Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Синдром «контролируемого сжатия» почему развитие Тверской области никого не волнует?

В период, когда вся российская политика сосредоточилась в Москве, а регионы могут напомнить о себе лишь стихийными бедствиями и техногенными катастрофами, хочется поговорить о реальной политической силе российских регионов и о том, почему федеральная власть всячески пытается эту силу уничтожить.

Фото: Валерий Кустов

 

Сильные губернаторы как родовая травма

Недоверие к регионам – родовая травма правления президента Владимира Путина. В 1990-е годы, когда Ельцин предложил территориям России «брать столько суверенитета, сколько унесете», наступило время сильных губернаторов. Каждый из них должен был решать на местах основные вопросы выживания населения. Центр в их дела вмешивался минимально. О том, что для такой огромной страны, как Россия, было бы логично объединение по принципу конфедерации, тогда говорили практически все представители нарождающейся отечественной политологии.

К моменту выборов в Госдуму 99-го года на фоне очень слабой федеральной власти с рейтингом доверия 5% начала складываться мощная партия губернаторов во главе с Юрием Лужковым и Евгением Примаковым. Помните такое «Отечество»? Не вступил туда, пожалуй, лишь тверской губернатор Владимир Платов – убежденный ельцинист, которому Примаков с Лужковым были чужды идеологически. Платов, напротив, стал одним из первых членов нарождающейся партии «Единство», трансформировавшейся затем в «Единую Россию». Сложную работу по переманиванию губернаторов из «Отечества» в «Единство» проводил тогда покойный Березовский. Он метался по стране и вел переговоры, в частности, несколько раз приезжал к Платову.

Как только Владимир Путин стал президентом, он начал последовательно сворачивал губернаторскую вольницу. Кульминацией стала отмена губернаторских выборов после нападения террористов на школу в Беслане. Чем были связаны выборы российских губернаторов и это событие, внятно так и не объяснили.

Вернули губернаторские выборы после акций протестов 2011–2012 годов. Вроде как в рамках демократизации политической системы. Но учитывая жесткий муниципальный фильтр, который должны проходить кандидаты, сейчас это не выборы, а, скорее, утверждение предложенного президентом кандидата, который может быть совсем неизвестен на территории, как, например, был неизвестен жителям Тверской области Игорь Руденя.

Сегодня губернаторы не представляют собой никакой политической силы. Они не способны взять на себя ответственность за решение проблем в регионе: мы видим, как беспомощна власть в Сибири, где одновременно горят, взрываются и тонут целые муниципалитеты, а губернаторы до последнего врут, что у них все в порядке, – только бы из центра по башке не настучали.

 

Сельские поселения будут упразднены

Главы районов Тверской области еще 10–15 лет назад тоже были могучие. Нередко вороватые, но способные выйти к народу и объясниться с ним в самых тяжелых обстоятельствах. Я знала каждого главу муниципалитета по имени-отчеству, а теперь не знаю. Глав районов назначает комиссия, которая наполовину состоит из представителей областной власти. В воле местных депутатов лишь проголосовать за предложенную кандидатуру или не проголосовать.

Мало того, уничтожается последний оплот известной народу власти на местах: главы сельских поселений в ближайшее время станут чисто номинальными представителями власти на местах, опять же никем не выбранными, ибо города и районы Тверской области сейчас превращаются в единые муниципальные округа. Таким образом окончательно профанируется основная идея 131-го Федерального закона о местном самоуправлении.

 Жители таких муниципальных округов оказываются существенно ущемленными в правах, начиная с того, что теперь за любой справкой надо ехать в город, и заканчивая тем, что они теряют льготы, положенные тем, кто проживает в сельской местности – от льготного тарифа на электроэнергию до льгот по автострахованию.

Непонятно, зачем это делается, причем с упорством, достойным лучшего применения, с риском создания социальных конфликтов на пустом месте. В этом году от преобразования в городской округ отбились Торжок и Торжокский район, в районе проходят выборы районных депутатов по прежней схеме. Но в Весьегонском районе удалось сломить сопротивление Егонского сельского поселения и все же создать городской округ. То же произошло и с Андреапольским районом.

 

Бежать из заросших борщевиком пустошей

Многое объяснила просочившаяся из Администрации Президента РФ информация о том, что региональным администрациям субъектов РФ разослали рекомендации по «управляемому сжатию». Управляемое сжатие — альтернативная стратегия работы с сельскими территориями и небольшими городами, стремительно теряющими население. Якобы в условиях, когда многие российские деревни и города пустеют, это сжатие позволит сделать жизнь тех, кто остается, более комфортной.

Экспертный совет по малым территориям (есть в России и такой) как раз на прошлой неделе провел дискуссию по этому самому управляемому сжатию.

