, потом обсуждаешь ее с художником, композитором, затем в цехах изготавливаются куклы. Это занимает иногда полгода, иногда год, потом только начинаются репетиции. Актеры выбираются по типажу, зачастую сразу понятно, кто может сыграть роль. Но каждый из них – индивидуальность, и они вносят изменения в твои планы.

– Ваша основная аудитория – это дети, а они не будут сидеть на скучном спектакле из вежливости. Как найти к ним подход?

И.Л.: Есть интуиция. Когда ты столько лет проработал в театре, ты уже можешь представить, как дети будут реагировать на что-то.

Н.А.: Дети непосредственные. Кукла пошевелилась, а им нужно обсудить, как это произошло. Для них это чудо. Они и эмоциями делятся, обсуждают, гад этот герой или нет.

И.Л.: Иногда в полный голос могут что-то крикнуть. Да так, что актеры теряются.

– Ваш зритель со временем меняется?

И.Л.: Конечно, дети совершенно другие. И не обязательно, что они меняются только с годами. Сыграть спектакль в театре, на выезде в городе или в районе, сыграть спектакль в детском доме или в обычной школе – везде зритель разный. Мы даже по номеру школы понимаем, какой зритель нас ждет.

Н.А.: Где-то детей готовят к театру, где-то нет. Еще в городе много соблазнов, чего только дети не видели. Когда удается зацепить зал, это дорогого стоит. А в области зрители не такие избалованные, они более открыты. Раньше зритель был трогательнее, не стеснялся плакать. Помню наш легендарный спектакль «Гуттаперчевый мальчик», зал плакал. Сейчас, если бы был такой спектакль, заплакал бы зритель? Всегда об этом думаю.

И.Л.: Мы любили ездить в сельские клубы раньше. Жители там были открытые и нестеснительные.

Н.А.: Приезжаешь в клуб, где горит одна лампочка, а к тебе женщины прибегают, просят спектакль перенести, потому что у них вечерняя дойка. Зато с какой радостью они смотрели спектакли, обсуждали их, благодарили нас картошкой и огурцами.

 

Что такое «болезнь кукольника»?

– Интересно, а кукольный театр – это детский театр? Или взрослому тоже может быть интересно?

Н.А.: У нас есть спектакль «Машенька и медведь». Я очень люблю выходить после него на поклон. Хотя вообще это терпеть не могу.

– Почему?

Н.А.: Это «болезнь кукольника». Мы привыкли прятаться за куклой или маской. А после этого, казалось бы, древнего спектакля выходишь, смотришь на лица взрослых и понимаешь, что они вернулись в детство.

– И это тоже волшебство. Если говорить про кукол, есть какая-то, с которой лично вам сложнее работать?

Н.А.: Со всеми сложно. Но сейчас будет спектакль с марионетками. Это очень страшно. С марионеткой нужно работать постоянно, иначе это очень тяжело.

И.Л.: Сложно сказать, мы столько лет проработали. Каждая кукла – новый инструмент, поэтому нельзя сказать, сложнее мне будет или легче. Если говорить о марионетках, это совсем другая специфика. Хотя есть штоковые марионетки, ими проще управлять, нежели классическими, где нити бывают по семь метров в длину.

Н.А.: Насчет сложнее или легче. Попробуйте продержать хотя бы час на руке обычную тростевую куклу, а она же еще и шевелиться должна, это тяжелый физический труд.

– У вас есть любимая роль или кукла?

Н.А.: Не могу сказать.

И.Л.: Как актер может это сказать. Любимых – их много, про одну сложно сказать. Например, люблю Мачеху в «Морозко».

Н.А.: И я люблю «Морозко», хотя я там вводная. Как увидела спектакль, сразу в него влюбилась. Но я не могу сказать, что это любимая роль. С удовольствием играю в «Аленьком цветочке». В «Оловянном солдатике» любила играть, хотя роль у меня там маленькая, балеринка, у которой три слова, да и работала куклой не я сама.

И.Л.: В театре кукол не обязательно играть главную роль, многим интереснее играть характерную роль. Иногда ты вообще не сам работаешь с куклой, только озвучиваешь ее. А иногда, когда куклой управляют несколько человек, играешь левую руку персонажа или ножку лягушки. Только в кукольном театре актер может сказать, что играл хвост лисы и ему это нравилось.

– Раньше юбилей Театра кукол был целым событием для города, сейчас такого нет. Почему так происходит?

И.Л.: А что у нас раньше еще в городе было, помимо театров? А теперь слишком много всего вокруг.

Н.А.: Это в целом отношение к культуре. Например, Александр Белоусов, будучи мэром Твери, приходил на каждый наш юбилей лично. Поздравлял и вручал кому-то из работников театра ключи от квартиры. Он понимал, что с нашей зарплатой на квартиру не заработать.

И.Л.: Честно, мы завидуем театрам в других городах. Заходишь в здание, и сразу видно отношение города к театру. А если пообщаться с актерами этих театров, то становится грустно. Хотя, на самом деле, у нас тоже много хорошего. Мне интересно работать именно в кукольном театре.

 

Важно, что у театра появилась возможность для поездок

Дальше мне уже о планах театра рассказывает худрук Наталия Мажуга. Она работает здесь с 1998 года и тоже сыграла немало ролей.

– Готовим сейчас новогоднюю интермедию и новогодний спектакль «Как придумать сказку» по сказкам Сергея Козлова, его как раз ставит Ирина Леонидовна, а главная роль у Надежды Анатольевны. Далее «Дары волхвов» по О. Генри с марионетками. В принципе, у нас довольно долгосрочные планы на спектакли. Стараемся делать постановки на разный возраст. В 2021 году даже, возможно, будет взрослый спектакль, раньше в театре была уже такая практика. И сейчас многие зрители просят спектакли для взрослых. Мы ставим четыре спектакля в год. Один ставит Ирина Леонидовна, а остальные – приезжающие режиссеры. После Нового года к нам приедет питерский режиссер Алексей Смирнов, обладатель премии «Золотая маска», у него в планах – спектакль «Хаврошечка». Меня радует, что у театра появилась возможность ездить на гастроли и фестивали. Федеральный бюджет начал выделять на это субсидии. Для театра такие выезды очень важны, на них перенимается опыт, артисты получают возможность показать себя, посмотреть, что происходит и как развиваются другие театры. Ведь театр, который никуда не ездит, это мертвый театр. В ноябре со спектаклем «Журавлиные перья» мы поедем на Международный большой детский фестиваль, который проходит в Москве на площадке Губернского театра под руководством Сергея Безрукова. Из 200 театров для участия выбрали только около 15, и мы в их числе. Для нас это знаковое событие, и это не может не радовать.

После разговора Наталия Марковна немного погружает меня в волшебство театра. Мы проходим за кулисы и наблюдаем спектакль, стоя рядом со сценой. Куклы висят на гребенках прямо за кулисами, и на моих глазах актеры снимают кукол, готовят к выходу на сцену, и вот куклы оживают. Потрясающее зрелище. Кстати, шел как раз спектакль «Журавлиные перья».

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика