Караван Ярмарка
Свободная газета для мыслящих людей

Арсен Агамалян: война в Нагорном Карабахе прошла через судьбу семьи

Арсен Агамалян уже давно стал своего рода культурным брендом Твери. Со своей женой Оксаной Васильевой они завоевали титул чемпионов мира по бальным танцам и поставили пронзительной красоты хореографический спектакль «Адам и Ева». Но в Твери Арсен оказался из-за трагических событий, в советские времена его семья жила в Карабахе.

Армянская диаспора разбросана по всему миру из-за этого длящегося не одно столетие конфликта. В начале XX века из-за геноцида армянского народа многие уехали в США, Францию, Латинскую Америку, и мировая культура обогатилась такими именами, как американский писатель Вильям Сароян, французский певец Шарль Азнавур и так далее. Предыдущая война за Карабах спровоцировала около 30 лет назад большой исход армян в Россию. Так у Твери появился Арсен Агамалян.

– Арсен, как сейчас реагирует армянская община Твери на новую войну в Нагорном Карабахе? Собирают ли гуманитарную помощь?

– Это еще одна грустная страница в истории нашего народа. Да, мы армяне, у нас одна культура, один культурный код, и все мы поддерживаем наших собратьев в Нагорном Карабахе. Армяне перечисляют деньги, отправляют вещи, пытаются поддержать и помочь в этой страшной трагедии, которая там происходит сегодня. Конечно, я слежу за событиями, там мои одноклассники, там моя родня, мои братья и сестры, людям приходится прятаться в бомбоубежищах. Мужчины мобилизованы. Люди, которые восстанавливали мирную жизнь, должны идти защищать свою землю. Все это ужасно, что врачи, учителя, артисты взяли в руки оружие. И кажется, этой трагедии нет конца и края.

– Вы уехали оттуда ребенком. Расскажите, что там тогда происходило?

– Мы уехали в Тверь в 1992 году, мне было 12 лет. У меня мама русская, папа армянин. Они познакомились в Баку, мама занималась спортивной гимнастикой, папа был футболистом. Это был 1979 год, я родился в Баку. Мы все время туда приезжали каждое лето и уехали еще до того, как в Баку произошли трагические события, гонения на армян. Карабах – папина родина, он из Мардакерта. И все мои родственники – дедушка, прадедушка – все оттуда.

Мы жили в Степанакерте, я учился до 6-го класса в прекрасной 8-й школе. Когда началась война, город начали обстреливать. Была захвачена дорога, которая вела в Ереван, в Армению, организована такая блокада, когда невозможно выехать. И был момент, когда папа остался в одном городе, в Мардакерте, а мы были в Степанакерте, и между двумя городами вся территория была в руках азербайджанцев. Никаких вестей от папы… Когда была взята Шуша, появилась возможность уехать. Было ощущение, что произошла победа, война закончилась как раз ‪9 мая.

Степанакерт, март 1992 года

Мы уехали в августе, а оказывается, это был не конец. В сентябре – октябре активизировались войска Азербайджана, начали бомбить город с самолетов. Но мне все это было весело, я ничего не понимал, был мальчишкой, знал только, что идет стрельба и мы сидим в подвалах. Сейчас, став старше, я представляю, что пережили мои родители. У меня там умер братик, ему не было еще годика. Из-за очередного обстрела скорая приехала слишком поздно. Шли постоянные обстрелы, не было света, газа, воды, еду готовили на улице, мужчины разводили костер. Я могу рассказать много таких историй… Например, как моя мама с сестрой Реной ходили к роднику, в лес, а по женщинам решили пострелять, и они бегут, а вокруг трассирующие пули. В кино это смотрелось бы очень красиво. Только это было не кино.

Когда мы смогли оттуда выбраться, приехали в Тверь. Здесь мы начали с нуля, папа стал работать участковым милиционером. Он умер в 2011 году в должности заместителя начальника милиции города Твери. Сестра Рена сейчас работает в прокуратуре, недавно у нее родились двое детишек, теперь у нее трое детей. У другой сестры, Таис, родившейся в Степанакерте за два года до нашего отъезда, тоже семья, ребенок. Мы начали здесь жить, творить, создавать. Родители сделали все, чтобы здесь выжить и жить. Сейчас, слыша от кого-либо о желании войны, всегда хочется задать вопрос: сколько должно погибнуть людей с каждой стороны, чтобы, наконец, остановиться и подумать о живых? Сколько будет достаточно?

– Известно, что армяне очень хорошо помнят свою историю. Расскажите тверским читателям, с чего начался конфликт в Карабахе?

Арсен Агамалян

– Я не историк, но я знаю, что Нагорный Карабах (мы называем его Арцах, и, надеюсь, таким он дальше и будет всем известен) несколько десятков веков принадлежал Армении (Урарту, Армянское царство, Великая Армения – названия, размеры территории были разные, но сути это не меняет), потом он был разрушен под воздействием Персии. Чуть позже появилось огромное Карабахское ханство. Иран, когда он завоевывал, не выжигал местные народы и их традиции. Персы поступали как монголо-татарская орда, включавшая в себя самые разные этносы и разрешавшая Руси жить своей жизнью. В отличие от тюрков Османской империи, которые в 1915 году устроили геноцид армян. Османская империя воевала с Персией. Кстати, сейчас Иран поддерживает Армению. В XIX веке эта территория, наряду с территорией нынешнего Азербайджана, вошла в Российскую империю.

Дальше революция… А это значит, что создаем нового человека, человека, свободного от предрассудков в виде нации, земли… И после революции, в 1922 году, было принято решение, чтобы Карабах принадлежал образовавшейся тогда Республике Азербайджан. Как такое могло произойти?! Те, кто был в Карабахе, видели огромное количество церквей и монастырей IV, V, X, XIII веков. Вы не найдете там древних мечетей, что могли бы определять культуру этой земли. Это край, в котором испокон веков жили армяне. Землю, которая и так находилась под напряжением после геноцида, взять и отдать вновь образовавшейся Республике Азербайджан. Теперь жизнь продолжилась в таких обстоятельствах. Но, даже идя на такой «эксперимент», руководство не решилось отдать Карабах полностью, и он вошел в состав Азербайджана как автономная область НКАО, это важно понимать.

Ну а дальше все происходило на наших глазах, еще до распада СССР и приобретения независимости Азербайджаном. В 1991 году жители автономной области проголосовали за свою независимость от Азербайджана. Таким образом, на территории независимого государства Азербайджана, образовавшегося после распада СССР, Карабах никогда не находился.

– Для многих азербайджанцев Нагорный Карабах тоже является родиной. Что вы на это скажете?

– В интернете есть статистика. Когда присоединялся Нагорный Карабах, более 90% населения там были армяне, к развалу Советского Союза армяне составляли 80% проживающих в Нагорном Карабахе. Из-за войны 20% азербайджанцев уехало. Азербайджанские села были сровнены с землей – это ужасная трагедия! Война сопровождается смертью мирного населения, детей, женщин, стариков вне зависимости от национальности, и это ужасно! И также ужасна резня армян в Баку, Сумгаите, Кировабаде. Мы можем предъявлять претензии друг другу бесконечно (моя русская бабушка, придя в Баку домой, обнаружила свои вещи на улице, и новые хозяева сказали, у тебя зять армянин, убирайся… Ей стало плохо, и ее тут же определили в психбольницу, в дальнейшем мы вызволили ее оттуда и перевезли в Тверь). Кровная месть на Кавказе всегда ведет к еще большей трагедии.

Беженцы-армяне в подвале разрушенной церкви, 1993 год

Но всегда есть те, кому выгодна вражда. Как говорится, кому война, а кому мать родна. В таком формате кровной обиды договориться невозможно, на каждое изгнанное, вырезанное село с одной стороны найдется такое же с другой! Но сегодня я хочу говорить о другом! Я не хочу призывать к войне. Давайте говорить о будущем, а оно отнюдь не светлое. Если сейчас Азербайджан и Турция победят, то мы понимаем, что всех армян изгонят. Кто будет жить на этой земле? Год назад я проезжал мимо города Агдама (он был населен азербайджанцами), от него остался только фундамент зданий. Вы думаете, армяне приезжают туда и живут? Нет, территория наполняется за счет прироста местного населения. В будущем население разрастется, и там, конечно, будут жить люди. Но не сейчас. А как вы помните, это менее 20% когда-то живущих в Арцахе… Что будет, когда изгонят всех армян? Этот основной процент жителей? Кто-то будет жить в Степанакерте, Мардакерте? Сомневаюсь. Да, приедут на могилы предков, в свои села, но не более того.

Азербайджанец, живущий в Москве, Твери или Баку, поедет туда жить? Сын президента Азербайджана, живущий в Лондоне, приедет в Арцах? Конечно нет! Так же, как и я живу здесь в Твери, а не там, как и множество других армян. Так зачем разрушать то, что люди, живя там, созидают и создают. Ради чего все это происходит? Пусть это будет лично мое мнение, но азербайджанцы воюют за территорию, а армяне за свое существование.

Меня мучает вопрос, который я хотел бы, чтобы каждый азербайджанец задал себе. Если бы тогда, в 1923 году, Карабах с его 90%-м населением армян решили бы вернуть Армении, то много лет спустя, при распаде СССР в 1989 году, захотели бы карабахцы отсоединиться и присоединиться к Азербайджану и воевал бы кто из ныне живущих азербайджанцев за эту территорию?

Территория не может быть важнее, чем люди, которые там исторически жили. Почему бы сейчас всем, кто претендует на нее, не задуматься о том, что разрушенная и окровавленная территория не нужна будет в итоге никому. Гораздо разумнее и политически правильнее подумать о том, что эта территория может стать символом мира и нейтралитета, где все, независимо от национальности, могут чувствовать свою принадлежность и родство с предками, а значит, ощущать себя частью народа, сказавшему войне «Нет!» ради будущего своих детей.

Беседовала Мария Орлова

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс. Дзен» и заходите на сайт газеты «Караван. Ярмарка», где вы найдёте не только самые свежие новости и самую качественную авторскую аналитику, но и тысячи объявлений.

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты.


яндекс.ћетрика