Росстат докладывает, что только с января 2017 года по январь 2018 года в стране сократилось количество сельских поселений (с 18,1 тыс. до 17,7 тыс.), городских поселений (с 1589 до 1538) и городских округов (с 588 до 567). Всего в течение последних почти 20 лет (с 2000 года) в России исчезло примерно 35 тысяч сел, около 75% малых городов постепенно теряют население. Для Тверской области эти процессы актуальны с 1970-х годов, и сейчас они вышли на новый виток ускорения. На днях один друг, изучающий историю деревни в Торжокском районе, откуда пошел его род, рассказал мне, что с удивлением обнаружил, что в этой деревне, где в данный момент всего два жилых дома, прописаны 38 человек. Кто эти люди, живы ли они, или это уже не русское население, а гастарбайтеры из Средней Азии? Судя по всему, статистика привирает, и убыль населения идет еще более быстрыми темпами, чем нам сообщается.

Дома, строящиеся на окраинах Твери, например где-нибудь за «Глобусом», могут вместить в себя все население Молоковского или Сонковского района. И вместят, будьте уверены. Если в ближнем Подмосковье такие «человейники» строятся для того, чтобы переезжающие со всей страны люди могли уцепиться за Москву, то адресат «человейников» в Твери – ищущие более комфортной жизни, бегущие из зарастающих борщевиком пустошей жители Тверской области. Сначала они должны перебраться в райцентр, затем – в Тверь.

Изначально одноуровневые муниципальные округа были придуманы для малообжитых пространств Сибири и Крайнего Севера, Арктики или для городских агломераций Подмосковья. Там, где у поселений есть потенциал развития, планировалось предпринимать максимальные усилия, чтобы сохранять двухуровневую систему муниципального управления. Видимо, руководство Тверской области решило, что потенциала развития ни у одного сельского поселения в регионе нет.

 

Ненужные выборы

В следующем году планируется, что все города и районы Тверской области станут такими вот городскими округами. Видимо, поэтому правительство Тверской области пустило на самотек муниципальные выборы во всех принципиально важных районах. Все равно через год перевыбирать.

8 сентября выборы местных депутатов предстоят в Торжокском, Зубцовском, Бельском, Бологовском, Жарковском, Калязинском, Краснохолмском, Кувшиновском, Лесном, Лихославльском, Максатихинском, Рамешковском, Старицком, Торопецком, Фировском, Бологовском, Калининском, Конаковском районах. На все эти выборы региональная власть махнула рукой, потому что  планируется, что эти районы в ближайшее время прекратят свое существование, станут городскими округами.

Но пока этого не случилось, на места потихоньку возвращается политика. Практически везде получилось так, что друг против друга пошли разные группы местных элит, формально состоящие в партии «Единая Россия». Наиболее показательно это во Ржеве, где 8 сентября 2019 года предстоят выборы в Ржевскую городскую думу.  Там «Единая Россия» в лице главы Ржева Вадима Родивилова и председателя собрания депутатов Ржевского района Александра Канаева (а также стоящего за ним главы Ржевского района Валерия Румянцева) вошла в жесткое противостояние с «Единой Россией» в лице руководства завода «Электромеханика» Виктора Константинова и его сына. Это противостояние находит свое отражение на некоторых областных сайтах: то одна «Единая Россия» другую примочит, то наоборот. В команде Константиновых на нынешние ржевские выборы идут представители ЛДПР и КПРФ, в противоположной команде тоже присутствуют представители разных партий.

Примерно то же происходит еще в одной «горячей точке» региона – Кимрах. Бывший глава города Максим Литвинов, опытный стратег и интриган, всю жизнь возглавлял местную «Единую Россию», а теперь воюет с нею, формирует свою команду из самых разных партий.

Забавно разворачиваются события на довыборах депутата Законодательного собрания Тверской области по Кашинскому избирательному округу. Там вся мощь государственной поддержки обещана кандидату от «Единой России» Алексею Рыкину, директору Калязинского машиностроительного завода – филиала ОАО «Российская самолетостроительная корпорация «МиГ». На прошлой неделе, однако, к выборам в Кашинском округе не допустили профессиональную семью кандидатов-спойлеров: в ЗС Тверской области пробовали выдвинуться Тимур Богданов, брат скандально известного политтехнолога Андрея Богданова, участвовавшего в выборах Президента РФ, и его жена Елена Богданова. Кандидат от КПРФ Сергей Иванов достаточно юн и неопытен, однако люди могут просто назло, по контрасту с прежним депутатом от этого округа миллиардером Сергеем Веремеенко, проголосовать именно за него.

Мы продолжаем следить, как развиваются события. Оставайтесь с нами.

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика